Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 18.12.2018 № 127-КГ18-31

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 127-КГ18-31

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

18 декабря 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Марьина А.Н., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Артемовой Лилии Пантелеевны к обществу с ограниченной ответственностью «Технопласт плюс» о расторжении договора, взыскании уплаченной суммы, неустойки, неосновательного обогащения и компенсации морального вреда по кассационной жалобе Артемовой Лилии Пантелеевны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 13 марта 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Артемова Л.П. обратилась в суд с указанными выше требованиями, в обоснование которых ссылалась на то, что 3 ноября 2008 г. между ней и ответчиком заключён договор о долевом участии в реконструкции (строительстве) комнаты [___] в   доме [___], принадлежащем ответчику и являющемся общежитием, расположенном по [___] Республики Крым.

Согласно условиям договора истец в полном объёме внесла денежные средства, а ответчик обязался в срок до 3 декабря 2009 г. завершить работы и в течение десяти дней передать истцу указанное жилое помещение в собственность.

Согласно акту приёма-передачи от 5 ноября 2010 г. названное жилое помещение переоборудовано, реконструировано и передано истцу в пользование. После передачи помещения Артемова Л.П. сделала в нём ремонт.

Поскольку ответчик уклоняется от передачи жилого помещения в собственность, истец просила суд расторгнуть договор, взыскать с ответчика уплаченные по договору денежные средства в размере 462 334,98 руб., неустойку - 685 111,09 руб., неосновательное обогащение - 120 505,73 руб., а также моральный вред - 500 000 руб.

Решением Феодосийского городского суда Республики Крым от 13 декабря 2017 г. иск удовлетворён частично, указанный выше договор расторгнут, с ответчика в пользу истца взысканы денежные средства, уплаченные ею по договору, в размере 215 340 гривен по курсу валют, установленному Банком России на день исполнения решения, а также взыскана сумма неосновательного обогащения - 518 531,02 руб., компенсация морального вреда - 10 000 руб. и судебные расходы - 45 065,56 руб. В остальной части иска отказано.

Дополнительным решением того же суда от 30 января 2018 г. с ответчика в пользу истца взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 25 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 13 марта 2018 г. решение суда первой инстанции отменено в части разрешения иска о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и принято новое решение, которым с ответчика в пользу истца взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 4 декабря 2009 г. по 30 мая 2017 г. в размере 299 248,73 руб., в иске о компенсации морального вреда отказано.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене указанного выше апелляционного определения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 19 ноября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 3 ноября 2008 г. между Артемовой Л.П. и ЧП «Технопласт плюс» (в настоящее время ООО «Технопласт плюс») заключён договор о долевом участии в реконструкции (строительстве) комнаты [___] в доме [__], расположенном по [___] в Республики Крым (л.д. 5-6).

В соответствии с пунктом 1.2 данного договора истец обязана внести денежные средства и строительные материалы в размере 215 340 гривен на реконструкцию (строительство) указанного жилого помещения.

В течение 10 дней после окончания реконструкции дома ответчик обязан передать истцу в собственность комнату 107 общей площадью 55 кв.м в указанном доме и содействовать истцу в оформлении права собственности на неё (пункт 1.3 договора).

В силу пункта 1.5 договора ответчик обязуется завершить реконструкцию (строительство) указанного выше жилого помещения в срок до 3 декабря 2009 г.

Истец в полном объёме внесла денежные средства по договору, ответчик передал истцу в пользование переоборудованное и реконструированное жилое помещение, что подтверждается актом приёма- передачи от 5 ноября 2010 г. (л.д. 11), однако уклоняется от передачи его в собственность истца.

Согласно сведениям ГУП Республики Крым «Крым БТИ» указанный выше жилой дом принадлежал ответчику (л.д. 35).

Из выданной ответчиком справки также следует, что собственником комнаты 107 в этом доме является частное предприятие «Технопласт плюс» (л.д. 9).

Ранее истец обращалась с иском в суд о признании за ней права собственности на спорное имущество, однако заочным решением Феодосийского городского суда от 6 июня 2011 г. в иске отказано.

Удовлетворяя иск частично, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что между сторонами заключён договор бытового подряда, а также применил положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон о защите прав потребителей). Поскольку ответчиком обязательства по договору исполнены не были, а истец лишена того, на что рассчитывала при заключении договора, суд принял решение о расторжении договора и взыскании с ответчика денежных средств, уплаченных истцом по договору, также взыскал неосновательное обогащение в виде затрат на ремонт жилого помещения, компенсацию морального вреда и судебные расходы.

Отменяя по апелляционной жалобе Артемовой Л.П. решение суда в части разрешения исковых требований о взыскании неустойки и компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что между сторонами заключён не договор подряда, а предварительный договор купли-продажи, в связи с чем взыскал с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами, а в иске о компенсации морального вреда отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято судом с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

В соответствии с преамбулой Закона о защите прав потребителей потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а изготовителем, исполнителем, продавцом - организация независимо от её организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, производящие товары для реализации потребителям, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору и реализующие товары потребителям по договору купли-продажи.

Таким образом, к указанным выше отношениям Закон о защите прав потребителей применяется вне зависимости от того, какой именно договор заключён сторонами - купли-продажи либо подряда, предварительный либо основной, или же отношения сложились только в связи с намерением потребителя приобрести товар или заказать услуги.

Из установленных судом обстоятельств следует, что предметом договора являлось помещение, предназначенное для удовлетворения потребности истца в жилье.

Какие-либо правовые основания, по которым судом апелляционной инстанции не применены положения Закона о защите прав потребителей, в апелляционном определении не указаны.

В соответствии со статьёй 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесённых потребителем убытков.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания.

Поскольку нравственные страдания могут не иметь внешнего проявления, наличие такого рода морального вреда в случае нарушения прав потребителя предполагается.

Таким образом, основанием для взыскания компенсации морального вреда является сам факт нарушения прав потребителя.

В пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учётом характера причинённых потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

Вопреки приведённым положениям закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд апелляционной инстанции, установив факт нарушения прав истца в части нарушения сроков передачи жилого помещения в пользование и неисполнения обязательства о передаче его в собственность, в удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда отказал.

Кроме того, в соответствии со статьёй 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Аналогичные положения закреплены в части 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 3271 названного кодекса в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. Суд апелляционной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объёме.

По настоящему делу решение суда в апелляционном порядке было обжаловано истцом, в том числе в части отказа во взыскании компенсации морального вреда в полном объёме. Ответчик в судебные заседания не являлся, возражений против иска не направлял и решение суда не обжаловал.

Таким образом, решение суда в части взыскания установленной судом компенсации морального вреда обжаловано не было.

Однако вопреки принципу состязательности сторон и положениям части 2 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции безмотивно вышел за пределы апелляционной жалобы и отменил решение суда в части присуждения компенсации морального вреда.

Согласно пункту 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортёра) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присуждённой судом в пользу потребителя.

В пункте 46 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей).

Приведённые положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции не выполнены.

Из материалов дела, в частности из протоколов судебных заседаний, следует, что истец от взыскания штрафа не отказывалась, однако суд вопрос о взыскании штрафа в соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на обсуждение сторон не поставил.

Нельзя согласиться с апелляционным определением и в части взыскания процентов.

Так, истцом заявлены требования о взыскании процентов, предусмотренных Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

Исходя из пояснений истца о том, что денежные средства переданы ответчику в счёт приобретения жилого помещения в собственность, а реконструкция и ремонт произведены самим истцом, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что между сторонами имели место отношения по купле-продаже этого помещения, и взыскал проценты на сумму предварительной оплаты товара.

При этом суд исходил из эквивалента денежной суммы в 215 340 гривен на момент вынесения апелляционного определения в марте 2018 года (1 гривна = 2,103 510 руб.).

Между тем из установленных обстоятельств дела и условий договора следует, что просрочка ответчика началась с 4 декабря 2009 г. (1 гривна = 3,746 374 руб.) и с этого времени он обязан уплачивать проценты.

При этом риск изменения курса валют не должен возлагаться на добросовестную сторону договора. Такой риск должен быть возложен на сторону, допустившую просрочку в исполнении обязательства.

Кроме того, в соответствии с пунктом 4 статьи 487 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со статьёй 395 данного кодекса со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя.

Статьёй 231 Закона о защите прав потребителей предусмотрены иные последствия нарушения срока передачи предварительно оплаченного товара.

Согласно указанной норме в случае, если продавец, получивший сумму предварительной оплаты в определённом договором купли-продажи размере, не исполнил обязанность по передаче товара потребителю в установленный таким договором срок, потребитель по своему выбору вправе потребовать: передачи оплаченного товара в установленный им новый срок; возврата суммы предварительной оплаты товара, не переданного продавцом.

При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причинённых ему вследствие нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара (пункт 2).

В случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пени) в размере половины процента суммы предварительной оплаты товара.

Неустойка (пени) взыскивается со дня, когда по договору купли- продажи передача товара потребителю должна была быть осуществлена, до дня передачи товара потребителю или до дня удовлетворения требования потребителя о возврате ему предварительно уплаченной им суммы.

Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать сумму предварительной оплаты товара (пункт 3).

Между тем приведённые выше нормы материального права суд апелляционной инстанции не учёл.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 13 марта 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в „суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу