Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 77-КГ19-4 от 24 июня 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 77-КГ19-4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

24 июня 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.

судей Жубрина М.А., Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 июня 2019 г. гражданское дело по иску Оболенского Олега Валерьевича к обществу с ограниченной ответственностью Строительная компания «Мегаполис», обществу с ограниченной ответственностью «Ника-Петротек», Г осу дарственному учреждению - Липецкому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации об установлении факта трудовых отношений, признании факта несчастного случая связанным с производством, возложении обязанности составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на производстве, выплате пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Оболенского Олега Валерьевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 14 июня 2018 г., которым частично отменено решение Советского районного суда г. Липецка от 5 февраля 2018 г. с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А., мнение представителей Государственного учреждения - Липецкого регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации Маслаковой О.Ю., Панковой А.О., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей апелляционное определение подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Оболенский О.В. 12 сентября 2017 г. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Строительная компания «Мегаполис» (далее также - ООО СК «Мегаполис»), обществу с ограниченной ответственностью «Ника-Петротек» (далее также - ООО «Ника-Петротек»), Государственному учреждению - Липецкому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации об установлении факта трудовых отношений, признании факта несчастного случая связанным с производством, возложении обязанности составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на производстве, выплате пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Оболенский О.В. указал, что с 12 июля 2016 г. работал в ООО СК «Мегаполис» монтажником металлоконструкций, по заданию работодателя был направлен в служебную командировку г. Семилуки Воронежской области для выполнения работ в ООО «Ника-Петротек».

25 июля 2016 г. на рабочем месте во время производства работ на территории ООО «Ника-Петротек» в результате падения балки Оболенский О.В. получил травму - закрытый перелом _______.

В связи с получением травмы на территории ООО «Ника-Петротек» Оболенскому О.В. была вызвана скорая помощь и он был направлен на лечение в бюджетное учреждение здравоохранения Воронежской области «Семилукская районная больница им. А.В. Гончарова».

По указанию директора ООО СК «Мегаполис» Лаюрова В.С. Оболенский О.В. написал заявление о том, что травму получил по собственной неосторожности и что претензий ни к кому не имеет, при этом Лаюров В.С. пообещал выплатить Оболенскому О.В. денежное вознаграждение в возмещение вреда здоровью, однако никаких денежных средств Оболенский О.В. не получал, только аванс за отработанное время.

27 июля 2016 г. Лаюров В.С. отвёз его в г. Липецк на своём автомобиле, оказал содействие в госпитализации в Государственное учреждение здравоохранения «Липецкая городская больница № 4 «Липецк- Мед», где Оболенского О.В. прооперировали.

24 января 2017 г. в связи с полученной травмой Оболенскому О.В. установлена III группа инвалидности.

По мнению Оболенского О.В., между ним и ООО СК «Мегаполис» сложились трудовые отношения, поскольку он фактически был допущен к работе с ведома и по поручению работодателя, подавал заявление о приёме на работу, подписывал трудовой договор, с ним проводился инструктаж по технике безопасности, подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка, работодатель вёл учёт рабочего времени, в связи с чем произошедший с ним 25 июля 2016 г. несчастный случай следует квалифицировать как связанный с производством.

Определением Советского районного суда г. Липецка от 5 февраля S018 г. от представителя истца - адвоката Медянской Л.Г. принят отказ от ска к Государственному учреждению - Липецкому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о компенсации морального вреда, производство по делу в указанной части прекращено.

Решением Советского районного суда г. Липецка от 5 февраля 2018 г. на ООО СК «Мегаполис» возложена обязанность составить акт по форме Н-1 до факту несчастного случая на производстве, произошедшего с Оболенским О.В. 25 июля 2016 г. С ООО СК «Мегаполис» в пользу Оболенского О.В. взыскана компенсация морального вреда в размере 300   000 руб. В удовлетворении иска Оболенского О.В. к

ООО «Ника-Петротек», Государственному учреждению - Липецкому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации отказано. С ООО СК «Мегаполис» в бюджет г. Липецка взыскана государственная пошлина в размере 300 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 14 июня 2018 г. по апелляционной жалобе представителя Государственного учреждения - Липецкого регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации Сундеевой И.М. решение Советского районного суда г. Липецка от 5 февраля 2018 г. отменено в части возложения на ООО СК «Мегаполис» обязанности составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на производстве, произошедшего с Оболенским О.В. 25 июля 2016 г., и взыскания с ООО СК «Мегаполис» в пользу Оболенского О.В. компенсации морального вреда в размере 300 000 руб., в отменённой части постановлено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Оболенского О.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Липецкого □бластного суда от 14 июня 2018 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А. от 6 февраля 2019 г. Оболенскому О.В. восстановлен пропущенный процессуальный срок для подачи кассационной жалобы на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 14 июня 2018 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьёй Верховного Суда Российской Федерации Жубриным М.А. 18 февраля 2019 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 13 мая 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился истец Оболенский О.В., представители ответчиков ООО СК «Мегаполис» и ООО «Ника-Петротек», сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита н арушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Оболенский О.В. обратился в суд с иском к ООО СК «Мегаполис», ООО «Ника-Петротек» Государственному учреждению - Липецкому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации об установлении факта трудовых отношений, признании факта несчастного случая связанным с производством, возложении обязанности составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на производстве, выплате пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда.

Оболенский О.В. в обоснование иска ссылался на то, что был направлен работодателем ООО СК «Мегаполис» в служебную командировку в г. Семилуки Воронежской области, где располагалась организация ООО «Ника-Петротек» (кирпичный завод). По прибытии на место 12 июля 2016 г. Оболенскому О.В. был выдан электронный пропуск для прохода на территорию данной организации для выполнения работ, к работе приступил в день приезда, был допущен к работе в качестве монтажника металлоконструкций с ведома и по поручению работодателя (ООО СК «Мегаполис»), при трудоустройстве были оговорены с ним условия работы: график (с 8 ч. до 18 ч. без выходных) и оплата (1 300 руб. за 1 день), Оболенский О.В. каждый день ходил на работу, соблюдал трудовой режим, перед началом работы ему разъяснили правила техники безопасности на территории завода, в связи с чем он расписался в соответствующем журнале. Перед началом работы на предприятии Оболенский О.В. написал заявление на имя директора ООО СК «Мегаполис» Лаюрова ВС. о приёме на работу в качестве монтажника, а также подписал трудовой договор, заключённый между ним и ООО СК «Мегаполис», который ему на руки не выдавался.

25 июля 2016 г. на рабочем месте во время производства работ на территории ООО «Ника-Петротек» в результате падения балки Оболенский О.В. получил травму - закрытый перелом _______, в связи с чем находился на лечении сначала в бюджетном учреждении здравоохранения Воронежской области «Семилукская районная больница им. А.В. Гончарова», а впоследствии в медицинских учреждениях г. Липецка и г. Грязи Липецкой области.

10 октября 2016 г. Оболенский О.В. обратился к руководителю Государственной инспекции труда в Липецкой области с заявлением, в котором просил разобраться с обстоятельствами произошедшего с ним несчастного случая на производстве 25 июля 2016 г.

В этом заявлении Оболенский О.В. указал на то, что в период Нахождения его в командировке в г. Семилуки Воронежской области, где располагалось ООО «Ника-Петротек», на рабочем месте на объекте ^наклонная галерея по изготовлению металлических стоек» с ним произошел Несчастный случай на производстве. 25 июля 2016 г. около 13.30 при выдвижении стрелы крюк автомобильного крана зацепил одну из балок, она соскочила с деревянных прокладок и упала ему на левую ногу, в связи с чем причинила травму. Первую помощь Оболенскому О.В. оказала медицинская сестра завода на месте причинения травмы, затем его увезли на скорой помощи в больницу г. Семилуки. Впоследствии под диктовку генерального Директора ООО СК «Мегаполис» Лаюрова В.С., приехавшего в больницу, Оболенский О.В. написал объяснительную по факту получения им травмы и Заявление о принятии на работу. 27 июля 2016 г. Лаюров ВС. отвёз его в Г. Липецк на своей машине, оказал содействие в госпитализации в "Травматологическое отделение в Государственное учреждение Здравоохранения «Липецкая городская больница № 4 «Липецк-Мед», где

Оболенского О.В. прооперировали 3 августа 2016 г. Впоследствии его отправили проходить лечение в медицинское учреждение по месту жительства - в г. Грязи Липецкой области. До получения травмы Оболенский О.В. проходил на территорию ООО «Ника-Петротек» для выполнения работ по электронному заводскому пропуску, работал каждый день по 12 часов без выходных, всего отработал 15 дней, однако за работу ему ООО СК «Мегаполис» не произвёл оплату.

Актом проверки от 17 ноября 2016 г. Государственной инспекцией Труда в Липецкой области по обращению Оболенского О.В. по вопросу о Проведении расследования несчастного случая, произошедшего с ним 25 июля 2016 г. при нахождении в командировке в г. Семилуки Воронежской Области, установлено, что между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» Имеет место индивидуальный трудовой спор, который может быть разрешён И судебном порядке.

В материалы настоящего дела представлена справка бюджетного Учреждения здравоохранения Воронежской области «Семилукская районная больница им. А.В. Гончарова», согласно которой Оболенский О.В. был доставлен в приёмное отделение больницы с адреса: г. Семилуки, ул. Ленина, 5-а (адрес расположения ООО «Ника-Петротек»), и находился на Стационарном лечении с 25 июля 2016 г. по 27 июля 2016 г. с диагнозом Закрытый оскольчатый перелом _______.

24 января 2017 г. бюро медико-социальной экспертизы № 15 федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Липецкой области» Оболенскому О.В. установлена Инвалидность III группы.

В судебном заседании суда первой инстанции 7 ноября 2017 г. были Заслушаны показания свидетелей Оболенского В.В. (отчим истца) и Оболенской Н.И. (мать истца), показавших, что Оболенский О.В. работал в ООО СК «Мегаполис» на территории ООО «Ника-Петротек», где получил травму и был доставлен в больницу.

Разрешая спор и удовлетворяя частично исковые требования Оболенского О.В. к ООО СК «Мегаполис» об установлении факта трудовых Отношений, признании факта несчастного случая связанным с Производством, возложении обязанности составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на производстве, компенсации морального вреда, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 15, 16, 191, 56 Трудового кодекса Российской Федерации, оценив представленные по делу Доказательства в их совокупности, пришёл к выводу о том, что между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» фактически сложились трудовые отношения, которые не были оформлены в установленном законом порядке, травма получена Оболенским О.В. 25 июля 2016 г. в период рабочего времени при исполнении им трудовых обязанностей на территории ООО «Ника-Петротек».

При этом суд первой инстанции исходил из того, что само по себе отсутствие трудового договора, приказа о приёме на работу не может свидетельствовать об обратном, поскольку отношения между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» имеют признаки трудовых отношений, предусмотренные статьёй 15 Трудового кодекса Российской Федерации, Оболенский О.В. был допущен к работе по поручению работодателя ООО СК «Мегаполис», лично выполнял за плату функцию монтажника металлоконструкций, подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка ООО СК «Мегаполис».

Суд первой инстанции указал, что вина ответчика ООО СК «Мегаполис» заключается в недостаточно эффективной работе по Организации трудового процесса, отсутствии со стороны работодателя контроля за соблюдением работниками технологической, производственной И трудовой дисциплины, правил и норм охраны труда, необеспечении безопасных условий труда, в связи с чем возложил на ООО СК «Мегаполис» обязанность составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на Производстве, произошедшего с Оболенским О.В. 25 июля 2016 г., и взыскал С ООО СК «Мегаполис» в пользу Оболенского О.В. компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб. Определяя размер компенсации Морального вреда, суд первой инстанции учёл характер и тяжесть телесных Повреждений Оболенского О.В., степень физических и нравственных Страданий, конкретные обстоятельства причинения травмы, принцип разумности и справедливости, степень вины ООО СК «Мегаполис».

Отказывая в удовлетворении исковых требований Оболенского О.В. к ООО «Ника-Петротек», суд первой инстанции исходил из того, что с данным Ответчиком Оболенский О.В. в трудовых отношениях не состоял.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе представителя Государственного учреждения - Липецкого регионального отделения Фонда Социального страхования Российской Федерации на решение суда первой Инстанции судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного Суда пришла к выводу о том, что Оболенским О.В. не представлено доказательств, подтверждающих, что он состоит в трудовых отношениях с ООО СК «Мегаполис» и был направлен ООО СК «Мегаполис» как работодателем в командировку в ООО «Ника-Петротек» для выполнения каких-либо работ. При этом суд апелляционной инстанции полагал, что в Соответствии со статьёй 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывать наличие факта возникновения трудовых отношений возложена на истца.

По мнению суда апелляционной инстанции, представленные истцом в обоснование заявленных требований медицинские документы не могут являться доказательством наличия трудовых отношений между сторонами. Доказательств того, что истец обращался в ООО СК «Мегаполис» с заявлением о приёме на работу, выполнял определённую трудовую функцию, подчинялся правилам внутреннего распорядка этой организации, получал заработную плату, представлено не было.

Исходя из того, что истец не состоял в трудовых отношений с ООО СК «Мегаполис», не участвовал в производственной деятельности ООО СК «Мегаполис» и не был застрахован по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, суд апелляционной инстанции указал на то, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания несчастного случая, Произошедшего с истцом, связанным с производством, и возложения на ООО СК «Мегаполис» обязанности по составлению акта о несчастном случае На производстве формы Н-1, в связи с чем отменил решение суда первой инстанции в части возложения на ООО СК «Мегаполис» обязанности составить акт по форме Н-1 по факту несчастного случая на производстве, произошедшего с Оболенским О.В. 25 июля 2016 г., и взыскания с ООО СК «Мегаполис» в пользу Оболенского О.В. компенсации морального вреда в размере 300 000 руб. и принял по делу в отменённой части новое решение, которым отказал Оболенскому О.В. в удовлетворении исковых требований к ООО СК «Мегаполис».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений исходя из Общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии С Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит в том числе свободу труда, включая право на Труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно Соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать Профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательств и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация № 198 «О трудовом правоотношении» (далее - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).

В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальным законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорной или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в Соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определённым Графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей её; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального Трудового правоотношения государства-участники должны в рамках своей Национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в Том случае, когда определено наличие одного или нескольких Соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом Правоотношении).

Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации Трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам Внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий Труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

Сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель (часть 1 статьи 20 Трудового кодекса Российской Федерации).

По общему правилу, установленному частью 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим кодексом.

Вместе с тем согласно части 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это Представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределённость правового положения таких работников (пункт 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. № 597-0-0).

В части 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации дано понятие трудового договора как соглашения между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определённую этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в Двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть первая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключённым, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме Не позднее трёх рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трёх рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

Частью первой статьи 68 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что приём на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключённого трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключённого трудового договора.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключённым и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трёх рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из приведённых выше нормативных положений трудового законодательства следует, что к характерным признакам трудовых отношений относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определённой, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату.

О наличии трудовых отношений может свидетельствовать и стабильный характер этих отношений, подчинённость и зависимость труда, выполнение работником работы только по определённой специальности, квалификации или должности, наличие дополнительных гарантий работнику, установленных законами, иными нормативными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения.

К признакам существования трудового правоотношения также относятся, в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем (Рекомендация № 198 о трудовом правоотношении).

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, который заключается в письменной форме. При этом обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приёме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

В то же время само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключённым при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку из содержания статей 11, 15, части третьей статьи 16 и статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями части второй статьи 67 названного кодекса следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключённым, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Датой заключения трудового договора в таком случае будет являться дата фактического допущения работника к работе.

Цель указанной нормы - устранение неопределённости правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путём признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный статьёй 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок, вопреки намерению работника оформить трудовой договор, может быть расценено как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации). Правом на заключение трудового договора с работником обладает не только работодатель, но и его уполномоченный на это представитель.

Таким образом, по смыслу взаимосвязанных положений статей 15, 16, 56, части второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет её с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключённым. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель. При разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. К таким доказательствам, в частности, относятся письменные доказательства, свидетельские показания, аудио- и видеозаписи.

Приведённые нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, форму трудового договора и его содержание, механизмы осуществления прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судом апелляционной инстанции применены неправильно, без учёта Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации. Вследствие этого обстоятельства, имеющие значение для дела, судом не установлены, действительные правоотношения сторон не определены.

Следовательно, суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (трудового договора, гражданско-правовых договоров, штатного расписания, приказа о приёме на работу и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.

По данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учётом исковых требований Оболенского О.В. и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто соглашение между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» о личном выполнении Оболенским О.В. работы в качестве монтажника металлоконструкций; был ли Оболенский О.В. допущен к выполнению названной работы; выполнял ли Оболенский О.В. эту работу (трудовую функцию) в интересах, под контролем и управлением работодателя в спорный период; подчинялся ли Оболенский О.В. действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка или графику сменности работы; было ли достигнуто между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» соглашение о размере заработной платы Оболенскому О.В., порядке и сроках её выплаты; выплачивалась ли Оболенскому О.В. заработная плата и за какой период.

Судом первой инстанции названные обстоятельства, касающиеся характера возникших между истцом и ООО СК «Мегаполис» отношений, установлены с признанием этих отношений трудовыми.

Согласно абзацу второму части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение (часть 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что, по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалоб, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение приведённых норм процессуального законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации не осуществил предоставленные ему полномочия по повторному рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Указывая на то, что Оболенским О.В. не представлено допустимых доказательств, свидетельствовавших о выполнении им трудовой функции в интересах ответчика в качестве монтажника металлоконструкций, суд апелляционной инстанции не учёл правило о допустимости доказательств, установленное статьёй 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно данной норме процессуального закона, обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Между тем суд апелляционной инстанции в апелляционном определении не привёл норму закона, в соответствии с которой выполнение истцом трудовой функции у ООО СК «Мегаполис» с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, направление его работодателем ООО СК «Мегаполис» в командировку в ООО «Ника-Петротек» может подтверждаться только определёнными средствами доказывания, круг этих доказательств суд апелляционной инстанции также не определил.

Признавая неправомерными выводы суда первой инстанции в части наличия между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» трудовых отношений, суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела по апелляционной жалобе Государственного учреждения - Липецкого регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации не установил имеющие значение для данного дела обстоятельства, касающиеся характера сложившихся между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис» отношений.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции вследствие неправильного применения норм материального права, определяющих понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, пришёл к ошибочному выводу о том, что истец должен доказать наличие между ним и ответчиком ООО СК «Мегаполис» трудовых отношений, а истец этого не сделал. Однако, если работник приступил к работе и выполняет её с ведома и по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным, в связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель.

Исходя из положений статей 67, 71, 195-198, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выводы суда о фактах, имеющих значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьёй 2 названного кодекса.

Эти требования процессуального закона, как усматривается из текста апелляционного определения, судом апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела по апелляционной жалобе Государственного учреждения - Липецкого регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по существу выполнены не были. Судом апелляционной инстанции не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать все фактические обстоятельства с учётом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, закреплённое в статье 8 Всеобщей декларации прав человека, пункте 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пункте 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемлённым.

Таким образом, суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела по апелляционной жалобе и проверке законности решения суда первой инстанции в результате неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права не определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и то, какая сторона должна их доказывать, не установил эти обстоятельства, не оценил в совокупности имеющиеся по делу доказательства, в связи с чем выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии трудовых отношений между Оболенским О.В. и ООО СК «Мегаполис», отсутствии оснований для признания произошедшего с Оболенским О.В. несчастного случая, связанным с производством, возложении на ООО СК «Мегаполис» обязанности по составлению акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 и компенсации морального вреда, не могут быть признаны основанными на нормах закона.

Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 14 июня 2018 г. нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть всё приведённое выше и разрешить спор на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.

Кроме того, суду апелляционной инстанции следует учесть разъяснения, содержащиеся в пунктах 17-21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. № 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 14 июня 2018 г. отменить.

Дело направить на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - Липецкий областной суд.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу