Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 30.10.2018 № 16-КГ18-42

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело 16-КГ18-42

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

30 октября 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С. и Романовского С.В., рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Орлова Владимира Сергеевича к страховому публичному акционерному обществу «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения, компенсации морального вреда и штрафа, по кассационной жалобе Орлова B.C. на определение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 28 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 7 февраля 2018 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителя СПАО «Ингосстрах» Плакиткина А.А. по доверенности, возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Орлов B.C. обратился в суд с иском к СПАО «Ингосстрах» (далее - страховая компания) о взыскании страховой выплаты, компенсации морального вреда и штрафа.

Определением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 28 ноября 2017 г., с которым согласился суд апелляционной инстанции, исковое заявление Орлова B.C. оставлено без рассмотрения ввиду несоблюдения установленного законом досудебного порядка урегулирования спора (абзац второй статьи 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Орлов B.C. подал кассационную жалобу, в которой просит отменить вынесенные судебные постановления как незаконные.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 27 сентября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Судами установлено и из материалов дела следует, что 10 августа 2017 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля марки «ВАЗ-2112» под управлением Ибрагимова B.C. и автомобиля «Audi Q7», собственником которого является Орлов B.C.

14 августа 2017 г. с заявлением о страховом случае в страховую компанию обратился Рябов М.В. К указанному заявлению был приложен страховой полис на имя Орлова B.C., который был указан в качестве собственника повреждённого автомобиля в справке о ДТП от 10 августа 2017 г.

Согласно доверенности от 26 мая 2017 г. Орлов B.C. уполномочил Рябова М.В. на совершение определённых действий, в том числе подавать от его имени заявления, акты о страховом случае и иные акты, представлять интересы у оценщиков, в страховых компаниях по всем вопросам, связанным с указанным поручением, расписываться и совершать все иные действия и формальности, связанные с выполнением данного поручения.

14 августа 2017 г. страховая компания выдала на руки представителю по доверенности Рябову М.В. направление на независимую техническую экспертизу, в котором потерпевшим был указан Орлов B.C.

Отказы в осуществлении страховой выплаты, обусловленные согласно выводам эксперта несоответствием имеющихся повреждений обстоятельствам ДТП, направлялись страховой компанией Рябову М.В.

18 сентября 2017 г., указав, что на рассмотрении Волгоградского филиала СПАО «Ингосстрах» находится заявление представителя по доверенности от имени и в интересах страхователя Орлова B.C. о прямом возмещении убытков по договору обязательного страхования, Рябов М.В. как представитель по доверенности просил об ознакомлении потерпевшего с результатами осмотра транспортного средства и независимой технической экспертизы.

19 октября 2017 г. Рябов М.В. как представитель по доверенности от имени и в интересах Орлова B.C. направил в адрес страховой компании досудебную претензию с требованием выплатить страховое возмещение.

Оставляя исковое заявление Орлова B.C. без рассмотрения, суд первой инстанции исходил из того, что заявление на страховую выплату поступило от имени Рябова М.В. и в нём отсутствовало указание на то, что последний действует в интересах Орлова B.C., что в силу положений пункта 1 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) свидетельствует о несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

Оставляя определение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда дополнительно указала, что получение направления на осмотр не свидетельствует о соблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора. Кроме того, в тексте заявления, поданного в страховую компанию, потерпевший Орлов B.C. не указан в качестве лица, подающего заявление о страховой выплате.

С данными выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно абзацу третьему пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО заявление потерпевшего, содержащее требование о страховом возмещении или прямом возмещении убытков в связи с причинением вреда его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, направляется страховщику по месту нахождения страховщика или представителя страховщика, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страхового возмещения или прямого возмещения убытков.

В силу пункта 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страхового возмещения, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховом возмещении или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Доверенностью признаётся письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами (пункт 1 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок разрешения споров по обязательному страхованию урегулирован в главе 5 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утверждённых Банком России 19 сентября 2014 г. № 431-П.

Пунктом 5.1 указанных Правил предусмотрено, что претензия должна содержать фамилию, имя, отчество (при наличии), должность (в случае направления претензии юридическим лицом) лица, подписавшего претензию, его подпись.

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что с заявлением, содержащим требование о страховом возмещении, в страховую компанию может обратиться как сам потерпевший, так и его представитель по доверенности, указав свои фамилию, имя, отчество и приложив соответствующие документы, включая доверенность.

В соответствии с абзацем пятым пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО при недостаточности документов, подтверждающих факт наступления страхового случая и размер подлежащего возмещению страховщиком вреда, страховщик в течение трёх рабочих дней со дня их получения по почте, а при личном обращении к страховщику в день обращения с заявлением о страховом возмещении или прямом возмещении убытков обязан сообщить об этом потерпевшему с указанием полного перечня недостающих и (или) неправильно оформленных документов.

Как следует из материалов дела, страховая компания на неполноту направленных документов, в том числе досудебной претензии, не ссылалась, каких-либо сообщений о неполноте документов с указанием перечня недостающих или неправильно оформленных документов представителю Орлова B.C. - Рябову М.В. не направляла.

Более того, страховая компания, приняв заявление от представителя истца о наступлении страхового случая и выдав ему направление на независимую техническую экспертизу, фактически согласилась с тем, что досудебный порядок урегулирования спора был соблюдён.

При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора являются ошибочными, а применение судом положений статьи 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (абзац второй) не может быть признано правомерным.

Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения процессуальных норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены определения Дзержинского районного суда г. Волгограда от 28 ноября 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 7 февраля 2018 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила: определение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 28 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 7 февраля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу