Меню
8 (8182) 49-00-00 (г. Архангельск и Архангельская обл.)
8 (800) 300-4920 (другие регионы РФ)

Определение Верховного Суда РФ № 57-КГ20-6-К1 от 18 августа 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Киселёва А.П., судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску Кощаева Сергея Владимировича к акционерному обществу «МАКС» о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда
по кассационной жалобе Кощаева Сергея Владимировича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 23 июля 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Атараева Б.М., представляющего интересы Кощаева С.В. и поддержавшего доводы жалобы, представителя АО «МАКС» Войт О.С., просившей жалобу отклонить, установила:

Кощаев С.В. обратился в суд с иском к АО «МАКС» (далее - общество) о взыскании страхового возмещения в размере 64 000 рублей, неустойки в размере 85 120 рублей, а также неустойки в размере 640 рублей за каждый день просрочки, начиная с даты вынесения судом итогового решения по день его фактического исполнения, но не более лимита страхового возмещения с учетом взысканного размера неустойки, штрафа в размере 50% от суммы страхового возмещения, судебных расходов в размере 8 000 рублей, компенсации морального вреда в размере 2 000 рублей.

В обоснование требований истец указал, что 24 июля 2018 г. по вине водителя Ткаченко М.А., управлявшего автомобилем Lada 211440, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден автомобиль Toyota Camry, принадлежащий истцу.

По заявлению о прямом возмещении убытков общество отказало в выплате страхового возмещения. Не согласившись с данным отказом, Кощаев С.В. обратился в общество с претензией, которая оставлена последним без удовлетворения.
Данные обстоятельства послужили основанием для обращения в суд с иском по настоящему делу.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 4 апреля 2019 г. иск удовлетворен частично: с ответчика в пользу истца взыскано страховое возмещение в размере 64 000 рублей, неустойка за период с 21 августа 2018 г. по 4 апреля 2019 г. в размере 20 000 рублей, неустойка за период с 5 апреля 2019 г. до момента фактического исполнения обязательства по осуществлению страховой выплаты в размере 1 % в день от суммы недоплаченной страховой выплаты, при этом общий размер неустойки не может превышать 100 000 рублей, штраф в размере 20 000 рублей, судебные расходы в общем размере 33 750 рублей, компенсация морального вреда в размере 1 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 23 июля 2019 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г., решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Кощаев С.В. просит отменить определения судов апелляционной и кассационной инстанций.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 28 июля 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьёй 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 24 июля 2018 г. по вине водителя Ткаченко М.А., управлявшего автомобилем Lada 211440, принадлежащего на праве собственности Ищенко Г.В., произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю Toyota Camry, принадлежащему истцу, причинены механические повреждения.

Гражданская ответственность Ищенко Г.В. застрахована в АО «АльфаСтрахование», Кощаева С.В. - в АО «МАКС».

Дорожно-транспортное происшествие оформлено без участия уполномоченных сотрудников полиции.

31 июля 2018 г. Кощаев С.В. обратился в АО «МАКС» с заявлением о прямом возмещении убытков, предоставив автомобиль на осмотр страховщику.

Поврежденный автомобиль истца был осмотрен (акт осмотра от 31 июля 2018 г. № УП-321416) и страховщиком организовано экспертно-техническое исследование в ООО «Экспертно-Консультационный центр», согласно заключению которого от 13 августа 2018 г. № УП-321416 имеющиеся на автомобиле Toyota Camry повреждения не соответствуют взаимному контакту автомобилей по расположению, характеру взаимодействия, форме и степени повреждений. На автомобиле отсутствуют признаки совпадения механизмов образования повреждений как в целом, так и по отдельным элементам.

Письмом от 14 августа 2018 г. общество сообщило Кощаеву С.В. об отказе в осуществлении страхового возмещения.

Не согласившись с данным отказом, истец организовал проведение независимой технической экспертизы в ООО «Бе л Эксперт», согласно заключению которого от 5 ноября 2018 г. № 0297/18 стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 65 100 рублей, а повреждения его автомашины могли возникнуть при ДТП 24 июля 2018 г.

В связи с неисполнением обязанности по организации восстановительного ремонта 8 ноября 2018 г. истец обратился к ответчику с претензией, в которой просил осуществить ему страховую выплату.

13 ноября 2018 г. общество отказало в удовлетворении требований, изложенных в претензии.

В ходе судебного разбирательства проведена судебная автотехническая экспертиза в ООО Оценочная фирма «Профессионал». Согласно заключению эксперта от 12 марта 2019 г. № 18-19 с технической точки зрения комплекс повреждений переднего бампера, капота, правой фары, омывателя правой фары, крыла переднего правого, бачка омывателя, колесного диска переднего правого колеса автомобиля Toyota Camry, зафиксированный в акте осмотра АО «МАКС» от 31 июля 2018 г. № УП-321416 мог образоваться в условиях и обстоятельствах заявленного дорожно-транспортного происшествия 24 июля 2018 г. в результате столкновения с автомобилем ВАЗ-211440. На момент рассматриваемого происшествия указанные в акте осмотра правая ПТФ и подкрылок правого переднего крыла автомобиля Toyota Camry уже имели повреждения, которые образованы в другое время и при других обстоятельствах.

Суд первой инстанции пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований, исходя из того, что страховщик надлежащим образом не исполнил свои обязательства по выдаче потерпевшему направления на ремонт или выплате страхового возмещения.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска в полном объеме, суд апелляционной инстанции указал, что представленные истцом доказательства (заключение от 5 ноября 2018 г.) не могут быть признаны достоверными, допустимыми и достаточными для удовлетворения иска. Кроме того, суд апелляционной инстанции усмотрел в действиях истца признаки злоупотребления правом. С данным выводом согласился суд кассационной инстанции.

В соответствии с положениями абзацев 1 и 2 пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО) потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной названным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования. Заявление о страховом возмещении в связи с причинением вреда имуществу потерпевшего направляется страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, а в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 14.1 указанного закона, страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, направляется заявление о прямом возмещении убытков.

Согласно пункту 10 статьи 12 Закона об ОСАГО при причинении вреда имуществу в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению страховщиком убытков потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховое возмещение или прямое возмещение убытков, в течение пяти рабочих дней с даты подачи заявления о страховом возмещении и прилагаемых к нему в соответствии с правилами обязательного страхования документов обязан представить поврежденное транспортное средство или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, проводимой в порядке, установленном статьей 12.1 данного закона, иное имущество для осмотра и (или) независимой экспертизы (оценки), проводимой в порядке, установленном законодательством Российской Федерации с учетом особенностей, установленных этим федеральным законом.

В случае, если осмотр и (или) независимая техническая экспертиза, независимая экспертиза (оценка) представленных потерпевшим поврежденного транспортного средства, иного имущества или его остатков не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и определить размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования, для выяснения указанных обстоятельств страховщик в течение 10 рабочих дней с момента представления потерпевшим заявления о страховом возмещении вправе осмотреть транспортное средство, при использовании которого имуществу потерпевшего был причинен вред, и (или) за свой счет организовать и оплатить проведение независимой технической экспертизы в отношении этого транспортного средства в порядке, установленном статьей 12.1 данного закона. Владелец транспортного средства, при использовании которого имуществу потерпевшего был причинен вред, обязан представить это транспортное средство по требованию страховщика.

В соответствии с абзацем первым пункта 11 статьи 12 Закона об ОСАГО страховщик обязан осмотреть поврежденное транспортное средство и (или) организовать их независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня поступления заявления о страховом возмещении или прямом возмещении убытков с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, и ознакомить потерпевшего с результатами осмотра и независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим. Независимая техническая экспертиза или независимая экспертиза (оценка) организуется страховщиком в случае обнаружения противоречий между потерпевшим и страховщиком, касающихся характера и перечня видимых повреждений имущества и (или) обстоятельств причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате дорожно-транспортного происшествия.

Если после проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества или его остатков страховщик и потерпевший не достигли согласия о размере страхового возмещения, страховщик обязан организовать независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку), а потерпевший - представить поврежденное имущество или его остатки для проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки). Если страховщик не осмотрел поврежденное имущество или его остатки и (или) не организовал независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) поврежденного имущества или его остатков в установленный пунктом 11 указанной статьи срок, потерпевший вправе обратиться самостоятельно за технической экспертизой или экспертизой (оценкой). В таком случае результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) принимаются страховщиком для определения размера страхового возмещения (пункт 13 статьи 12 Закона об ОСАГО).

По смыслу указанных норм права, осмотр поврежденного автомобиля необходим для достоверного установления факта наступления страхового случая и определения размера убытков, подлежащих выплате потерпевшему.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истец, не согласившись с отказом страховщика, не обратился к ответчику с претензией о проведении независимой экспертизы и самостоятельно произвел оценку ущерба поврежденного транспортного средства, что является недопустимым.

Материалами дела подтверждается факт осмотра транспортного средства страховщиком и организации им экспертно-технического исследования в ООО «Экспертно-Консультативный центр». Именно на основании данного заключения общество отказало Кощаеву С.В. в осуществлении страхового возмещения.

Таким образом, выводы суда об организации потерпевшим самостоятельной экспертизы в нарушение положений действующего законодательства ошибочны, поскольку проведение данной экспертизы было инициировано истцом после осмотра автомобиля страховщиком и организации им независимой технической экспертизы, проведенной ООО «Экспертно-Консультативный центр». При этом общество было уведомлено в претензионном порядке о заключении ООО «БелЭксперт» от 5 ноября 2018 г.

Следовательно, вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что указанное доказательство не имеет юридической силы и не могло быть положено в основу решения суда, не основан на законе.

Также судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда и судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции неверно квалифицировали заключение от 5 ноября 2018 г. как неотносимое и недопустимое доказательство, фактически показав непонимание указанных терминов, поскольку в статье 59 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации под относимостью доказательств понимается то, что эти доказательства имеют значение для рассмотрения и разрешения настоящего дела. Согласно статье 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации недопустимыми доказательствами признаются такие доказательства, которыми в соответствии с законом не могут подтверждаться обстоятельства дела.

Кроме того, при разрешении настоящего дела судами апелляционной и кассационной инстанций в нарушение положений статей 67 и 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам.

Так, суды в принятых ими определениях вообще не упоминают и не дают никакой оценки заключению ООО «Экспертно-Консультационный центр» от 13 августа 2018 г. и заключению судебной автотехнической экспертизы от 12 марта 2019 г., которая была положена судом в основу принятого решения.

Также Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с выводом нижестоящих судов о том, что истец Кощаев С.В., выдав доверенность на ведение настоящего дела в суде Атараеву Б.М., специализирующемуся на спорах со страховыми компаниями, допустил злоупотребление правом. Коллегия отмечает, что в соответствии со статьей 48 Конституции Российской Федерации каждому гражданину Российской Федерации гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Оказывать такую юридическую помощь могут любые лица, отвечающие требованиям, перечисленным в главе 5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к каковым относится Атараев Б.М.

При таких обстоятельствах определения судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 390.14-390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 23 июля 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в Белгородский областной суд.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу