Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 04.12.2018 № 53-КГ18-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 53-КГ18-26

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

4 декабря 2018 г.                                                                                           

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кликушина А.А., судей Рыженкова А.М. и Юрьева И.М., рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Боготольского межрайонного прокурора в интересах муниципального образования г. Боготол и неопределенного круга лиц к Корниенко Светлане Васильевне, Бровко Светлане Сергеевне о признании недействительным распоряжения, признании сделок недействительными, прекращении права собственности, по кассационной жалобе Бровко Светланы Сергеевны на решение Боготольского районного суда Красноярского края от 21 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 14 февраля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя ПАО «Сбербанк России» - Казаковой О.В., просившей об отмене судебных постановлений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Боготольский межрайонный прокурор обратился в суд с заявлением в интересах муниципального образования г. Боготол и неопределенного круга лиц к Корниенко С.В., Бровко С.С. о признании недействительным распоряжения, признании сделок недействительными, применении последствий их недействительности, мотивируя требования тем, что Боготольской межрайонной прокуратурой проведена проверка исполнения жилищного законодательства администрацией г. Боготол при переселении граждан из аварийного жилищного фонда. В ходе проверки установлено, что 10 февраля 2009 г. между администрацией г. Боготола и Корниенко С.В. заключен договор социального найма квартиры, находящейся по адресу: [___]8.

Постановлением администрации от 31 декабря 2009 г. дом по указанному адресу признан аварийным и подлежащим сносу. В рамках региональной адресной программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в Красноярском крае» на 2013-2015 годы, утвержденной постановлением Правительства Красноярского края от 6 мая 2013 г., администрация г. Боготола приобрела у ООО «Русь» по муниципальному контракту от 11 декабря 2013 г. квартиру, находящуюся по адресу: [___] кв. №14, которая по договору социального найма от 27 июня 2014 г. предоставлена Корниенко С.В. взамен ранее занимаемой квартиры. 20 ноября 2014 г. Корниенко С.В. предоставленную ей квартиру приватизировала, а 15 января 2015 г. продала ее Бровко С.С. Между тем, Корниенко С.В. в квартире №8 никогда не проживала, указанная квартира в установленном законом порядке ей не предоставлялась и таким образом, права пользования жилым помещением в доме, признанном аварийном, она не приобрела. На основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации просил суд признать недействительными договор социального найма жилого помещения - квартиры №8, распоряжение администрации г. Боготола Красноярского края о предоставлении Корниенко С.В. по договору социального найма квартиры №14, а также все последующие сделки с данной квартирой, прекратив право собственности Бровко С.С. на нее и возвратив ее в муниципальную собственность.

Представитель администрации г. Боготола - Кривцова Н.О. против удовлетворения заявления прокурора в судебном заседании возражала.

Решением Боготольского районного суда Красноярского края от 21 ноября 2017 г. заявление прокурора удовлетворено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 14 февраля 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Бровко С.С. ставит вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений, как незаконных.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. 25 июля 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права допущены судами обеих инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 10 февраля 2009 г. между администрацией г. Боготола и Корниенко С.В. заключен договор социального найма жилого помещения, расположенного по адресу: [___], кв. №8, общей площадью 10,6 кв.м (т. 1, л.д. 98-100).

Постановлением администрации г. Боготола Красноярского края от 31 декабря 2009 г. жилой дом по указанному выше адресу признан аварийным и подлежащим сносу. Граждане, проживающие в данном жилом доме, включены в региональную адресную программу по переселению из аварийного жилищного фонда в Красноярском крае (т. 1, л.д. 154-156).

Постановлением Правительства Красноярского края от 6 мая 2013 г. утверждена региональная адресная программа «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в Красноярском крае» на 2013-2015 г. (т. 2, л.д. 196-216).

11 декабря 2013 г. между администрацией г. Боготола и ООО «Русь» заключен муниципальный контракт, согласно которому в муниципальную собственность приобретена квартира по адресу: [___], кв. № 14, стоимостью 1 412 026 руб. для предоставления гражданам, проживающим в многоквартирных жилых домах, признанных в установленном порядке аварийными (т. 1, л.д. 32-38).

18 декабря 2013 г. за Муниципальным образованием г. Боготол Красноярского края на квартиру по вышеназванному адресу зарегистрировано право собственности (т. 1, л.д. 90).

В связи с реализацией региональной адресной программы и сносом дома 61 по ул. Вокзальная на основании распоряжения администрации г. Боготола от 27 июня 2014 г. №315-р Корниенко С.В. на условиях социального найма предоставлено жилое помещение, находящееся по адресу: [___], кв. №14, общей площадью 41,3 кв.м (т. 1, л.д. 86).

27 июня 2014 г. с Корниенко С.В. на предоставленную квартиру заключен договор социального найма (т. 1, л.д. 51-55).

20 ноября 2014 г. Корниенко С.В. приватизировала квартиру по указанному выше адресу, получив 9 декабря 2014 г. свидетельство о государственной регистрации права (т. 1, л.д. 50, 170).

По договору купли-продажи от 13 января 2015 г. Корниенко С.В. (продавец) передала в собственность Бровко С.С. (покупатель) спорную квартиру, которая уплатила за нее 1 300 000 руб. (т. 1, л.д.68-69).

Для приобретения данной квартиры Бровко С.С. в этот же день (13 января 2015 г.) заключила с ПАО «Сбербанк России» кредитный договор, по условиям которого банк предоставил заемщику целевой кредит в размере | руб. на срок 120 месяцев под 15,5% годовых. В качестве обеспечения обязательств по кредитному договору в пользу ПАО «Сбербанк России» оформлен залог указанного жилого помещения, обременение зарегистрировано 15 января 2015 г. (т. 1, л.д. 70-72, 80-85).

Регистрация права собственности на спорную квартиру за Бровко С.С. осуществлена 15 января 2015 г. (т. 1, л.д. 172).

Разрешая спор и удовлетворяя заявление прокурора, суд первой инстанции исходил из того, что, квартира по ул.

Корниенко С.В. в установленном законом порядке не предоставлялась и она в ней никогда не проживала, в качестве члена семьи нанимателя не вселялась, не признавалась в установленном порядке нуждающейся в улучшении жилищных условий, поэтому заключенный с ней договор социального найма от 10 февраля 2009 г. на эту квартиру является недействительным. Таким образом, у Корниенко С.В. отсутствовало право на получение другого жилого помещения взамен сносимого, в связи с чем, суд на основании пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признал все сделки с предоставленной Корниенко С.В. квартирой по ул. Комсомольской недействительными. При этом оценив действия Бровко С.С. на предмет добросовестности, судом сделан вывод о том, что денежные средства за квартиру Бровко С.С. продавцу переданы не были.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, дополнив мотивировочную часть судебного постановления ссылкой на положения статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и указав, что Бровко С.С. при покупке спорной квартиры не проявила должную степень разумности и осмотрительности.

С такими выводами судов согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Обращаясь в суд с заявлением в интересах муниципального образования и неопределенного круга лиц, прокурор выбрал способ защиты нарушенного права, предусмотренный статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть способ, предусматривающий признание недействительности сделки и применении последствий такой недействительности, предусматривающей обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке. Поскольку сделок было несколько, прокурор просил суд признать недействительными все сделки, включая и договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: [___], кв. №14, заключенный между Корниенко С.В. и Бровко С.С., где последняя выступала покупателем квартиры, а также возвратить квартиру по указанному адресу в собственность муниципального образования.

Таким образом, заявленные прокурором требования предполагают изъятие жилого помещения у Бровко С.С.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися пункте 35 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (статьи 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные статьями 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

При этом в указанном совместном постановлении от 29 апреля 2010 г. № 10/22 в пункте 39 разъяснено, что недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

При рассмотрении дела судом вышеприведенные требования закона и разъяснения по его применению учтены не были.

Исходя из смысла вышеприведенной нормы права (пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации) и разъяснений Пленума, суду для правильного разрешения спора следовало установить факт выбытия имущества из владения собственника по воле или помимо его воли, возмездность (безвозмездность) приобретения имущества, а также осведомленность приобретателя о неправомерности отчуждения имущества лицом, у которого оно было приобретено.

Между тем, данное обстоятельство суд оставил без исследования и правовой оценки не получил.

Прокурор, обращаясь в суд с заявлением, так же не ссылался и не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что спорное имущество выбыло из владения собственника (муниципального образования г. Боготола) помимо его воли.

В обоснование заявленных требований прокурор указал на то, что Корниенко С.В. не признавалась в установленном законом порядке нуждающейся в улучшении жилищных условий, в связи с чем, не могла быть вселена в квартиру № 8 в доме [___], а в дальнейшем (после признания дома, в котором находилась квартира, аварийным) - в спорную квартиру по [___] в [___]. Таким образом, путем совершения не соответствующих закону сделок, спорная квартира выбыла из владения муниципального образования помимо воли собственника.

Администрация г. Боготола, не соглашаясь с доводами прокурора, указала, что Корниенко С.В. приобрела право пользования жилым помещением - квартирой № 8 в доме [___], а в дальнейшем (после признания дома, в котором находилась квартира, аварийным) - спорной квартирой по Комсомольскому пр-ту в г. Боготоле правомерно, на законном основании (т. 2, л.д. 4-10, 140 оборот-141) - путем вселения в квартиру №8 в доме [___] в качестве члена семьи нанимателя по договору социального найма жилого помещения, для чего не требовалось признания Корниенко С.В. нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Однако указанным доводам администрации судом оценки не дано.

Кроме того, вывод суда о безденежности сделки от 15 января 2015 г. (договора купли-продажи спорной квартиры, заключенного между Корниенко С.В. и Бровко С.С.) опровергается как самим договором купли- продажи, в пункте 3 которого указано о передаче покупателем и приеме продавцом денежной суммы в размере 260 000 руб., так и кредитным договором, заключенным Бровко С.С. с ПАО «Сбербанк России» в день совершения сделки по купле-продаже спорной квартиры, по условиям которого банк предоставил заемщику для приобретения указанной квартиры целевой кредит в размере 1 040 000 руб.

Данный договор не оспорен и каких-либо доказательств, позволивших суду прийти к выводу о том, что полученные по кредитному договору денежные средства были использованы Бровко С.С. на иные цели, чем указанные в договоре (приобретение квартиры №14 в доме [___] по [___] края), в материалах дела не содержится.

Более того, Корниенко С.В. в судебном заседании подтвердила, что оговоренную в договоре купли-продажи спорной квартиры от 15 января 2015 г. денежную сумму (1 300 000 руб.) получила от Бровко С.В. в полном объеме (т. 2, л.д. 239, стр. 5 протокола).

Пунктом 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий.

Суд не дал соответствующей оценки доводам Бровко С.С. о том, что ею были предприняты все разумные меры, чтобы проверить наличие прав Корниенко С.В. на распоряжение спорной квартирой.

Квартира Бровко С.С. осмотрена, право собственности Корниенко С.В. на жилое помещение было зарегистрировано в установленном законом порядке, никаких ограничений и обременений, в том числе ареста, не зарегистрировано, правопритязания на квартиру отсутствовали.

Однако указанные обстоятельства суды первой и апелляционной инстанций не учли, правовой оценки они не получили, в связи с чем судебные постановления нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и
процессуального права являются существенными и могут быть исправлены лишь посредством отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

С учетом изложенного, Судебная коллегия считает, что решение Боготольского районного суда Красноярского края от 21 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 14 февраля 2018 г. подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Боготольского районного суда Красноярского края от 21 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 14 февраля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу