Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 57-КГ19-2 от 23 апреля 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 57-КГ19-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

23 апреля 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Шуралёва Дмитрия Александровича к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страхового возмещения, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Шуралёва Дмитрия Александровича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 9 августа 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., объяснения представителя Шуралёва Д.А. - Гаврищук М.С., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Шуралёв Д.А. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страхового возмещения, денежной компенсации морального вреда, расходов на составление экспертного заключения, указав в обоснование своих требований, что 23 августа 2017 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием экскаватора ЭО-2621 ВЗ под управлением С. и автомобиля MAZDA MPV под управлением истца, в результате которого автомобиль получил механические повреждения. Считая, что данное дорожно-транспортное происшествие имело место по обоюдной вине водителей указанных транспортных средств, Шуралёв Д.А. 13 ноября 2017 г. обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения, в чём ему было отказано с указанием на признание истца виновным в дорожно­транспортном происшествии.

22 января 2018 г. Шуралёв Д.А. направил страховщику претензию о выплате страхового возмещения с приложением заключения эксперта-техника от 25 декабря 2017 г. № 599-С-17 о стоимости восстановительного ремонта автомобиля «MAZDA MPV», стоимости данного автомобиля на момент дорожно-транспортного происшествия и стоимости его годных остатков после конструктивной гибели.

Так как претензия ответчиком оставлена без удовлетворения, истец обратился в суд с настоящим иском, в котором просил взыскать с ПАО СК «Росгосстрах» страховое возмещение в размере 103 550 руб., денежную компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб., расходы на составление экспертного заключения в размере 16 000 руб., на оплату услуг представителя в размере 12 000 руб., на оплату нотариальных действий в размере 1 200 руб.

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области от 13 апреля 2018 г. иск удовлетворен частично: с ПАО СК «Росгосстрах» в пользу Шуралёва Д.А. взысканы страховое возмещение в размере 103 550 руб., расходы на составление заключения эксперта в размере 16 000 руб., оплату услуг представителя в размере 10 000 руб. и услуг нотариуса в размере 1 200 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 9 августа 2018 г. решение суда первой инстанции в части взыскания судебных расходов отменено и в удовлетворении данных требований отказано.

В кассационной жалобе Шуралёва Д.А. содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 9 августа 2018 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 20 марта 2019 г. указанная кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции допущено не было.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 23 августа 2017 г. в результате дорожно-транспортного происшествия с участием экскаватора «ЭО-2621 ВЗ» под управлением С. и автомобиля «MAZDA MPV» под управлением Шуралёва Д.А. был поврежден принадлежащий истцу на праве собственности автомобиль.

Гражданская ответственность обоих участников данного дорожно­транспортного происшествия была застрахована в ПАО СК «Росгосстрах».

Постановлением по делу об административном правонарушении от 23 августа 2017 г. установлено, что данное дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Шуралёва Д.А.

Полагая, что столкновение транспортных средств произошло по обоюдной вине участников дорожно-транспортного происшествия, 13 ноября 2017 г. Шуралёв Д.А. обратился к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения, в удовлетворении которого ПАО СК «Росгосстрах» было отказано со ссылкой на то, что виновником дорожно-транспортного происшествия является сам заявитель.

Для определения стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля истец обратился к индивидуальному предпринимателю Стребкову А.А., уплатив за составление экспертного заключения 16 000 руб.

Согласно заключению эксперта-техника от 25 декабря 2017 г. № 599-С-17 стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составила 303 000 руб., стоимость автомобиля «MAZDA MPV» - 269 000 руб., стоимость годных остатков - 51 900 руб.

22 января 2018 г. Шуралёвым Д.А. страховщику направлена претензия о выплате страхового возмещения, которая оставлена без удовлетворения.

Удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в дорожно-транспортном происшествии имеется обоюдная вина Шуралёва Д.А. и Солдатова Ю.А., поскольку водитель экскаватора при повороте налево не подавал сигналы световыми указателями поворота, чем способствовал дорожно-транспортному происшествию.

Разрешая вопрос о возмещении судебных расходов, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 88, 94, 98, 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и указав, что решение вынесено в пользу Шуралёва Д.А., взыскал с ответчика понесенные истцом расходы на оплату заключения эксперта-техника от 25 декабря 2017 г. № 599-С-17 и услуг представителя и нотариуса.

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания судебных расходов и принимая новое решение об отказе в удовлетворении данных требований, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что необходимость обращения Шуралёва Д.А. в суд в настоящим иском не связана с правовой позицией ПАО СК «Росгосстрах» по делу, а была обусловлена необходимостью установления вины второго участника дорожно-транспортного происшествия.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для признания определения суда апелляционной инстанции незаконным и отмены его в кассационном порядке.

Согласно статье 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся в том числе расходы на оплату услуг представителей, связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами, а также другие признанные судом необходимыми расходы (статья 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По общему правилу, предусмотренному частью 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», не подлежат распределению между лицами, участвующими в деле, издержки, понесенные в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком, административным ответчиком, например, исков о расторжении брака при наличии взаимного согласия на это супругов, имеющих общих несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 23 Семейного кодекса Российской Федерации).

При этом выражение несогласия ответчика с доводами истца путем направления возражений на иск, по смыслу указанных выше разъяснений, не является тем оспариванием прав истца, которое ведет к возложению на ответчика обязанности по возмещению судебных расходов.

Как следует из материалов дела, ПАО СК «Росгосстрах» отказало Шуралёву Д.А. в выплате страхового возмещения, поскольку из представленных документов следовало, что заявитель является единственным лицом, виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия, которое произошло 23 августа 2017 г., что в соответствии с положениями Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО) исключает возможность выплаты ему страхового возмещения.

В силу пункта 1 статьи 6 Закона об ОСАГО объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации.

Потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной названным выше федеральным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования (пункт 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», если из документов, составленных сотрудниками полиции, невозможно установить вину застраховавшего ответственность лица в наступлении страхового случая или определить степень вины каждого из водителей-участников дорожно­транспортного происшествия, лицо, обратившееся за страховой выплатой, не лишается права на ее получение. В таком случае страховые организации производят страховые выплаты в равных долях от размера ущерба, понесенного каждым потерпевшим (абзац четвертый пункта 22 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Исходя из смысла вышеприведенных норм права и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации страховая компания не обязана осуществлять выплату страхового возмещения по договору ОСАГО собственнику транспортного средства, пострадавшего в дорожно-транспортном происшествии, если представленными документами установлена вина водителя, управлявшего этим транспортным средством, и не установлена вина другого участника дорожно-транспортного происшествия.

Таким образом, действия ПАО СК «Росгосстрах» на момент рассмотрения заявления о выплате страхового возмещения и претензии Шуралёва Д.А. соответствовали предписаниям действующего законодательства. Иного судами при рассмотрении дела не установлено.

Поскольку удовлетворение заявленного Шуралёвым Д.А. иска к ПАО СК «Росгосстрах» не было обусловлено установлением обстоятельств нарушения или оспаривания со стороны ответчика прав истца, понесенные заявителем судебные расходы правильно отнесены судом апелляционной инстанции на счёт последнего, что соответствует принципу добросовестности лиц, участвующих в деле, и не нарушает баланс прав и интересов сторон (статьи 12, 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы кассационной жалобы о том, что понесенные Шуралёвым Д.А. расходы связаны с выполнением им предусмотренного Законом об ОСАГО обязательного досудебного порядка урегулирования спора, основаны на ошибочном применении указанного закона и не соответствуют его содержанию.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают существенных нарушений судом апелляционной инстанции норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого судебного постановления по доводам кассационной жалобы Шуралёва Д.А.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 9 августа 2018 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Шуралёва Дмитрия Александровича - без удовлетворения.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу