Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ от 04.12.2018 № 67-КГ18-18

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-КГ18-18

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

4 декабря 2018 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Марьина А.П., Киселёва А.П., рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Варфоломеева Олега Анатольевича к АО «СОГАЗ» о взыскании страховой выплаты, компенсации морального вреда, штрафа, по встречному иску АО «СОГАЗ» к Варфоломееву Олегу Анатольевичу о признании договора личного страхования недействительным, по кассационной жалобе Варфоломеева Олега Анатольевича на решение Новосибирского районного суда Новосибирской области от 18 сентября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 18 января 2018 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., выслушав Варфоломеева О.А. и его представителя Кречетова С.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя АО «СОГАЗ» Слободянюка Ю.П., возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Варфоломеев О.А. обратился в суд с иском к АО «СОГАЗ» о взыскании в пользу ПАО «Промсвязьбанк» (далее - Банк) страхового возмещения в размере 4 332 404 руб. 80 коп., компенсации морального вреда и штрафа в размере 50% от взысканной денежной суммы.

В обоснование заявленных требований Варфоломеев О.А. указал, что 24 июля 2013 г. между ним и Банком заключен кредитный договор, по условиям которого Банк предоставил истцу кредит в размере 7 500 000 руб. на срок 180 месяцев с начислением 13,75% годовых. В этот же день между истцом, Варфоломеевой Н.А. и АО «СОГАЗ» заключен договор страхования жизни и здоровья, предусматривающий выплату в пользу Банка страхового возмещения в размере 50% от суммы кредитной задолженности, увеличенной на 10%, в случае смерти или утраты трудоспособности заемщика.

30 сентября 2015 г. наступил страховой случай - утрата истцом трудоспособности в связи с установлением ему II группы инвалидности.

В предоставлении страхового возмещения истцу отказано со ссылкой на недостаточность представленных документов.

АО «СОГАЗ» предъявило встречный иск к Варфоломееву О.А. о признании недействительным договора страхования от 24 июля 2013 г., ссылаясь на то, что при заключении этого договора Варфоломеев О.А. не уведомил страховщика о наличии у него заболеваний, что существенно повлияло на возможность страховщика оценить риск наступления страхового случая.

Решением Новосибирского районного суда Новосибирской области от 18 сентября 2017 г. в удовлетворении исковых требований Варфоломеева О.А. отказано, встречный иск АО «СОГАЗ» удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 18 января 2018 г. решение суда первой инстанции отменено в части удовлетворения встречного иска АО «СОГАЗ», в указанной части принято новое решение, которым в удовлетворении встречного иска АО «СОГАЗ» отказано. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Варфоломеева О.А. содержится просьба об отмене апелляционного определения как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что 24 июля 2013 г. между Варфоломеевым О.А., как заемщиком, и Банком, как кредитором, заключен кредитный договор на сумму 7 500 000 руб. сроком на 180 месяцев с начислением 13,75% годовых.

В этот же день между Варфоломеевым О.А., Варфоломеевой Н.А. и АО «СОГАЗ» заключен договор страхования жизни и здоровья Варфоломеева О.А., выгодоприобретателем по которому указан ОАО «Промсвязьбанк».

По условиям названного договора страхования страховыми случаями являются смерть и утрата трудоспособности.

При заключении договора Варфоломеев О.А. сообщил об отсутствии у него каких-либо заболеваний.

30 сентября 2015 г. Варфоломееву О.А. установлена II группа инвалидности, в связи с чем 26 октября 2015 г. он обратился в АО «СОГАЗ» с заявлением о наступлении страхового случая.

В направлении Варфоломеева О.А. на медико-социальную экспертизу указано, что он болен с 2012 года, проходил лечение от заболевания ног с 22 апреля 2013 г.

Отказывая в удовлетворении иска Варфоломеева О.А. и удовлетворяя встречный иск АО «СОГАЗ», суд первой инстанции исходил из того, что Варфоломееву О.А. на момент заключения договора страхования было известно о наличии у него заболеваний сосудов, опорно-двигательного аппарата и ног, однако он сообщил страховщику заведомо ложные сведения об отсутствии у него каких-либо заболеваний. Суд отклонил заявление Варфоломеева О.А. о пропуске АО «СОГАЗ» срока исковой давности по требованию о признании договора страхования недействительным, указав, что этот срок подлежит исчислению с момента получения страховщиком всех предусмотренных договором медицинских документов, однако эти документы не были получены АО «СОГАЗ» вплоть до рассмотрения дела судом.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречного иска АО «СОГАЗ» и принимая в этой части новое решение об отказе в удовлетворении встречного иска, суд апелляционной инстанции исходил из пропуска АО «СОГАЗ» срока исковой давности, который составляет один год и подлежит исчислению с 9 ноября 2015 г., когда страховщик получил копию направления Варфоломеева О.А. на медико­социальную экспертизу с указанием на наличие у него заболевания с 2012 г.

При этом суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска Варфоломеева О.А., указав, что Варфоломеевым О.А. не представлено доказательств, опровергающих возникновение у него заболеваний до заключения договора страхования.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемым судебным постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Статья 942 Гражданского кодекса Российской Федерации к числу существенных условий договора страхования относит условия о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

Пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» определено, что страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В силу пункта 1 указанной статьи событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если это не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Как установлено судом, по условиям договора личного страхования от 24 июля 2013 г. страховым случаем является установление Варфоломееву О.А. I или II группы инвалидности в течение срока действия договора страхования или не позднее, чем через 180 дней после его окончания, в результате несчастного случая или заболевания, произошедших в течение срока действия договора страхования.

Судами также установлено, что страховой случай наступил.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречного иска АО «СОГАЗ» о призвании договора недействительным суд апелляционной инстанции принял в этой части новое решение об отказе в удовлетворении встречного иска.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Варфоломеева О.А. о взыскании страховой выплаты, суд апелляционной инстанции указал, что Варфоломеевым О.А. не представлено доказательств, опровергающих возникновение у него заболеваний до заключения договора страхования.

С данными выводами суда согласиться нельзя.

Отказывая в признании договора страхования недействительным, суд фактически признал его действующим, однако отказал в его исполнении, при этом не указав положения договора или Правил, на основании которых суд отказывает в удовлетворении исковых требований о взыскании страховой выплаты.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно части 1 статьи 57 данного кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии с частью 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

Согласно части 1 статьи 196 данного кодекса при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Как разъяснено в пункте постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (пункт 2).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3).

Суду апелляционной инстанции в данном случае необходимо было установить свидетельствует ли появление в 2012 г. отдельных симптомов заболевания у Варфоломеева О.А. о том, что заболевание произошло и было диагностировано у него до заключения договора страхования, а также знал ли Варфоломеев О.А. об этом на момент заключения договора.

В нарушение статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не дал оценки тому факту, что заболевание диагностировано Варфоломееву О.А. 15 июля 2014 г., то есть после заключения договора страхования, в период его действия, а иных сведений о наличии у истца заболевания до заключения договора, в связи с которым ему установлена группа инвалидности, в материалах дела не имеется.

Признавая договор недействительным и отказывая во взыскании страхового возмещения на основании того, что истец, заключая договор страхования, скрыл наличие заболевания, по которому впоследствии установлена группа инвалидности, суду необходимо было установить предусмотрен ли договором отказ от выплаты страхового возмещения в таком случае, чего судом сделано не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

С учётом изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 18 января 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу