Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2018 № 5-КГ18-256

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 5-КГ18-256

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

27 ноября 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Юрьева И.М., судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н., рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Копровой Юлии Владимировны и Ильиной Анны Владимировны к Государственному бюджетному учреждению «Центр содействия семейному воспитанию «Возрождение», Городской межведомственной комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей о признании незаконным возвращения истцов в закреплённое за ними жилое помещение, об установлении факта невозможности проживания истцов в закреплённом за ними жилом помещении, признании решений Городской межведомственной комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей об отказе в предоставлении истцам жилых помещений незаконными, по кассационной жалобе Копровой Юлии Владимировны, Ильиной Анны Владимировны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2017 года. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителя истцов Федотова Е.В., представителя ГБУ ЦССВ «Возрождение» Блиненко С.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Департамента городского имущества города Москвы Вдович А.В., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Копрова Юлия Владимировна и Ильина Анна Владимировна обратились в суд с иском к Государственному бюджетному учреждению «Центр содействия семейному воспитанию «Возрождение», Городской межведомственной комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей о признании незаконным возвращения истцов в закрепленное за ними жилое помещение, об установлении факта невозможности проживания истцов в закрепленном за ними жилом помещении, признании решений Городской межведомственной комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей об отказе в предоставлении истцам жилых помещений незаконными.

В обоснование заявленных требований истцы указали на то, что решением Нагатинского межмуниципального народного суда ЮАО г. Москвы от 20 марта 1998 года их родители были лишены родительских прав в отношении шестерых несовершеннолетних детей, в том числе в отношении их. Распоряжением Главы районной Управы района «Братеево» ЮАО г. Москвы от 12 мая 1998 года истцы были направлены в детское учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей на полное государственное обеспечение. Этим же распоряжением за истцами было закреплено жилое помещение, находящееся по адресу: [___]. С 1998 года до достижения совершеннолетия истцы воспитывались в ГБОУ специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № [___], в настоящее время ГБУ «ЦССВ «Возрождение». По окончании обучения истцы были возвращены в закреплённое за ними жилое помещение.

По мнению истцов, такое возвращение противоречило требованиям законодательства, регулирующего возникшие правоотношения, поскольку в закреплённом за ними жилом помещении постоянно зарегистрированы и проживают их родители, лишённые родительских прав, а кроме того, размер общей площади жилого помещения на каждого проживающего в нём, менее нормы предоставления (18 кв. м. на человека), в связи с чем у Ильиной А.В. и Копровой Ю.В. возникло право на предоставление жилого помещения. Однако решениями Городской межведомственной комиссии от 20 декабря 2007 года и от 15 сентября 2008 года в предоставлении Копровой (Ильиной) А.В. и Копровой Ю.В. жилых помещений было отказано. По утверждению истцов, о принятых комиссией решениях они не уведомлялись, с решениями комиссии ознакомлены не были, порядок обжалования решений им не разъяснён. О наличии указанных решений Городской межведомственной комиссии им стало известно лишь в 2017 году.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 6 июня 2017 года иск Копровой Ю.В. и Ильиной А.В. удовлетворён.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2017 года решение суда первой инстанции отменено с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворения иска.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2018 года Копровой Ю.В. и Ильиной А.В. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационной жалобе Копрова Ю.В. и Ильина А.В. ставят вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2017 года.

По запросу заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 4 сентября 2018 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 25 октября 2018 года отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2018 года и кассационная жалоба Копровой Ю.В. и Ильиной А.В. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истцы, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит её подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2017 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителей.

Как установлено судом и следует из материалов дела, решением Нагатинского межмуниципального народного суда ЮАО г. Москвы от 20 марта 1998 года родители Копровой Ю.В., [___] года рождения, и Копровой (Ильиной) А.В., [___] года рождения, были лишены родительских прав в отношении шестерых несовершеннолетних детей, в том числе и в отношении истцов.

Распоряжением Главы районной Управы района «Братеево» ЮАО г. Москвы от 12 мая 1998 года Копрова Ю.В. и Копрова (Ильина) А.В. были направлены в детское учреждение на полное государственное обеспечение. Этим же распоряжением за Копровой Ю.В. и Копровой (Ильиной) А.В. было закреплено жилое помещение, находящееся по адресу: [___].

Копрова (Ильина) А.В. с 1998 года до 2006 года и Копрова Ю.В. с 1998 года до 2007 года являлись воспитанницами ГБОУ специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № (в настоящее время - ГБУ «ЦССВ «Возрождение»).  

В 2007 году и в 2008 году жилищный вопрос Копровой (Ильиной) А.В. и Копровой Ю.В. о предоставлении им, как лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилых помещений был рассмотрен Г оро декой межведомственной комиссией, которой 20 декабря 2007 года и 15 сентября 2008 года были приняты решения об отказе в предоставлении истцам жилых помещений.

Ввиду непредоставления Копровой Ю.В. и Ильиной А.В. жилых помещений, они проживают в ранее закреплённой за ними квартире, расположенной по адресу: [___].

Квартира по указанному выше адресу является муниципальной, имеет единый финансовый лицевой счёт, состоит из 7 комнат, общей площадью 183, 5 кв.м. По состоянию на 2007 год в данном жилом помещении было зарегистрировано и проживало 13 человек, в том числе родители истцов - Копров В.В. и Копрова Н.Е. На каждого проживающего в квартире приходилось по 14,1 кв.м общей площади. На момент рассмотрения дела в суде в квартире было зарегистрировано 22 человека, то есть на каждого проживающего в квартире приходится по 8,3 кв.м общей площади.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что принятые Городской межведомственной комиссией решения от 20 декабря 2007 года и от 15 сентября 2008 года об отказе в предоставлении Копровой А.В. и Копровой Ю.В. льготных жилых помещений являются незаконными, поскольку на момент их принятия имелись обстоятельства, свидетельствующие о невозможности проживания Копровой А.В. и Копровой Ю.В. в закреплённом за ними жилом помещении, в связи с чем у истцов возникло право на однократное обеспечение льготным жилым помещением. Как указал суд, возможность оспорить решения Городской межведомственной комиссии у истцов появилась только с 31 марта 2017 года, когда им стало известно о вынесении оспариваемых решений.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции указал на то, что истцы до достижения ими 23-х лет (Копрова (Ильина) А.В. - в 2010 году и Копрова Ю.В. - в 2013 году, соответственно) с заявлениями о предоставлении им жилых помещений как лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не обращались, также не обращались они и с заявлениями о постановке на учёт в качестве нуждающихся в предоставлении жилых помещений по указанной категории, в связи с чем на указанном учёте они не состояли и не состоят.

Руководствуясь положениями Жилищного кодекса Российской Федерации, а также Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без печения родителей», суд апелляционной инстанции указал на то, что по достижении 23-х лет истцы утратили право на получение мер социальной поддержки в виде однократного предоставления благоустроенного жилого помещения из специализированного фонда г. Москвы. При этом каких-либо уважительных причин пропуска срока исковой давности, истцами представлено не было.

Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что жилое помещение по [___] не признано в установленном порядке непригодным для проживания, следовательно Копрова Ю.В. и Ильина А.В. обеспечены жилой площадью по месту постоянного проживания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Согласно статье 72 Конституции Российской Федерации социальная защита, включая социальное обеспечение, а также защита семьи, материнства, отцовства и детства находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Частью 1 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений), установлено, что дополнительные гарантии для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации.

Отношения, связанные с установлением дополнительных гарантий по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа в городе Москве регулируются Законом города Москвы от 30 ноября 2005 года № 61 «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в городе Москве» (далее - Закон города Москвы).

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 13 Закона города Москвы (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа, достигшим возраста 18 лет, по окончании пребывания в государственных и негосударственных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приёмных семьях, детских домах семейного типа, нахождения на патронатном воспитании, при прекращении попечительства, а также по окончании обучения в учреждениях профессионального образования, либо по окончании службы в Вооруженных силах Российской Федерации, либо по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, если указанные граждане не имеют закрепленного жилого помещения или их возвращение в ранее занимаемые и сохраненные за ними жилые помещения невозможно, на условиях и в порядке, установленных Правительством Москвы, вне очереди однократно предоставляются благоустроенные жилые помещения по договору безвозмездного пользования, если местом выявления и первичного устройства ребенка на воспитание в семью или в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, или местом регистрации их рождения является город Москва.

В целях реализации Закона города Москвы от 30 ноября 2005 года № 61 постановлением Правительства Москвы от 2 октября 2007 года № 854-ПП (действующим до 14 июля 2015 года) было утверждено Положение об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа.

Пунктом 1.1. Положения об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа установлено, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из их числа имеют право на внеочередное однократное предоставление благоустроенного жилого помещения подоговору безвозмездного пользования в соответствии с федеральным законодательством и законодательством города Москвы.

В соответствии с пунктами 3.1.2, 3.1.3 и 3.1.7 Положения об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, возвращение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа в сохранённое за ними жилое помещение невозможно, если это противоречит их интересам в связи с наличием любого из следующих обстоятельств: в таком жилом помещении проживают по любым основаниям родители, лишённые родительских прав; общая площадь жилого помещения, приходящаяся на одного проживающего в данном жилом помещении, не соответствует социальной норме предоставления жилых помещений, в том числе если такое несоответствие появится в результате вселения в данное жилое помещение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа; иных заслуживающих внимания обстоятельств, препятствующих социальной адаптации в обществе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа при вступлении в самостоятельную жизнь.

Между тем, суд апелляционной инстанции, сделав вывод о том, что истцы обеспечены жилым помещением, а невозможность их вселения в указанное жилое помещение в связи с признанием его непригодным не установлена, требования пунктов 3.1.2, 3.1.3 и 3.1.7 Положения об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, не учёл.

Так, при рассмотрении спора судом первой инстанции установлено, что на момент рассмотрения Городской межведомственной комиссией 20 декабря 2007 года и 15 сентября 2008 года вопроса о предоставлении Копровой А.В. и Копровой Ю.В. жилых помещений имелись обстоятельства, свидетельствующие о невозможности их проживания в закреплённом за ними жилом помещении.

Из материалов дела следует, что на момент решения вопроса о вселении истцов в жилое помещение по адресу: [___], - в нём проживали и состояли на регистрационном учёте родители истцов, лишённые в отношении них родительских прав, а также иные лица, общее число которых свидетельствует о том, что площадь жилого помещения, приходящаяся на одного проживающего в данном жилом помещении, не соответствует социальной норме предоставления жилых помещений. Кроме того, в данном жилом помещении проживают лица, неоднократно привлекаемые к уголовной ответственности (братья истцов Копров С.В. и Копров В.В.), что исключает возможность вселения истцов в данное жилое помещение и является препятствием для социальной адаптации в обществе истцов при вступлении их в самостоятельную жизнь.

При таких обстоятельствах у Городcкой межведомственной комиссии не имелось правовых оснований для отказа в предоставлении истцам жилых помещений и возвращении их в закреплённое за ними жилое помещение.

Суд апелляционной инстанции оставил указанные обстоятельства без внимания и правовой оценки, а также вывод суда первой инстанции, не опроверг.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции сослался на то обстоятельство, что ни попечитель истцов, ни они сами до достижения возраста 23-х лет с заявлениями о предоставлении им жилых помещений как лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также с заявлениями о постановке на учёт в качестве нуждающихся в предоставлении жилых помещений по указанной категории, не обращались.

В силу пункта 4 статьи 35 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений), опекунами и попечителями граждан, нуждающихся в опеке или попечительстве и находящихся или помещенных в соответствующие воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие аналогичные учреждения, являются эти учреждения.

Законными представителями несовершеннолетних Ильиной (Копровой) А.В. и Копровой Ю.В., являвшихся воспитанниками ГБОУ специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № [___], до момента наступления совершеннолетия, являлась администрация данного учреждения.

Из объяснений представителя ГБУ «ЦССВ «Возрождение» (ранее - ГБОУ специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № [___] следует, что администрация учреждения, своевременно (за год до окончания истцами данного учебного заведения), обратилась в компетентные органы по вопросу обеспечения Копровой (Ильиной) А.В. и Копровой Ю.В. жилыми помещениями в льготном порядке, направив все необходимые для этого документы.

Данные объяснения представителя администрации ГБУ «ЦССВ «Возрождение» суд апелляционной инстанции оставил без внимания и не учёл, что факт обращения с заявлениями о предоставлении жилых помещений истцам как лицам, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имел место до достижения Ильиной (Копровой) А.В. и Копровой Ю.В. 23-летнего возраста.

При этом о принятых Городской межведомственной комиссией решениях ни образовательное учреждение, которое обратилось в компетентные органы по вопросу обеспечения Копровой (Ильиной) А.В. и Копровой Ю.В. жилыми помещениями, ни истцы в известность поставлены не были. Данное обстоятельство никем не оспорено. Фактически истцам о принятых решениях, об отказе в предоставлении жилых помещений сталоизвестно только с момента получения на руки указанных решений, то есть с 30 и 31 марта 2017 года. Тогда же им было разъяснено право обжалования решений Городской межведомственной комиссии в судебном порядке.

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции о том, что ни попечитель истцов, ни они сами до достижения возраста 23-х лет с соответствующими заявлениями в уполномоченные органы не обращались, в связи с чем утратили право на получение мер социальной поддержки в виде однократного предоставления благоустроенного жилого помещения из специализированного фонда г. Москвы, нельзя признать законными, основанными на установленных судом обстоятельствах дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Копровой Ю.В. и Ильиной А.В., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2017 года подлежит отмене. Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 6 июня 2017 года подлежит оставлению в силе, поскольку суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и истолковал нормы материального права, подлежащие применению к отношениям сторон.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2017 года отменить. Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 6 июня 2017 года оставить в силе.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу