Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Постановление Конституционного Суда РФ № 574-О/2019 от 12 марта 2019 года

Определение Конституционного Суда Российской Федерации № 574-О/2019 от 12 марта 2019 года

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Максименко Романа Викторовича на нарушение его конституционных прав статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации

город Санкт-Петербург

12 марта 2019 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, 

заслушав заключение судьи С.М.Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина Р.В.Максименко,

установил:

1. Гражданин Р.В.Максименко оспаривает конституционность статьи 15 ГК Российской Федерации, предусматривающей, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (пункт 1); под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества 2 (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода); если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (пункт 2).

Решением Клинцовского городского суда Брянской области от 19 октября 2017 года было отказано в удовлетворении требования межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Брянской области о взыскании с Р.В.Максименко (являвшегося руководителем общества с ограниченной ответственностью) убытков, понесенных инициировавшим дело о банкротстве налоговым органом, в виде суммы, взысканной с него ранее в пользу конкурсного управляющего, в связи с неисполнением Р.В.Максименко установленной положениями статьи 9 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением должника о признании банкротом возглавляемого им общества. Принимая такое решение, суд общей юрисдикции исходил из того, что отсутствует причинно­следственная связь между фактом неисполнения ответчиком указанной обязанности и возникшими впоследствии понесенными истцом убытками. Кроме того, судом было принято во внимание, что ранее арбитражный суд отказал налоговому органу в удовлетворении требования о привлечении Р.В.Максименко к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества с ограниченной ответственностью в связи с отсутствием доказательств, свидетельствующих о совершении им как руководителем данного общества виновных действий, которые привели к ухудшению положения этого общества и к его последующему банкротству, и вины Р.В.Максименко в том, что он не обратился с заявлением должника в арбитражный суд о признании банкротом возглавляемого им юридического лица.

Апелляционным определением от 10 января 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда решение суда первой инстанции отменила и приняла новое решение, которым предъявленное к Р.В.Максименко требование налогового органа было удовлетворено. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 9, 10, 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», статьи 15 ГК Российской Федерации, указал, что Р.В.Максименко, являвшийся руководителем общества с ограниченной ответственностью, был обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, неисполнение данной обязанности повлекло убытки налогового органа в виде взысканных с него арбитражным судом расходов, понесенных при проведении процедур банкротства, в том числе на вознаграждение конкурсного управляющего.

В передаче кассационных жалоб заявителя на данное апелляционное определение для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации было отказано (определение судьи Брянского областного суда от 26 марта 2018 года и определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2018 года соответственно). Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации не нашел оснований не согласиться с указанным определением судьи Верховного Суда Российской Федерации (письмо от 15 августа 2018 года).

По мнению заявителя, статья 15 ГК Российской Федерации противоречит статьям 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1-3), 49 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой она по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, позволяет взыскивать по иску налогового органа сумму вознаграждения арбитражного управляющего с бывшего руководителя признанного по заявлению налогового органа банкротом общества с ограниченной ответственностью при отсутствии оснований для привлечения данного руководителя к субсидиарной ответственности, а также при отсутствии у этого общества задолженности перед бюджетами по налогам и сборам, установленных арбитражным судом.

2. Вопрос о проверке конституционности оспариваемых заявителем законоположений ранее уже ставился перед Конституционным Судом Российской Федерации, который в сохраняющих силу решениях указывал, что предусмотренная Гражданским кодексом Российской Федерации обязанность возместить причиненный вред - мера гражданско-правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между этим поведением и наступлением вреда, а также его вину (постановления от 15 июля 2009 года № 13-П, от 7 апреля 2015 года № 7-П и от 8 декабря 2017 года № 39-П; определения от 4 октября 2012 года № 1833-О, от 15 января 2016 года № 4-О и др.). Строгое соблюдение условий привлечения к ответственности необходимо и в сфере банкротства юридических лиц. Пренебрежение ими влечет нарушение конституционных прав граждан, и прежде всего права собственности, относящегося, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, к основным правам человека и подлежащего защите со стороны государства наряду с другими правами и свободами человека и гражданина, которые обеспечиваются правосудием, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а также местного самоуправления (постановления от 31 января 2011 года № 1- П, от 22 апреля 2011 года № 5-П, от 21 октября 2014 года № 25-П, от 4 июня 2015 года № 13-П, от 12 апреля 2016 года № 10-П и др.).

Установление состава гражданского правонарушения требуется при привлечении к гражданско-правовой ответственности, даже если бездействие, повлекшее возникновение убытков, вызвано нарушением специальных норм Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В Постановлении от 5 марта 2019 года № 14-П Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что, с учетом того что законодательство о банкротстве возлагает обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением должника прежде всего на руководителя должника, ситуация, когда такой руководитель вопреки установленным требованиям не обратился с заявлением должника в арбитражный суд, инициируя процедуру банкротства, вследствие чего для реализации предусмотренных законодательством о банкротстве целей с заявлением был вынужден обратиться уполномоченный орган, а на бюджет были возложены расходы на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения, по крайней мере, может создавать формальные предпосылки для привлечения к гражданско-правовой ответственности руководителя должника. То обстоятельство, что неисполнение руководителем юридического лица обязанности по подаче заявления о признании юридического лица банкротом в арбитражный суд в случаях, предусмотренных законодательством о банкротстве, влечет ответственность, предусмотренную частью 5 статьи 14.13 КоАП Российской Федерации, само по себе не исключает гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный неисполнением данной обязанности.

Вместе с тем в данном Постановлении, выявляя конституционно­правовой смысл взаимосвязанных положений статей 15 и 1064 ГК Российской Федерации, абзаца второго пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 3 статьи 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в системе действующего правового регулирования, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что они по своему содержанию не предполагают взыскания с руководителя организации-должника, не обратившегося своевременно в арбитражный суд с заявлением должника о признании банкротом возглавляемой им организации, убытков в размере понесенных налоговым органом, инициировавшим дело о банкротстве, судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему без установления всех элементов состава гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также без оценки разумности и осмотрительности действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других).

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2019 года № 14-П, а значит, и выраженные в нем правовые позиции и выводы сохраняют свою силу.

3. Согласно пункту 3 статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения ранее им было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Жалоба Р.В.Максименко поступила в Конституционный Суд Российской Федерации 24 декабря 2018 года, т.е. после принятия к рассмотрению жалобы гражданина В.А.Нужина на нарушение его конституционных прав положениями статей 15 и 1064 ГК Российской Федерации, абзацем вторым пункта 1 статьи 9, пунктом 1 статьи 10 и пунктом 3 статьи 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», по результатам рассмотрения которой было принято данное Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, а потому не может быть принята к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Максименко Романа Викторовича, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин

№ 574-О

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу