Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 11.12.2018 № 13-КГ18-13

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 13-КГ18-13

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

11 декабря 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Асташова С.В., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению прокурора Ленинского района г. Тамбова, действующего в интересах субъекта Российской Федерации, к ООО «Юлис-плюс» о взыскании денежных средств в бюджет Тамбовской области по кассационной жалобе ООО «Юлис-плюс» на решение Тамбовского районного суда Тамбовской области от 23 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 5 февраля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя ООО «Юлис-плюс» Осадчего Ю.В., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

прокурор Ленинского района г. Тамбова, действуя в интересах субъекта Российской Федерации, обратился в суд к Иконникову С.Е. с иском о взыскании 422 328 руб. в бюджет Тамбовской области.

В обоснование иска указал, что 20 декабря 2010 г. Управлением по развитию промышленности и предпринимательства Тамбовской области (далее - Управление) по результатам конкурсного отбора с победителем ООО «Юлис-плюс» (далее также - Общество) в лице генерального директора Иконникова С.Е. заключены договоры № 21, 22 о субсидировании части затрат, связанных с уплатой авансовых лизинговых платежей по договорам лизинга оборудования, устройств, механизмов, автотранспортных средств (за исключением легковых автомобилей), приборов, аппаратов, агрегатов, устройств, установок, машин, средств и технологий (далее - договоры № 21, 22), Обществу перечислены субсидии.

В ходе проведения УЭБ и ПК УМВД России по Тамбовской области экономического исследования документов в отношении ООО «Юлис-плюс» составлена справка от 20 апреля 2017 г., согласно которой Общество представило Управлению недостоверные сведения о средней численности работников и их среднемесячной заработной плате, что, по мнению прокурора, свидетельствует о неправомерном получении субсидии.

СО ОП №1 СУ УМВД России по г. Тамбову проведена проверка в отношении Иконникова С.Е., работавшего до января 2013 г. генеральным директором Общества, по факту совершения им преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

3 мая 2017 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Иконникова С.Е. на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Таким образом, по мнению прокурора, в соответствии с п. 3.1.5 договоров № 21, 22 Иконников С.Е. обязан вернуть полученные денежные средства (субсидию) в бюджет Тамбовской области.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление.

Определением Тамбовского районного суда Тамбовского области от 14 ноября 2017 г. по ходатайству прокурора Ленинского района г. Тамбова произведена замена ненадлежащего ответчика Иконникова С.Е. на ООО «Юлис-плюс».

Решением Тамбовского районного суда Тамбовской области от 23 ноября 2017 г. требования прокурора Ленинского района г. Тамбова удовлетворены. С Общества в бюджет Тамбовской области взысканы денежные средства в размере 422 328 руб. С Общества в федеральный бюджет взыскана государственная пошлина в размере 7 423 руб. 28 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 5 февраля 2018 г. решение суда первой инстанции в части взыскания государственной пошлины изменено. С Общества в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 7 423 руб. 28 коп. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ООО «Юлис-плюс» поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 14 ноября 2018 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке.

При разрешении спора суд установил, что 7 декабря 2010 г. ООО «Юлис-плюс» поданы заявки № 1 и № 2 в Управление на участие в отборе субъектов малого и среднего предпринимательства, претендующих на субсидирование части затрат, связанных с уплатой авансовых лизинговых платежей по договорам лизинга оборудования, устройств, механизмов, автотранспортных средств (за исключением легковых автомобилей), приборов, аппаратов, агрегатов, устройств, установок, машин, средств и технологий.

Согласно п. 3 данных заявок Общество обязалось в случае принятия решения о субсидировании части затрат, связанных с уплатой авансовых лизинговых платежей по договорам финансовой аренды (лизинга) автотранспортного средства от 25 ноября 2010 г. № HЛK/MCK-01495/ДЛ и № HЛK/MCK-01499/ДЛ, заключённых с ООО «Национальная Лизинговая компания», выполнять условия субсидирования, определённые Положением о конкурсном отборе, договорами о субсидировании и заявками.

Общество гарантировало достоверность представленных в заявке и прилагаемых к ней документах сведений (п. 5 заявок).

17 декабря 2010 г. решением комиссии по отбору субъектов малого и среднего предпринимательства, претендующих на субсидирование части затрат, связанных с уплатой лизинговых платежей по договорам лизинга оборудования, победителем конкурса признано ООО «Юлис-плюс», с которым 20 декабря 2010 г. Управление заключило договоры № 21, 22.

Управление 22 декабря 2010 г. перечислило Обществу субсидии в размере 422 328 руб.

Удовлетворяя требования прокурора Ленинского района г. Тамбова, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что ООО «Юлис-плюс» не исполнило обязательств, предусмотренных договорами № 21, 22, по поддержанию средней численности работников и обеспечению выплаты определённой среднемесячной номинальной начисленной заработной платы в течение 2010 г. и первого полугодия 2011 г., являющихся обязательным условием для получения мер финансовой поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства, в связи с чем в соответствии с п. 3.1.5 указанных договоров обязано возвратить в бюджет Тамбовской области предоставленную субсидию в размере 422 328 руб.

Отклоняя заявление ООО «Юлис-плюс» о применении последствий пропуска срока исковой давности, суд первой инстанции указал на то, что моментом начала течения срока исковой давности является 20 апреля 2017 г. - дата выявления нарушения, в ходе проведённого УЭБ и ПК УМВД России по Тамбовской области экономического исследования документов в отношении Общества.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства, и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации защита нарушенных гражданских прав гарантируется в пределах срока исковой давности.

Согласно п. 1 ст. 197 Гражданского кодекса Российской Федерации для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращённые или более длительные по сравнению с общим сроком.

В силу ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (ч. 1 ст. 45 и ч. 2 ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 52 и чч. 1, 2 ст. 53, ст. 531 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции Иконников С.Е. и ООО «Юлис-плюс» (л.д. 81, 82) письменно заявляли о пропуске исковой давности, однако суд счёл, что в рассматриваемом споре течение срока исковой давности должно начинаться с 20 апреля 2017 г., когда по результатам проведённого экономического исследования документов в отношении ООО «Юлис-плюс» было установлено, что в Управление по развитию промышленности и предпринимательства Тамбовской области предоставлены недостоверные сведения о средней численности работников общества и их среднемесячной заработной плате.

Между тем по настоящему делу предполагаемое нарушение права субъекта Российской Федерации имело место со дня, следующего после дня истечения установленных договорами № 21, 22 срока исполнения Обществом своих обязательств, в связи с чем суду надлежало установить, с какого времени Управление узнало или должно было узнать о нарушении своих прав, поскольку с этого же момента подлежал исчислению срок исковой давности и для прокурора.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (ст. 124).

Как предусмотрено п. 1 ст. 124 Гражданского кодекса Российской Федерации, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.

К субъектам гражданского права, указанным в п. 1 настоящей статьи, применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2).

В силу ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределённого круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Принимая к производству исковое заявление прокурора, заявленное в интересах субъекта Российской Федерации, суд не учёл положения ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений

Суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй указанной статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесённых федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов (ч. 3 ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Таким образом, исходя из приведённой нормы, подведомственность дел арбитражным судам определяется на основании двух критериев: субъектный состав спора и характер правоотношений.

При этом возникший спор должен носить экономический характер, то есть спорное материальное правоотношение должно возникнуть в связи с осуществлением юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями соответствующей предпринимательской или иной экономической деятельности.

Замена ответчика с физического лица Иконникова С.Е. на юридическое лицо ООО «Юлис-плюс» произведена на основании заявления прокурора (л. д. 107).

Иск прокурора Ленинского района г. Тамбова в настоящем случае заявлен в интересах субъекта Российской Федерации, основанием для его предъявления послужило возможное неисполнение ООО «Юлис-плюс» обязательств по договорам № 21, 22, заключённым с Управлением, в связи с чем данный спор является спором, вытекающим из договорных обязательств хозяйственного общества, а потому с учётом приведённых положений действующего законодательства при замене ответчика надлежало проверить, подведомственен он суду общей юрисдикции по субъектному составу и по характеру правоотношений.

В заявлении прокурора отсутствует указание на то, что иск им подан в интересах неопределённого круга лиц. Кроме того, то обстоятельство, что требования заявлены прокурором, не может изменить подсудность дела, определённую императивными положениями гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства.

Кроме того, как разъяснено в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», при замене ненадлежащего ответчика надлежащим необходимо учитывать, что дело может рассматриваться тем же судом, если с учётом нового ответчика его подсудность не изменилась.

Если подсудность дела изменилась (например, ответчик находится на территории юрисдикции другого суда), дело, исходя из положений, закреплённых в ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации, должно быть передано в суд, которому оно стало подсудно.

Нельзя согласиться с выводами суда и по существу спора.

Основанием обращения в суд с иском прокурора послужило ненадлежащее, по его мнению, исполнение ООО «Юлис-плюс» обязательств, предусмотренных пп. 3.1.1-3.1.3 договоров № 21, 22, в обоснование своей позиции ссылаясь на сведения, полученные из У ПФР в г. Тамбове и Тамбовском районе и ГУ Тамбовского регионального отселения ФСС России.

Согласно названным положениям договора ООО «Юлис-плюс» приняло на себя в числе прочих обязательства поддерживать среднюю численность работников на определённом уровне и представлять сведения о численности и заработной плате работников.

В соответствии со ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нём слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путём сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Возражая против заявленных прокурором требований, ООО «Юлис- плюс» указывало, что в договорах предусмотрено поддержание получателем средней численности работников, однако в сведениях из пенсионного фонда указывается количество застрахованных лиц, а в отчётности, поданной в фонд социального страхования, - численность работников, эти понятия не являются тождественными, в связи с чем на основании сведений, имеющихся у прокурора, нельзя сделать вывод о недостоверности сведений, представленных Обществом Управлению.

В решении суд указал, что при рассмотрении настоящего дела данные обстоятельства правового значения не имеют, однако для правильного разрешения спора суду надлежало установить значение содержащихся в договорах терминов, поскольку с учётом возражений ответчика от этого зависело, имело место нарушение Обществом условий договора или нет.

Следует также отметить, что субъект Российской Федерации Тамбовская область, в интересах которой заявлены требования прокурора, участия в деле не принимал, позицию прокурора не поддерживал. За весь период рассмотрения дела в его адрес не направлялись повестки с уведомлениями о судебных заседаниях, хотя Тамбовская область в силу положений ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является по делу истцом.

Допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Тамбовского районного суда Тамбовской области от 23 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 5 февраля 2018 г. нельзя признать законным, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Тамбовского районного суда Тамбовской области от 23 ноября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 5 февраля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу