Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Кассационное определение Третьего Кассационного суда общей юрисдикции № 88-2456/2019 от 23 декабря 2019 года

Дело № № 88-2456/2019

г. Санкт-Петербург

23 декабря 2019 года

Судья Третьего кассационного суда общей юрисдикции Байдаева Л.В., рассмотрев кассационную жалобу Форманчука К.В. на решение мирового судьи судебного участка № 153 города Санкт-Петербурга от 29 мая 2019 года и апелляционное определение Петроградского районного суда города Санкт-Петербурга от 08 октября 2019 года по гражданскому делу № 2-305/2019 по иску Форманчука К.В. к Румянцевой С.А. о взыскании ущерба, судебных расходов,

установил:

Форманчук К.В. обратился в суд с иском к Румянцевой С.А., в котором просил взыскать с ответчика в его пользу ущерб в размере 6796 рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 5000 рублей, по оплате государственной пошлины в размере 400 рублей.

В обоснование заявленных исковых требований указал, что 06 июля 2016 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля марки «Тойота Витц», государственный регистрационный знак № ____, под управлением Румянцевой С.А. и автомобиля марки «Сузуки Гранд», государственный регистрационный знак № ____, принадлежащей Архиповой К.В.

Виновной в данном дорожно-транспортном происшествии признана Румянцева С.А.

08 июля 2016 года между Архиповой К.В. и МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» заключен договор цессии.

09 февраля 2019 года между МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» (цедент) и Форманчуком К.В. (цессионарий) заключен договор цессии, согласно которому цессионарий принимает права требования на возмещение убытков в полном объеме по обязательству, возникшему вследствие причинения вреда имуществу Архиповой К.В.

Согласно экспертному заключению от 10 августа 2016 года определена стоимость восстановительного ремонта автомобиля Архиповой К.В., которая составила 54 062 рубля, с учетом износа - 47 266 рублей.

26 декабря 2016 года Арбитражным судом Свердловской области вынесено решение о взыскании со СПАО «Ресо-Гарантия» в пользу МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» невыплаченного страхового возмещения.

СПАО «Ресо-Гарантия» исполнило свои обязательства по решению суда в полном объеме.

Считает, что с ответчика, как причинителя вреда, подлежит взысканию разница между выплаченным страховым возмещением и фактически причиненным ущербом.

Решением мирового судьи судебного участка № 153 города Санкт- Петербурга от 29 мая 2019 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением Петроградского районного суда города Санкт-Петербурга от 08 октября 2019 года решение мирового судьи судебного участка № 153 города Санкт-Петербурга оставлено без изменения, апелляционная жалоба Форманчука К.В. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Форманчук К.В., повторяя доводы искового заявления и апелляционной жалобы, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, просит об отмене судебных постановлений. Указывает, что взысканная по решению Арбитражного суда Свердловской области сумма 20 965,70 рублей не относится к выплате страхового возмещения, как посчитал суд, а фактически отнесена к расходам на оплату услуг экспертной организации при определении скрытых повреждений и неисправностей, в связи с чем, по его мнению, остается непокрытая сумма в виде амортизационного износа, которая и была заявлена в иске.

В силу положений части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена судьей единолично без проведения судебного заседания.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (часть 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела.

Судом первой инстанции установлено, что 06 июля 2016 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей «Тойота Витц», гос.рег.знак № ____, под управлением Румянцевой С.А. и автомобиля «Сузуки Гранд», гос.рег.знак № ____, принадлежащей Архиповой К.В.

Виновной в ДТП признана Румянцева С.А., что подтверждается копией постановления по делу об административном правонарушении от 06 июля 2016 года. Постановление не обжаловано, вступило в законную силу.

Гражданская ответственность Румянцевой С.А. на момент ДТП была застрахована в СПАО «Ресо-Гарантия».

08 июля 2016 года между Архиповой К.В. и МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» заключен договор цессии.

09 февраля 2019 года между MOO ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» и истцом заключен договор цессии, по условиям которого Форманчук К.В. принял право требования на возмещение убытков в полном объеме по обязательству, возникшему вследствие причинения вреда имуществу Архиповой К.В.

В обоснование иска истцом представлено экспертное заключение от 10 августа 2016 года ООО «Экспертный центр ФАР», согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля Архиповой К.В. составила 54 062 рубля, с учетом износа - 47 266 рублей.

26 декабря 2016 года Арбитражным судом Свердловской области вынесено решение о взыскании со СПАО «Ресо-Гарантия» в пользу МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» невыплаченного страхового возмещения в сумме 20 965,70 рублей, 500 рублей почтовых расходов, а также расходов по оплате государственной пошлины. В остальной части иска - 5000 рублей за выдачу дубликата отчета об оценке, 1500 рублей скрытые повреждения, почтовые расходы 2500 рублей - отказано.

Страховая компания СПАО «Ресо-Гарантия», застраховавшая гражданскую ответственность Румянцевой С.А., возместила Архиповой К.В. и МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» убытки по событию от 06 июля 2016 года в общей сумме 90 792,70 рублей, в том числе: оплата по страховому акту от 25 октября 2016 года, получатель Архипова К.В. 46 300 рублей (платежное поручение от ____ № ____); оплата по исполнительному листу по решению Арбитражного суда Свердловской области, получатель МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» 21 500 рублей (платежное поручение от ____ № ____); оплата по исполнительному листу по решению Арбитражного суда Свердловской области, получатель МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» 22 920,70 рублей (платежное поручение от ____ № ____).

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 15, пункта 1 статьи 1064, пункта 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований со ссылкой на то, что страховая компания обязательства по выплате страхового возмещения исполнила полностью, перечислив в пользу Архиповой К.В. 46300 рублей в добровольном порядке, а в последующем МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» по судебному решению 20965,70 рублей, следовательно, общая сумма выплаченного страхового возмещения составила 67 265,70 рублей.

Суд апелляционной инстанции, проверяя законность и обоснованность решения суда первой инстанции, установив также, что решением Арбитражного суда Свердловской области от 28 июня 2017 года с ПАО «СК Росгосстрах» в пользу МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 рублей, 1500 рублей - расходы по оплате копировальных услуг, решением Арбитражного суда Свердловской области от 22 января 2018 года с ПАО «СК Росгосстрах» в пользу МОО ЗПП «Комитет по защите прав автовладельцев» взысканы неустойка в размере 35 222 рубля за период с 16 августа 2016 года по 31 января 2017 года, расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей, почтовые расходы в размере 1000 рублей, с выводами суда первой инстанции согласился, не усмотрев оснований к отмене судебного постановления, указав, что общая сумма в счет страхового возмещения составила 67 265 рублей (46 300 рублей + 20 965 рублей), что превышает размер ущерба, установленный представленным заключением специалиста.

Между тем с выводами судов нельзя согласиться по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

В пункте 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которое это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества использовались или будут использоваться новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2017 года N 6-П указал, что положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации - по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях статей 7 (часть 1), 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, - не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 3 Постановления от 10 марта 2017 года № 6-П, к основным положениям гражданского законодательства относится и статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяющая лицу, право которого нарушено, требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (пункт 1). Обязательства, возникающие из причинения вреда (деликтные обязательства), включая вред, причиненный имуществу гражданина при эксплуатации транспортных средств другими лицами, регламентируются главой 59 данного Кодекса, закрепляющей в статье 1064 общее правило, согласно которому в этих случаях вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1). В развитие приведенных положений Гражданского кодекса Российской Федерации его статья 1072 предусматривает необходимость возмещения потерпевшему разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба в случае, когда гражданская ответственность владельца транспортного средства была застрахована и страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Статьей 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации регламентировано, что юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данных в пункте 35 постановления от 26 декабря 2017 года № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», следует, что причинитель вреда, застраховавший свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причиненного вреда (статья 15, пункт 1 статьи 1064, статья 1072 и пункт 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, с причинителя вреда в порядке статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть взыскана разница между рыночной стоимостью ремонта автомобиля и суммой страхового возмещения, которая подлежала выплате по правилам ОСАГО.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

С учетом приведенных положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению данной нормы и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации судам следовало оценить совокупность имеющихся в деле доказательств, подтверждающих размер причиненного Архиповой К.В. ущерба в результате дорожно-транспортного происшествия.

В силу положений пункта 14 статьи 12 Закона об ОСАГО стоимость независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), на основании которой осуществляется страховое возмещение, включается в состав убытков, подлежащих возмещению страховщиком по договору обязательного страхования.

Из разъяснений, данных в пунктах 99,100 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года № 58, следует, что стоимость независимой технической экспертизы и (или) независимой экспертизы (оценки), организованной потерпевшим в связи с неисполнением страховщиком обязанности по осмотру поврежденного транспортного средства и (или) организации соответствующей экспертизы страховщиком в установленный пунктом 11 статьи 12 Закона об ОСАГО срок, является убытками. Такие убытки подлежат возмещению страховщиком по договору обязательного страхования сверх предусмотренного Законом об ОСАГО размера страхового возмещения в случае, когда страховщиком добровольно выплачено страховое возмещение или судом удовлетворены требования потерпевшего (статья 15 ГК РФ, пункт 14 статьи 12 Закона об ОСАГО). Если потерпевший, не согласившись с результатами проведенной страховщиком независимой технической экспертизы и (или) независимой экспертизы (оценки), самостоятельно организовал проведение независимой экспертизы до обращения в суд, то ее стоимость относится к судебным расходам и подлежит возмещению по правилам части 1 статьи 98 ГПК РФ и части 1 статьи 110 АПК РФ независимо от факта проведения по аналогичным вопросам судебной экспертизы.

Ссылаясь на решение Арбитражного суда Свердловской области от 26 декабря 2016 года, суд не дал оценки тому обстоятельству, что взысканная по решению арбитражного суда сумма в размере 20 965,70 рублей исходя из вводной и резолютивной частей решения суда, рассмотренного в порядке упрощенного производства, включает в себя в том числе расходы по составлению экспертного заключения, расходы по выявлению скрытых повреждений и неисправностей (л.д. ____).

По данному делу юридически значимым и подлежащим установлению с учетом заявленных исковых требований являлось выяснение вопроса, какая сумма в действительности подлежала выплате истцу страховой компанией по правилам ОСАГО, и является ли выплаченное потерпевшему страховое возмещение полным возмещением причиненного вреда с учетом установленного судами обстоятельства о том, что по заключению ООО «Экспертный центр ФАР» стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля составила 54 062 рублей без учета износа, 47 266 рублей с учетом износа.

Указанные юридически значимые обстоятельства в нарушение требований статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судами не установлены.

Принимая во внимание то, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционной жалобы и в рамках требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также в связи с необходимостью соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), допущенные нарушения норм права могут быть устранены путем отмены апелляционного определения суда и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья

определил:

апелляционное определение Петроградского районного суда города Санкт-Петербурга от 08 октября 2019 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу