Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2018 № 89-КГ18-11

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 89-КГ18-И

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

27 ноября 2018 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С., Киселёва А.П., рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению ООО «Завод Трехсосенский» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по кассационной жалобе ООО «Завод Трехсосенский» на постановление президиума Тюменского областного суда от 31 мая 2018 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя ООО «Завод Трехсосенский» Егорочкина А.Д., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

ООО «Завод Трехсосенский» обратилось в Калининский районный суд г. Тюмени с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда при Ульяновской Торгово­промышленной палате от 8 декабря 2016 г. по делу № ТР-535/2016 по иску ООО «Завод Трехсосенский» к ООО «Сибирь-Логистик», Мирошникову М.Ю. о взыскании в солидарном порядке задолженности по основному долгу и пени по договору поставки продукции № 2619 от 1 августа 2015 г. в сумме 45 016 891 руб. 26 коп.

Определением Калининского районного суда г. Тюмени от 5 мая 2017 г. заявление ООО «Завод Трехсосенский» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда удовлетворено. Определено выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании с ООО «Сибирь- Логистик» и Мирошникова М.Ю. задолженности в солидарном порядке в пользу ООО «Завод Трехсосенский».

Определением Калининского районного суда г. Тюмени от 4 июля 2017 г. исправлена описка в резолютивной части определения от 5 мая 2017 г. в части разъяснения порядка обжалования данного определения.

Постановлением президиума Тюменского областного суда от 31 мая 2018 г. определение Калининского районного суда г. Тюмени от 5 мая 2017 г. отменено, производство по заявлению ООО «Завод Трехсосенский» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда прекращено.

В кассационной жалобе ООО «Завод Трехсосенский» поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены постановления президиума Тюменского областного суда от 31 мая 2018 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 26 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены постановления президиума Тюменского областного суда от 31 мая 2018 г. в кассационном порядке.

Судом установлено, что вступившим в законную силу решением Третейского суда для разрешения экономических споров при Ульяновской Торгово-промышленной палате от 8 декабря 2016 г. по делу № ТР-535/2016 с «Сибирь-Логистик» и Мирошникова М.Ю. взысканы в солидарном порядке в пользу ООО «Завод Трехсосенский» задолженность 43 342 676 руб. 54 коп. основного долга по договору поставки № 2619 от 1 августа 2015 г., 674 214 руб. 72 коп. пеней за просрочку платежа за период с 12 июля 2016 г. по 19 сентября 2016 г., 300 000 руб. расходов по оплате третейского сбора. Установлен срок до 23 февраля 2017 г. для добровольного исполнения решения суда

В установленный срок решение третейского суда не исполнено.

По заявлению ООО «Завод Трехсосенский» Калининский районный суд г. Тюмени 5 мая 2017 г. удовлетворил заявление ООО «Завод Трехсосенский» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения третейского суда, не установив по делу оснований для отказа в его выдаче, предусмотренных ст. 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановлением от 31 мая 2018 г. президиум Тюменского областного суда отменил решение суда первой инстанции, прекратил производство по заявлению ООО «Завод Трехсосенский» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Президиум, руководствуясь положениями абз. 2 ст. 220, ч. 1 ст. 423, ч. 4 ст. 425, ч. 3 и ч. 4 ст. 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, абз. 2 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела, пришёл к выводу о том, что дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в отношении солидарного должника ООО «Сибирь-Логистик» до предъявления истцом требования о выдаче исполнительного листа введена процедура наблюдения.

Суд кассационной инстанции исходил из того, что в соответствии с положениями абз. 2 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка предъявления требований к должнику.

При этом президиум Тюменского областного суда сделал вывод о том, что данные положения Закона о банкротстве и вышеназванного процессуального закона с учётом разъяснений, содержащихся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 апреля 2016 г.), подлежат применению не только в отношении основного должника в рамках дела о банкротстве, но и в отношении поручителя, обязательство которого не прекращается предъявлением требований в отношении должника по основному обязательству.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление президиума принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Решением третейского суда от 8 декабря 2016 г. исковые требования ООО «Завод Трехсосенский» о взыскании основного долга и пени удовлетворены в солидарном порядке к ответчикам ООО «Сибирь-Логистик» и Мирошникову М.Ю.

Как установлено ч. 1 ст. 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ), по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Согласно положениям ст. 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных данной статьёй (ч. 1). Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что: одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью; третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по праву Российской Федерации; сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения; решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение; состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (ч. 3).

Как следует из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 апреля 2016 г.), в соответствии с пп. 28, 34 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», п. 3 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов № 96 (утв. Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 22 декабря 2005 г.), введение процедур банкротства (наблюдение, конкурсное производство, финансовое оздоровление или внешнее управление) в целях защиты публичных интересов и имущественных интересов третьих лиц - кредиторов должника, находящегося в банкротстве, влечёт наступление предусмотренных законом последствий (в том числе, возможность предъявления требований кредиторов к должнику по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей только с соблюдением установленного законом порядка; приостановление производств по делам, связанным с взысканием с должника денежных средств; приостановление исполнения исполнительных документов по имущественным взысканиям и др.); лицу, подавшему исковое заявление о взыскании с должника долга по денежным обязательствам или обязательным платежам до даты введения процедуры наблюдения, предоставляется возможность либо остаться в рамках процесса по признанию и приведению в исполнение решения третейского суда, либо обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве.

Однако на возникновение публично-правовых последствий отношений процессуальное волеизъявление такого лица не влияет: исполнительный лист в ходе упомянутых процедур банкротства по такому отдельному делу не выдается в силу запрета на осуществление по подобным требованиям исполнительного производства в процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления и в целях обеспечения баланса прав всех кредиторов должника.

Рассматривая заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенного против лица, в отношении которого на момент рассмотрения заявления было возбуждено дело о банкротстве, суды должны исследовать вопрос о том, не влечёт ли легализация решения третейского суда вне рамок конкурсного производства необоснованное удовлетворение требований одного из кредиторов и, как следствие, нарушение прав и законных интересов других кредиторов.

В том случае, когда требование о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда было предъявлено в государственный суд после введения процедуры наблюдения в отношении должника, поданное заявление подлежит оставлению арбитражным судом без рассмотрения в отношении этого должника на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (для судов общей юрисдикции производство по делу прекращается в соответствующей части на основании абзаца второго ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а кредитор вправе заявить имеющееся требование в ином судебном порядке на основании ст. 71 Закона о банкротстве.

9 ноября 2016 г. Арбитражным судом Тюменской области в отношении ООО «Сибирь-Логистик» введена процедура наблюдения.

ООО «Завод Трехсосенский» обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда 6 апреля 2017 г., то есть после введения в отношении основного должника процедуры наблюдения.

При прекращении производства по настоящему делу президиум Тюменского областного суда исходил из данного обстоятельства, влекущего прекращение производства по делу в отношении должника-банкрота.

Однако президиум Тюменского областного суда при принятии обжалуемого судебного акта не принял во внимание, что такое правовое регулирование распространяется исключительно на должника-банкрота, а не в отношении других солидарных должников.

Мирошников М.Ю. являлся поручителем ООО «Сибирь-Логистик», с него и общества решением третейского суда в солидарном порядке взыскана задолженность по кредитному договору.

Оснований для отказа в выдаче исполнительного листа в отношении должника Мирошникова М.Ю. президиум областного суда не установил, ссылками на нормы действующего законодательства прекращение производства по делу в этой части не обосновал.

В силу положений ч. 3 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

31 мая 2018 г. в Тюменский областной суд поступил отзыв ООО «Завод Трехсосенский» на кассационную жалобу Мирошникова М.Ю. с ходатайством об отложении слушания дела в связи с тем, что данная кассационная жалоба с определением о передаче дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции были получены обществом только 28 мая 2018 г. и в силу большой удалённости места нахождения ООО «Завод Трехсосенский» от места судебного разбирательства (1 470 км), отсутствием прямого авиа- и железнодорожного сообщения между городами Ульяновск и Тюмень невозможностью обеспечить явку представителя для участия в судебном заседании 31 мая 2018 г.

Данное ходатайство не было рассмотрено президиумом Тюменского областного суда в судебном заседании 31 мая 2018 г., суд посчитал, что о времени и месте судебного заседания сторона извещена надлежащим образом.

Допущенные президиумом Тюменского областного суда нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебного постановления.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что постановление президиума Тюменского областного суда от 31 мая 2018 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в президиум областного суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление президиума Тюменского областного суда от 31 мая 2018 г. отменить, направить  дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу