Меню
8 (8182) 49-00-00 (г. Архангельск и Архангельская обл.)
+7 (921) 249-00-00 (другие регионы РФ)

Определение Верховного Суда РФ № 16-КГ21-8-К4 от 18 мая 2021 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Гетман Е.С., судей Горшкова В.В., Марьина А.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело № 2-20/2020 по иску Дудинова Николая Егоровича к территориальной административной комиссии Оленьевского сельского поселения Дубовского муниципального района Волгоградской области, Волгоградской областной административной комиссии, администрации Оленьевского сельского поселения Дубовского муниципального района Волгоградской области о возмещении ущерба и компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Дудинова Николая Егоровича на решение Дубовского районного суда Волгоградской области от 3 февраля 2020 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июня 2020 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 5 ноября 2020 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Дудинова Н.Е., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Дудинов Н.Е. обратился в суд с иском к территориальной административной комиссии Оленьевского сельского поселения Дубовского муниципального района Волгоградской области, Волгоградской областной административной комиссии, администрации Оленьевского сельского поселения Дубовского муниципального района Волгоградской области о возмещении ущерба в размере 17 136 руб. 8 коп. и компенсации морального вреда в размере 500 000 руб., причинённых в результате незаконного привлечения к административной ответственности.

Решением Дубовского районного суда Волгоградской области от 3 февраля 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июня 2020 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 5 ноября 2020 г. указанные судебные постановления оставлены без изменения.

В кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции, апелляционного определения и определения кассационного суда общей юрисдикции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 19 апреля 2021 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судом первой инстанции, а также проверявшими законность его решения судами апелляционной и кассационной инстанций.

Судом установлено, что постановлением территориальной административной комиссии Оленьевского сельского поселения Дубовского муниципального района Волгоградской области от 17 сентября 2018 г., оставленным впоследствии без изменения решением судьи Дубовского районного суда Волгоградской области от 8 ноября 2018 г. и решением судьи Волгоградского областного суда от 27 декабря 2018 г., Дудинов Н.Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.7 кодекса Волгоградской области об административной ответственности, ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 2 000 руб.

Постановлением заместителя председателя Волгоградского областного суда от 16 апреля 2019 г. постановление территориальной административной комиссии от 17 сентября 2018 г., названные решения судей Дубовского районного суда и Волгоградского областного суда отменены, производство по делу об административном правонарушении в отношении Дудинова Н.Е. прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (в связи с отсутствием состава административного правонарушения).

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что привлечение Дудинова Н.Е. к административной ответственности не повлекло нарушения неимущественных прав истца, который не представил доказательств того, что ухудшение состояния его здоровья, а также понесенные им расходы на проезд (стоимость бензина) и почтовые расходы обусловлены именно привлечением заявителя к административной ответственности.

Кроме того, вина территориальной административной комиссии в привлечении Дудинова Н.Е. к административной ответственности не доказана, и прекращение в дальнейшем производства по делу об административном правонарушении, как указал суд, само по себе не свидетельствует о незаконности действий данного государственного органа.

С такими выводами согласились суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда, апелляционное определение и определение суда кассационной инстанции приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В ст. 45 Конституции Российской Федерации закреплены государственные гарантии защиты прав и свобод (ч. 1) и право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2).

К способам защиты гражданских прав, предусмотренным ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится, в частности, возмещение убытков, под которыми понимаются, в том числе расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления своего нарушенного права (п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как предусмотрено п. 1 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинён не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В п. 1 ст. 1070 указанного кодекса приведены случаи возмещения вреда, причинённого незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, независимо от вины причинителя вреда.
В остальных случаях вред, причинённый в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На основании ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счёт соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии со ст. 151 названного кодекса, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинён вред.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинён гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу (абзац третий ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 г. № 9-П, прекращение дела об административном правонарушении не является преградой для установления в других процедурах ни виновности лица в качестве основания для его привлечения к гражданской ответственности или его невиновности, ни незаконности имевшего место в отношении лица административного преследования в случае причинения ему вреда: споры о возмещении административным преследованием имущественного ущерба и о компенсации морального вреда или, напротив, о взыскании имущественного и морального вреда в пользу потерпевшего от административного правонарушения разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства.

Лицо, привлекавшееся к административной ответственности, участвует в таком споре не как субъект публичного, а как субъект частного права и может доказывать в процедуре гражданского судопроизводства и свою невиновность, и причинённый ему ущерб. Таким образом, предъявление лицом соответствующих требований не в порядке административного судопроизводства, а в другой судебной процедуре может привести к признанию незаконными действий осуществлявших административное преследование органов, включая применение ими мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, и к вынесению решения о возмещении причиненного вреда.

Из содержания приведённых выше норм права в их взаимосвязи и разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации следует, что ответственность субъектов, перечисленных в ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает на общих основаниях, но при наличии указанных в ней специальных условий, выражающихся в причинении вреда противоправными действиями при осуществлении властно¬административных полномочий.

Положения ст. 15, 16, 1069 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в системе действующего правового регулирования не могут выступать в качестве основания для отказа в возмещении расходов на оплату услуг защитника и иных расходов, связанных с производством по делу об административном правонарушении, лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании пп. 1 или 2 ч. 1 ст. 24.5 (отсутствие события или состава административного правонарушения) либо п. 4 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (ввиду недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены соответствующие постановление, решение по результатам рассмотрения жалобы) со ссылкой на недоказанность незаконности действий (бездействия) государственных органов или их должностных лиц или наличия вины должностных лиц в незаконном административном преследовании (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2020 г. № 36-П).

Дудинов Н.Е. полагал понесённые им в связи с обжалованием неправомерного привлечения к административной ответственности убытки судебными расходами, а также указывал, что понесённые им расходы на проезд (стоимость бензина) и почтовые расходы относятся к расходам, связанным с производством по делу об административном правонарушении. В подтверждение данных расходов им предоставлялись квитанции, которым судом в нарушение требований ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащей правовой оценки не дано.

Нельзя согласиться и с выводами суда об отказе Дудинову Н.Е. в удовлетворении требований о компенсации морального вреда.

В силу ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причинённые действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Из постановления заместителя председателя Волгоградского областного суда от 16 апреля 2019 г. следует, что в действиях Дудинова Н.И. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.7 кодекса Волгоградской области об административной ответственности.

Вследствие ошибочной квалификации административным органом действий истца как административного правонарушения Дудинов Н.И. был привлечён к административной ответственности, ему назначено наказание в виде административного штрафа, что само по себе предполагает причинение ему нравственных страданий.

Кроме того, согласно положениям ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказать отсутствие вины возложена на причинителя вреда, что не учтено судами при рассмотрении дела.

В настоящем случае судом первой инстанции при постановлении решения не были соблюдены требования о законности и обоснованности судебного акта (ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а потому допущенные нарушения, не исправленные судом апелляционной инстанции и кассационным судом общей юрисдикции, являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что принятые по делу решение суда первой инстанции, апелляционное определение и определение кассационного суда общей юрисдикции нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 390.14-390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Дубовского районного суда Волгоградской области от 3 февраля 2020 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июня 2020 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 5 ноября 2020 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу