Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 55-КГПР18-7 от 29 января 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 55-КГПР18-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

29 января 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кликушина А. А., судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску администрации Бейского района Республики Хакасия к Граф Светлане Владимировне, Граф Надежде Сергеевне, Выползову Олегу Владимировичу о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, по встречному иску Граф Светланы Владимировны к администрации Бейского района Республики Хакасия о признании права собственности на жилой дом

по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Петрова В.Г. на решение Бейского районного суда Республики Хакасия от 26 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 27 марта 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Переел егину Е.П., поддержавшую доводы кассационного представления,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

администрация Бейского района Республики Хакасия (далее - администрация) обратилась в суд с иском к Граф С.В., Граф Н.С., Выползову О.В. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, ссылаясь на то, что 15 ноября 2011г. между администрацией и Граф С.В. заключён договор найма служебного жилого помещения, по условиям которого администрация (наймодатель) передала Граф С.В. (нанимателю) и членам её семьи во владение и пользование служебный жилой дом общей площадью 56,3 кв.м, расположенный по адресу: [___], для временного проживания в нём на период трудовых отношений Граф С.В. с муниципальным образовательным учреждением «Бондаревская средняя общеобразовательная школа». 31 августа 2017 г. Граф С.В. уволена. 18 сентября 2017 г. в её адрес направлено претензионное письмо об истечении срока действия договора найма и о необходимости в течение 15 дней передать жилое помещение наймодателю, однако до настоящего времени жилое помещение не освобождено.

Граф С.В. обратилась в суд со встречным иском к администрации Бейского района Республики Хакасия о признании за ней права собственности на жилой дом по адресу: [___], указывая на то, что она была приглашена на работу в Бондаревскую среднюю общеобразовательная школу в 2011 году на должность учителя истории в связи с отсутствием специалистов указанной профессии в сельской местности; жилое помещение предоставлено ей на основании договора от 15 ноября 2011 г. № 14 для проживания с членами семьи. По условиям достигнутой между сторонами договорённости, подтверждённой выданным ответчиком гарантийным письмом, жилое помещение, предоставленное Граф С.В. на период трудовых отношений с МОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа», по истечении пяти лет непрерывной работы администрация передаст в порядке приватизации в личную собственность Граф С.В. Указанное условие Граф С.В. выполнила, непрерывный стаж её работы в МБОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа» составил более пяти лет, однако администрация уклоняется от выполнения обязательства по передаче жилого помещения в собственность Граф С.В.

Решением Бейского районного суда Республики Хакасия от 26 декабря 2017 г. исковые требования администрации удовлетворены. Граф С.В., Граф Н.С., Выползов О.В. выселены из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. В удовлетворении встречных исковый требований Граф С.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 27 марта 2018 г. решение суда оставлено без изменения.

Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Петровым В.Г. подано кассационное представление, в котором поставлен вопрос о его передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Бейского районного суда Республики Хакасия от 26 декабря 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 27 марта 2018 г.

По результатам изучения доводов кассационного представления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Петрова В.Г. 19 октября 2018 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. истребовано дело в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 19 декабря 2018 г. кассационное представление с делом передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: [___], являются собственностью муниципального образования «Бейский район» (т. 1, л.д. 139, 140).

Постановлением администрации от 15 ноября 2011 г. № 1291 указанному дому присвоен статус служебного жилого помещения, постановлено предоставить его для проживания учителю истории Граф С.В. на период трудовых отношений с МОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа» (т. 1, л.д. 110).

По договору найма служебного жилого помещения от 15 ноября 2011 г. №14 спорный дом предоставлен Граф С.В. и членам её семьи для временного проживания на период трудовых отношений с МОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа». В этот же день Граф С.В. администрацией предоставлено гарантийное письмо № АМ/01-20/1649, согласно которому Граф С.В. имеет возможность приватизировать жилое помещение по истечении 5 лет непрерывной работы в МОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа» (т. 1, л.д. 5-8, 85).

Граф С.В., её дочь Граф Н.С. и муж Выползов О.В. зарегистрированы и проживают по адресу: [___] (т. 1, л.д. 12, 32-34).

Согласно уведомлениям филиала ФГБУ «Федеральная кадастровая палата федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Республике Хакасия в Едином государственном реестре недвижимости отсутствует информация о наличии в собственности Граф С.В., Граф Н.С., Выползова О.В. объектов недвижимости (т. 1, л.д. 86-88).

С 31 августа 2017 г. Граф С.В. уволена с должности учителя в связи с сокращением штатов (т. 1, л.д. 9).

Удовлетворяя требования администрации, суд первой инстанции указал на то, что спорный дом имеет статус служебного жилого помещения, предоставлен Граф С.В. и членам её семьи для временного проживания на период трудовых отношений с МБОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа». Поскольку Граф С.В. уволена, по условиям договора найма право пользования жилым помещением её и членов её семьи прекратилось.

Отказывая в удовлетворении встречных требований Граф С.В., суд первой инстанции исходил из отсутствия правовых оснований для признания за Граф С.В. права собственности на дом в порядке приватизации, поскольку жилое помещение имеет статус служебного, приватизация которого в силу статьи 4 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» допускается только с согласия собственника. При этом суд указал на то, что гарантийное письмо администрации от 15 ноября 2011 г. правового значения для разрешения спора не имеет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что обжалуемые судебные постановления приняты с нарушением норм материального права.

В соответствии со статьёй 4 закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения, за исключением жилищного фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных, и находящийся в сельской местности жилищный фонд стационарных учреждений социальной защиты населения.

Собственники жилищного фонда или уполномоченные ими органы, а также предприятия, за которыми закреплён жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, и учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, с согласия собственников вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений и находящегося в сельской местности жилищного фонда стационарных учреждений социальной защиты населения.

Таким образом, запрет на приватизацию служебных жилых помещений не является абсолютным, их приватизация возможна в случае принятия соответствующего решения собственником жилищного фонда.

В силу положений статьи 309 и пункта 1 статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», в силу пункта 1 статьи 431.2 Гражданской кодекс Российской Федерации сторона договора вправе явно и недвусмысленно заверить другую сторону об обстоятельствах, как связанных, так и не связанных непосредственно с предметом договора, но имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, и тем самым принять на себя ответственность за соответствие заверения действительности дополнительно к ответственности, установленной законом или вытекающей из существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств.

Как установлено судом, Граф С.В. и члены её семьи проживали в другом месте жительства (пос. Пригорск, г. Черногорск, Республика Хакасия). По просьбе директора МБОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа» Кончаковой С.В. Граф С.В. была приглашена в село Бея Бейского района Республики Хакасия для трудоустройства на вакантную должность учителя истории. Решение о переезде с прежнего места жительства и трудоустройстве Граф С.В. приняла под условием получения в собственность спорного жилого дома после 5 лет непрерывной работы в МБОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа». Выданным Граф С.В. в день заключения договора найма и акта приёма передачи служебного жилого дома от 15 ноября 2011 г. гарантийным письмом от 15 ноября 2011 г. № АМ/а-20/1649 глава администрации Бейского района Республики Хакасия Курлаев Ю.Н. уведомил Граф С.В. о возможности приватизации предоставленного ей и членам её семьи спорного жилого дома, указав на то, что она носит заявительный характер.

Как указала Граф С.В. в своём встречном иске, обязательство со стороны должностных лиц органа местного самоуправления о передаче спорного жилья в её собственность являлись решающими для принятия решения о трудоустройстве в сельской местности, где бытовые, социально-культурные условия проживания менее комфортные, чем на территории городского округа, где она ранее проживала с семьёй. Наличие между сторонами определённых обязательств и гарантия со стороны администрации передать ей в личную собственность занимаемое в настоящее время домовладение также исключило необходимость воспользоваться правом и встать совместно с членами своей семьи на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Ответчики в настоящее время зарегистрированы и проживают в доме, в отношении которого возник спор, исполняют должным образом обязанности по оплате коммунальных и иных расходов, другого жилья в собственности ни Граф С.В., ни члены её семьи не имеют.

Последовательное заключение трудового договора между Граф С.В. и МБОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа» на неопределённый срок, принятие администрацией решения о предоставлении Граф С.В. жилого дома на период трудоустройства в МБОУ «Бондаревская средняя общеобразовательная школа» и предоставление одновременно гарантийного письма свидетельствуют о том, что администрация взяла на себя обязанность передать спорный жилой дом в собственность Граф С.В. при наступлении указанных в гарантийном письме обстоятельств.

В данной связи ссылку суда о том, что гарантийное письмо администрации носит исключительно информативный характер, который не порождает для сторон каких-либо права и обязанностей в отношении спорного жилого дома, поскольку не содержит властных распоряжений по передаче его в собственность Граф С.В., нельзя признать состоятельной.

В связи с изложенным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными и могут быть исправлены лишь посредством отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, а значит, решение Бейского районного суда Республики Хакасия от 26 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 27 марта 2018 г. подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Бейского районного суда Республики Хакасия от 26 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 27 марта 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу