Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2018 № 78-КГ18-57

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 78-КГ18-57 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

27 ноября 2018 г.                                             

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Юрьева И.М., судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н., рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Транспортные системы» к Эйдлену Марку Павловичу об истребовании имущества из незаконного владения по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Транспортные системы» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителей ООО «Транспортные системы» - Шматенко А.А. и адвоката Стрельцова В.Л., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Эйдлена М.П. - адвоката Емельянова Н.В., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

26 мая 2015 года ООО «Транспортные системы» в лице конкурсного управляющего Рулевой А.И. обратилось в суд с иском к Эйдлену М.П. об истребовании из его незаконного владения нежилых помещений 1Н, 2Н, ЗН, 4Н, 5Н, 7Н, 8Н, 9Н, ЮН, 11Н, 14Н, 15Н, расположенных по адресу: [___], лит. А, кадастровый номер , общей площадью 2 588 кв.м (далее - нежилые помещения).

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что 4 августа 2011 года ООО «Транспортные системы» продало указанные выше нежилые помещения Смирнову А.В., который в свою очередь 26 октября 2011 года по договору купли-продажи произвёл их отчуждение Эйдлену М.П.

Определением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 сентября 2014 года, оставленным в силе постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 марта 2015 года, в рамках арбитражного дела № А56-42843/2013 о банкротстве ООО «Транспортные системы» удовлетворено заявление конкурсного управляющего этим обществом Рулевой А.И. о признании договора купли- продажи нежилых помещений от 4 августа 2011 года, заключённого между ООО «Транспортные системы» и Смирновым А.В., недействительным на основании пункта 2 статьи 61 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Заявляя об истребовании нежилых помещений у Эйдлена М.П., истец ссылался на то, что Смирнов А.В. не имел права на отчуждение нежилых помещений ответчику, в связи с чем, Эйдлен М.П. не может считаться добросовестным приобретателем спорного имущества, поскольку приобрёл его по цене значительно ниже рыночной стоимости, при наличии правопритязаний третьих лиц и всего менее чем через два месяца после регистрации права собственности за прежним его владельцем.

Кроме того, по утверждению истца, данное имущество ответчику никогда не передавалось, так как фактически находилось во владении ООО «Транспортные системы».

Эйдлен М.П. иск не признал и заявил о пропуске ООО «Транспортные системы» срока исковой давности.

Решением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 декабря 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 31 марта 2016 года, иск ООО «Транспортные системы» удовлетворён.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 января 2017 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 31 марта 2016 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года решение Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 декабря 2015 года отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2018 года отказано в передаче кассационной жалобы ООО «Транспортные системы» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по материалам истребованного дела.

Определением первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серкова П.П. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2018 года отменено, кассационная жалоба ООО «Транспортные системы» с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 31 июля 2018 года кассационная жалоба ООО «Транспортные системы» оставлена без рассмотрения по существу.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2018 года ООО «Транспортные системы» восстановлен пропущенный процессуальный срок подачи кассационной жалобы на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года.

В кассационной жалобе ООО «Транспортные системы» ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года.

По запросу заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Петровой Т.А. от 16 августа 2018 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 26 октября 2018 года кассационная жалоба ООО «Транспортные системы» с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Ответчик и третьи лица, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причинах неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Представителем ответчика Эйдлена М.П. - адвокатом Емельяновым Н.В. до начала рассмотрения дела в кассационном порядке были заявлены ходатайства об оставлении без рассмотрения кассационной жалобы ООО «Транспортные системы» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года по тем основаниям, что кассационная жалоба подписана представителем ООО «Транспортные системы», не имеющим полномочий на подписание кассационной жалобы;

что кассационная жалоба подана ООО «Транспортные системы» с пропуском шестимесячного срока на обжалование апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года;

что судья Верховного Суда Российской Федерации Марьин А.Н. не имел полномочий на передачу дела с кассационной жалобой ООО «Транспортные системы» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для удовлетворения указанных ходатайств представителя ответчика не усматривает.

В доверенности представителя истца Шматенко А.А. от 27 февраля 2018 года, приложенной к кассационной жалобе ООО «Транспортные системы» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года, специально оговорено его полномочие на подписание и подачу кассационных жалоб на судебные постановления от имени ООО «Транспортные системы».

Вопрос о приемлемости кассационной жалобы ООО «Транспортные системы» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года был решён при её поступлении в Верховный Суд Российской Федерации, после чего определением первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серкова П.П. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2018 года было отменено, кассационная жалоба ООО «Транспортные системы» с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 31 июля 2018 года кассационная жалоба ООО «Транспортные системы» оставлена без рассмотрения по существу.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2018 года ООО «Транспортные системы» восстановлен пропущенный процессуальный срок подачи кассационной жалобы на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года.

При указанных обстоятельствах определение судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 26 октября 2018 года вынесено в соответствии с требованиями статей 381, 384 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а кассационная жалоба

ООО «Транспортные системы» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года подлежит рассмотрению по существу в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит её подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления. В интересах законности суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления.

Пунктом 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что суд не связан доводами, изложенными в кассационных жалобе, представлении, если он придет к выводу, что в интересах законности необходимо выйти за пределы этих доводов.

Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы (с учётом положений статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного применения норм материального или процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и других лиц.

Из приведённых правовых норм и акта их толкования следует, что в случае выявления допущенных судами существенных нарушений закона, не указанных в доводах кассационных жалобы или представления, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления) и обратить внимание на допущенные судами существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы (представления прокурора).

В связи с изложенным в интересах законности Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым при рассмотрении кассационной жалобы ООО «Транспортные системы» выйти за пределы содержащихся в ней доводов и обратить внимание на существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела и выражающиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 4 августа 2011 года между ООО «Транспортные системы» (продавцом) и Смирновым А.В. (покупателем) заключен договор купли-продажи нежилых помещений общей площадью 2 588 кв.м за[___] руб. (т. 1, л.д. 14-15).

Дополнительным соглашением между сторонами указанного выше договора от 4 августа 2011 года установлено, что данные нежилые помещения проданы за [___] евро по курсу Центрального банка Российской Федерации на день платежа (т. 1, л.д. 16).

На основании названного договора 30 августа 2011 года право собственности Смирнова А.В. на указанные нежилые помещения зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (т. 1, л.д. 80).

26 октября 2011 года Смирнов А.В. продал нежилые помещения Эйдлену М.П. за [___] руб. (т. 1, л.д. 17-18).

1 декабря 2011 года Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу направило Смирнову А.В. и Эйдлену М.П. уведомление о необходимости включения в договор купли-продажи сведений об обременении нежилых помещений как объектов культурного наследия, о наличии установленного в отношении нежилых помещений ареста по искам третьих лиц к Смирнову А.В., а также о поступившем от ООО «Транспортные системы» сообщении о неисполнении Смирновым А.В. обязательств по договору купли-продажи от 4 августа 2011 года (т. 1,л.д. 102-103).

26 декабря 2011 года с учётом дополнительно представленных документов право собственности на нежилые помещения зарегистрировано за Эйдленом М.П. (т. 1, л.д. 10).

Вступившим в законную силу решением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 17 сентября 2012 года отказано в удовлетворении иска ООО «Транспортные системы» к Смирнову А.В., Эйдлену М.П., Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу о расторжении договора купли-продажи нежилых помещений от 4 августа 2011 года, заключённого между ООО «Транспортные системы» и Смирновым А.В., и признании права собственности названного общества на эти помещения.

Вступившим в законную силу решением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 24 июня 2013 года отказано в удовлетворении иска ООО «Транспортные системы» о признании вышеуказанного договора недействительным как сделки, совершённой под влиянием обмана (т. 2, л.д. 237-241).

Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27 января 2014 года ООО «Транспортные системы» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Определением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 сентября 2014 года, оставленным в силе постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 марта 2015 года, в рамках дела о банкротстве ООО «Транспортные системы» удовлетворено заявление конкурсного управляющего этим обществом Рулевой А.И. о признании договора купли-продажи нежилых помещений от 4 августа 2011 года недействительным на основании пункта 2 статьи 61 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) (т. 1, л.д. 20­26).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что ответчик не может быть признан добросовестным приобретателем нежилых помещений, поскольку в направленном ему Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу уведомлении было указано на наличие у ООО «Транспортные системы» претензий к Смирнову А.В., не исполнившему свои обязательства по оплате названных помещений. Отклоняя заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, суд указал на то, что этот срок подлежит исчислению с момента назначения конкурсного управляющего ООО «Транспортные системы» (27 января 2014 года), поскольку до этой даты конкурсный управляющий не знал и не мог знать о незаконности владения ответчиком спорными нежилыми помещениями.

Суд апелляционной инстанции при вынесении определения от 31 марта 2016 года согласился с выводами суда первой инстанции, дополнительно указав на то, что о неосмотрительности Эйдлена М.П. свидетельствует тот факт, что он приобрёл у Смирнова А.В. спорные помещения менее чем через два месяца после регистрации на них права за Смирновым А.В., а также то, что на момент совершения сделки имущество фактически не было передано Эйдлену М.П.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала на то, что нижестоящими судебными инстанциями были неправильно применены нормы материального права, в частности, не применены положения пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых добросовестность участников гражданского оборота и разумность их действий презюмируется, и не были учтены разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в абзаце четвертом пункта 38 совместного постановления от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» о том, что обязанность опровергнуть возражения ответчика о добросовестности приобретения должна быть возложена на истца.

Также суд кассационной инстанции указал на то, что осведомленность Эйдлена М.П. о неуплате Смирновым А.В. покупной цены нежилых помещений ООО «Транспортные системы» сама по себе не свидетельствует об отсутствии у Смирнова А.В. права распоряжаться этими помещениями и о недобросовестности действий Эйдлена М.П. при приобретении этих помещений.

Отменяя решение суда первой инстанции, и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела сослался, в том числе на пропуск срока исковой давности. Так, суд апелляционной инстанции исходил из того, что трёхлетний срок исковой давности подлежит исчислению с момента, когда ООО «Транспортные системы» узнало о переходе права собственности на нежилые помещения к Смирнову А.В. и внесении соответствующей записи в ЕГРП, следовательно, установив, что истцу доподлинно было известно о нарушении своих прав 17 января 2012 года, а в суд с иском он обратился только 26 мая 2015 года, пришёл к выводу о пропуске срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения, а кроме того при разрешении спора судом не были приняты во внимание имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства и при принятия нового решения не дана оценка представленным истцом в подтверждение своих требований доказательствам.

Отмена судом кассационной инстанции апелляционного определения от 31 марта 2016 года и указание на презумпцию добросовестности участников гражданско-правовых отношений не освобождали суд апелляционной инстанции при новом рассмотрении дела от проверки данного обстоятельства с соблюдением норм материального и процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 названного кодекса.

Согласно части 2 статьи 56 этого же Кодекса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Положениями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1). Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (часть 2). Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (часть 3). Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (часть 4).

В силу приведенных выше положений части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации данные требования распространяются и на суд апелляционной инстанции.

В силу пункта 6 части 2 статьи 329 этого же кодекса в апелляционном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

Как разъяснено в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Гражданский кодекс Российской Федерации - в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) - не ограничивает сторону спора в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско- правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно­правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению.

Гражданским кодексом Российской Федерации предусмотрено, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (статья 301). Согласно пункту 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путём помимо их воли.

По смыслу данных законоположений, суд должен установить, что имущество выбыло из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, в силу указанных обстоятельств, а также что приобретатель приобрёл имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение; при этом приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

Обращаясь в суд с настоящим иском, ООО «Транспортные системы» ссылалось на то, что определением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 сентября 2014 года, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 марта 2015 года, договор купли-продажи нежилых помещений от 4 августа 2011 года, заключённый между ООО «Транспортные системы» и Смирновым А.В., признан недействительной сделкой по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Кроме того, в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 марта 2015 года указано, что договор купли-продажи нежилых помещений от 4 августа 2011 года является недействительным в силу его ничтожности на основании пункта 2 статьи 10 и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку условия спорного договора, а также последующее поведение сторон его заключивших, не свидетельствуют о намерении сторон достичь разумный предпринимательский результат от заключённой сделки. При этом суд кассационной инстанции исходил из того, что при заключении договора купли-продажи нежилых помещений имело место злоупотребление правом как со стороны ООО «Транспортные системы», так и со стороны Смирнова А.В., действующих с целью причинения вреда имущественным интересам кредиторов ООО «Транспортные системы». В частности указано, что покупатель Смирнов А.В. не совершив расчётов по сделке, а также, очевидно не имея намерения владеть и пользоваться спорным имуществом, которым фактически продолжал пользоваться продавец, в короткий период времени после оформления спорной сделки перепродал это имущество Эйдлену М.П. уже по иной, существенно меньшей цене, что, с очевидностью свидетельствует о невозможности покупателя Смирнова А.В. рассчитаться с

ООО «Транспортные системы» по сделке.

В обоснование данного иска ООО «Транспортные системы» указывало, что поскольку право собственности на недвижимое имущество было зарегистрировано за Смирновым А.В. на основании ничтожной сделки, то и последующее отчуждение спорного имущества Эйдлену М.П. также является ничтожной сделкой, не влекущей правовых последствий в виде возникновения права собственности у ответчика (т.1, л.д. 6-9).

Однако ни довод искового заявления ООО «Транспортные системы» о ничтожности сделки по продаже Смирновым А.В. 26 октября 2011 года спорных нежилых помещения Эйдлену М.П., ни последующие объяснения представителей истца о том, что указанные сделки совершены с целью причинения вреда правам и законным интересам добросовестных кредиторов истца, в нарушение положений статей 67, 196, 198 и 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не получили какой-либо правовой оценки со стороны суда апелляционной инстанции, в связи с чем не были установлены и обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения настоящего спора.

При вынесении обжалуемого апелляционного определения судом не был решён вопрос о выбытии спорного имущества по воле собственника или помимо этой воли. Апелляционная коллегия пришла к выводу о том, что, поскольку право собственности ООО «Транспортные системы» на спорное имущество перешло к Смирнову А.В. как покупателю на основании заключённой и исполненной органом управления этого общества сделки, пока не доказано иное, имущество следует считать выбывшим по воле собственника, а последующего приобретателя - добросовестным. При этом судом не исследован вопрос о том, на основании каких именно решений и каких органов управления общества было отчуждено спорное имущество и достаточно ли оснований для признания выбытия имущества из обладания истца на основании этих решений правомерным, совершённым по воле собственника.

Определением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 сентября 2014 года, которым сделка между ООО «Транспортные системы» и Смирновым А.В. была признана недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», установлено, что стоимость переданного имущества составляла более 20% балансовой стоимости активов должника (81,5% по расчёту конкурсного управляющего). Если расчёт конкурсного управляющего является правильным, то соответствующая сделка была крупной для общества и в соответствии со статьёй Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» должна была быть одобрена общим собранием участников общества.

Поскольку сделка, направленная на отчуждение имущества, совершена без проверки наличия необходимого корпоративного одобрения и признана впоследствии ничтожной с указанием на то, что реализация прав продавца и покупателя по договору была осуществлена исключительно с намерением причинить вред кредиторам, суд апелляционной инстанции должен был оценить довод истца о том, что спорное имущество выбыло из его обладания помимо его воли. Судом апелляционной инстанции это обстоятельство не проверялось и не было учтено, что Смирнов А.В. является подозреваемым в совершении уголовного преступления при совершении сделки от 30 августа 2011 года, что при расследовании уголовного дела на спорный объект недвижимости в феврале 2012 года был наложен арест и этот арест до настоящего времени не снят.

Вопрос о добросовестности ответчика при совершении сделки со Смирновым А.В. также надлежащим образом при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции рассмотрен и разрешён не был.

Доводы истца о недобросовестности ответчика при совершении сделки 26 октября 2011 года основываются на том, что он был осведомлён о притязаниях общества, связанных с неоплатой имущества покупателем по первой сделке; что между первой и второй сделками прошёл короткий промежуток времени; что ответчик был осведомлён о том, что имущество не было передано от общества Смирнову А.В.; что сам Смирнов А.В. это имущество приобретателю не передавал.

Эти доводы надлежащим образом не были проверены судом апелляционной инстанции, что привело к вынесению нового решения с нарушением норм процессуального права.

Мотивируя свою позицию о добросовестности приобретателя, суд указал на недостаточность осведомленности о наличии претензий к продавцу со стороны общества по оплате продаваемого имущества для признания приобретателя недобросовестным. При этом судом не было учтено то обстоятельство, что в актах арбитражных судов о признании первой сделки недействительной было принято во внимание отсутствие оплаты по ней. При оценке влияния осведомленности о факте неоплаты Смирновым А.В. стоимости продаваемого ответчику имущества на добросовестность Эйдлена М.П. суду следовало оценить отношение покупателя к тому, что он знает о возможности изъятия имущества у продавца, но при этом приобретает его.

Из материалов дела усматривается, что цена первой сделки с учётом дополнительного соглашения составляла сумму, эквивалентную [___] евро в рублях по курсу ЦБ РФ на дату платежа, а цена второй сделки - [___] руб. Таким образом, сумма первой сделки составляла бы более [___] руб., а цена второй сделки - [___] млн. руб. Довод истца о том, что ответчик должен был проверить, чем обусловлена такая разница в ценах при том, что между заключением первой и второй сделок прошло около трёх месяцев, судом апелляционной инстанции не оценён и не опровергнут.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не учтены правовые позиции, отражённые в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 октября 2014 года, в соответствии с которыми приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

При рассмотрении исков об истребовании имущества от добросовестного приобретателя необходимо учитывать, что истец должен доказать свое право собственности на спорное имущество и факт наличия этого имущества у незаконного владельца. Факт включения недвижимого имущества в реестр государственной или муниципальной собственности, а также факт нахождения имущества на балансе лица сами по себе не являются доказательствами права собственности или законного владения (пункт 36 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. № 10/22).

Эти правовые позиции высказаны в отношении сделок с жилыми помещениями, но применимы и к сделкам с недвижимым имуществом.

Апелляционная инстанция не учитывала, что имущество фактически не было передано по акту приёма-передачи от общества Смирнову А.В., что не могло быть неизвестно приобретателю. Также не было учтено, что фактически имущество не передавалось продавцом приобретателю Эйдлену М.П., из владения общества имущество было изъято лишь в ходе его принудительной передачи приобретателю.

При разрешении вопроса об исчисление срока исковой давности по заявленным истцом требованиям судом не были учтены существенные для данного дела обстоятельства, что привело к неправильному применению норм материального права.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание то, что конкурсный управляющий, назначенный арбитражным судом, не мог узнать о выбытии имущества из владения должника ранее момента его назначения при исполнении обязанностей по формированию конкурсной массы. Поскольку в соответствии с законом конкурсный управляющий принимает меры по возврату имущества должника с целью удовлетворения требований кредиторов, срок исковой давности для предъявления требований об истребовании имущества должника из чужого незаконного владения не может начать течь ранее момента назначения конкурсного управляющего.

Суд сослался на пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» и указал на то, что изменение состава лиц, уполномоченных действовать от имени юридического лица, не влияет на исчисление срока исковой давности по требованиям юридического лица.

Между тем, приведённое судом разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации при разрешении вопроса об исчислении сроков исковой давности по требованиям конкурсного управляющего должно применяться с учётом особенностей правового статуса конкурсного управляющего, определённого в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)», на что обращено внимание в пункте 10 действующего постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 апреля 2009 года № 32 (в редакции от 30.07.2013 г.) «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

При указанных обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции допущены нарушения норм права, которые являются существенными и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

При новом апелляционном рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, устранить отмеченные недостатки и рассмотреть дело в апелляционном порядке с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2017 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу