Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 25.09.2018 № 39-КГ18-4

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело 39-КГ18-4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

25 сентября 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С. и Киселёва А.П. рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Барщука И.В. к ООО «СК Актив», ООО «Белая птица - Курск», ЗАО Торговый дом «Веста» о признании договора поручительства прекращенным по кассационной жалобе Барщука И.В. на решение Ленинского районного суда г. Курска от 11 октября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 8 февраля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителя Барщука И.В. - Телегина Р.Е. по доверенности, поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя АО «Россельхозбанк» Панфилова В.А., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Баршук И.В. обратился в суд к ООО «СК Актив», ООО «Белая птица - Курск», ЗАО Торговый дом «Веста» с иском, измененным в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, о признании прекращенным договора поручительства физического лица от 20 июня 2013 г. № 133200/0042-9 в редакции дополнительных соглашений от 16 мая 2014 г. № 01, от 26 января 2015 г. № 02, от 30 марта 2015 г. № 03 и от 29 июня 2015 г. № 04 (далее - договор поручительства).

В обоснование заявленных требований Барщук И.В. ссылался на то, что по условиям договора поручительства, заключенного между ним и ОАО «Россельхозбанк» (далее - Банк), он обязался отвечать перед Банком за исполнение заемщиком ООО «Белая птица - Курск» (ранее ООО «Курский Агрохолдинг») обязательств по договору об открытии кредитной линии от 20 июня 2013 г. № 133200/0042 (далее - договор об открытии кредитной линии). Заемщик свои обязательства исполнял ненадлежащим образом, в результате чего возникла задолженность в размере 779 110 868, 13 руб.

Из полученных уведомлений истцу стало известно о том, что на основании договора уступки прав (требований) № 133200/0042-45 от 18 ноября 2016 г. (далее - договор уступки) Банк уступил право требования возврата указанной суммы займа ООО «СК Актив», а должник ООО «Белая птица - Курск» с согласия кредитора на основании соглашения о переводе задолженности по кредитному договору от 23 ноября 2016 г. (соглашение о переводе задолженности) перевело задолженность на нового должника - ЗАО Торговый дом «Веста», не осуществляющего никакой финансово¬экономической деятельности и не имеющего в собственности имущества.

По мнению истца, если в заранее оговоренном согласии поручителя отсутствуют определенные критерии лиц, при переводе долга на которых поручитель продолжает оставаться связанным поручительством, а согласие поручителя отвечать за нового должника отсутствует, поручительство должно считаться прекратившимся.

Истец указал также, что ЗАО Торговый дом «Веста» как новый должник не осуществляет финансово-экономическую деятельность и не имеет в собственности имущества, за счет которого могло быть удовлетворено требование ООО «СК Актив».

Кроме того, действия ООО «СК Актив», по мнению истца, свидетельствуют об отказе от принятия надлежащего исполнения, поскольку общество имело реальную возможность получить удовлетворение за счет обращения взыскания на имущество, ранее заложенное в обеспечение исполнения обязательств ООО «Белая птица - Курск» по 43 договорам залога, однако они не были переданы ООО «СК Актив» Банком по договору цессии.

Решением Ленинского районного суда г. Курска от 11 октября 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 8 февраля 2018 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Барщука И.А. ставится вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 27 июля 2018 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 20 июня 2013 г. между Банком (кредитор) и ЗАО «Курский Агрохолдинг» (в настоящее время ООО «Белая птица - Курск», заемщик) заключен договор об открытии кредитной линии. По условиям указанного договора Банк открыл заемщику кредитную линию на общую сумму, которая по совокупному размеру входящих в ее состав лимитов выдачи не превышает 999 459 ООО руб., а заемщик обязался возвратить полученные денежные средства и уплатить проценты за пользование кредитом из расчета (первоначально) 12,5% годовых.

Одновременно в обеспечение исполнения заемщиком обязательств 20 июня 2013 г. между Банком и Барщуком И.В. заключен договор поручительства, в соответствии с которым последний принял на себя обязательство отвечать перед Банком за исполнение заемщиком обязательств по договору об открытии кредитной линии в объеме, порядке и на условиях, установленных договором (т. 1,л.д. 12-21).

На основании пункта 1.7 договора поручительства в соответствии с договоренностью сторон поручитель дает свое согласие безусловно отвечать за должника так, как это установлено договором поручительства, равно как и в случае изменения в будущем обязательств должника по договору об открытии кредитной линии, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя. Стороны констатируют, что при заключении договора поручитель дает прямо выраженное согласие отвечать в соответствии с измененными условиями договора об открытии кредитной линии, не устанавливая каких-либо ограничений и не требуя согласования с ним новых условий договора об открытии кредитной линии, причем изменение этих условий возможно как по соглашению кредитора и должника, заключенному между ними без участия или согласия поручителя, так и в одностороннем порядке кредитором, когда такое право ему предоставлено договор об открытии кредитной линии.

В соответствии с пунктом 2.1 договора поручительства поручитель обязуется нести субсидиарную ответственность дополнительно к ответственности должника перед кредитором за надлежащее исполнение обязательств должника по договору об открытии кредитной линии, указанных в пункте 1.2 указанного договора, в сроки, установленные договором об открытии кредитной линии. Поручитель констатирует, что к моменту заключения договора между ним и должником достигнуто соглашение о порядке урегулирования взаимоотношений в случае исполнения поручителем обязательства должника перед кредитором.

Согласно пункту 3.9 договора поручительства названный договор не прекращает своего действия в случае перевода долга по договору об открытии кредитной линии на третье лицо, и поручитель дает свое согласие отвечать за любого нового должника по договору об открытии кредитной линии.

Между Банком и Барщуком И.В. к договору поручительства заключены дополнительные соглашения от 16 мая 2014 г. № 01, от 26 января 2015 г. № 02, от 30 марта 2015 г. № 03, от 29 июня 2015 г. № 04, которыми внесены изменения в договор поручительства в части размера обязательств по договору об открытии кредитной линии, процентной ставки и порядка ее изменения, неустойки. Дополнительным соглашением № 02 изменен должник с ЗАО «Курский Агрохолдинг» на его правопреемника - ООО «Белая птица - Курск» (т. 1, л.д. 22-29).

18 ноября 2016 г. между Банком и ООО «СК Актив» (новый кредитор) заключен договор уступки, согласно пункту 1.1 которого новому кредитору в полном объеме переданы права (требования) Банка к ООО «Белая Птица - Курск» и Барщуку И.В. (поручителю), вытекающие из договора об открытии кредитной линии и дополнительных соглашений к данному договору, а также из договора поручительства физического лица и дополнительных соглашений к нему (т. 1, л.д. 48-56).

На основании пункта 1.1.1 договора уступки стороны достигли договоренности, что права (требования) по ряду обеспечительных договоров (залогу оборудования, залогу недвижимого имущества, залогу векселя, залогу незавершенных строительством объектов, поручительству юридических лиц и других) оформляется сторонами в виде отдельных соглашений.

В адрес Барщука И.В. направлено уведомление о состоявшейся уступке прав (требований) (т. 1, л.д. 31).

23 ноября 2016 г. ООО «Белая птица - Курск» и ЗАО Торговый дом «Веста» с согласия кредитора ООО «СК Актив» заключили соглашение о переводе задолженности, на основании которого задолженность по договору об открытии кредитной линии в общей сумме 779 110 868, 13 руб. на момент подписания соглашения передана новому должнику (т. 1, л.д. 32-43).

Барщуку И.В. направлено уведомление о переводе долга (т. 1, л.д. 30).

6 июня 2017 г. Барщук И.В. обратился в Ленинский районный суд г. Курска с исковым заявлением к ООО «СК Актив», ООО «Белая птица - Курск», ЗАО Торговый дом «Веста» о признании договора поручительства прекращенным.

Ответчики исковые требования не признали и просили отказать в удовлетворении иска.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 329, 361, 363, 367 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения договора поручительства, пришел к выводу об отсутствии оснований для признания поручительства прекратившимся, поскольку Барщук И.В., заключая данный договор, ознакомившись и согласившись с его условиями, обязался отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных договором об открытии кредитной линии, заемщиком, а также любым новым должником в случае перевода на другое лицо долга.

Кроме того, суд первой инстанции исходил из того, что наличие по кредитному договору нескольких способов обеспечения обязательств (залог имущества, поручительство юридических лиц) не означает, что у кредитора имеется обязанность по удовлетворению своих требований в первую очередь за счет заложенного имущества либо поручительства иных лиц.

Суд первой инстанции указал также, что данных об отказе ООО «СК Актив» принять исполнение по договору, равно как и доказательств принятия реальных мер по погашению задолженности и исполнению обязательства в материалах дела не содержится.
Довод истца о том, что ООО «СК Актив» отказалось принять надлежащее исполнение, заключив с Банком договор цессии на условиях отказа от поручительства юридических лиц и залога движимого и недвижимого имущества, суд расценил как основанный на неправильном толковании статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции. Между тем при вынесении обжалуемых судебных постановлений не было учтено следующее. Согласно разъяснениям, изложенным в пунктах 2, 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Как следует из материалов дела, в рассматриваемом споре Барщуком И.В., ранее являвшимся генеральным директором ООО «Белая птица-Курск», заявлен довод о злоупотреблении правом со стороны Банка, ООО «СК Актив», ООО «Белая птица-Курск», ЗАО Торговый дом «Веста», выразившемся в искусственном и умышленном совершении ряда сделок по уступке прав от одного кредитора к другому и переводу задолженности от одного должника к другому, в результате чего наступили неблагоприятные последствия для поручителя Барщука И.В., обусловившие необоснованное освобождение от ответственности юридических лиц, обладавших ликвидным имуществом.

Кроме того, Барщук И.В., заключая договор поручительства, не рассчитывал на несогласованное и невосполнимое уменьшение объема залога и иного имущества по усмотрению кредитора, а также на отсутствие передачи по договору цессии иных обеспечительных договоров.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о прекращении поручительства по этому основанию, суд первой инстанции указал, что к спорным правоотношениям положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации применены быть не могут.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 8 февраля 2018 г. вывод нижестоящего суда об отсутствии со стороны ответчиков злоупотребления своими правами при заключении договора уступки и соглашения о переводе задолженности исключен со ссылкой на наличие не вступившего в законную силу решения суда по другому делу.

В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (пункт 5 статьи 10).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим ( пункт 3 статьи 157 Гражданского кодекса Российской Федерации); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

На основании пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

Таким образом, закон не запрещает сторонам соглашения об уступке права предусмотреть возможность того, что обеспечительные права перейдут к новому кредитору не в полном объеме и сохранятся за прежним кредитором, обеспечивая ту часть требований, которая у него остается.

Вместе с тем это не исключало обязанности суда по исследованию и оценке на основании части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельств, касавшихся поведения сторон при заключении договора уступки прав, и изложению мотивированного суждения, как того требует статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, относительно возможности прекращения договора поручительства Барщука И.В. вследствие заключения договора уступки прав между Банком и ООО «СК Актив» с учетом положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако этого сделано не было.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 8 февраля 2018 г. подлежащим отмене в связи с нарушением норм процессуального права. При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 8 февраля 2018 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу