Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 5-КГ19-53 от 20 мая 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 5-КГ19-53

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

20 мая 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А. и Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 20 мая 2019 г. гражданское дело по иску Орлова Олега Викторовича к Центру специального назначения вневедомственной охраны Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, Центру пенсионного обслуживания Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве о признании незаконным приказа об увольнении с внесенными в него изменениями

по кассационной жалобе Орлова Олега Викторовича на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июня 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2018 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения Орлова О.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Центра специального назначения вневедомственной охраны Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Дьяковой М.А., Щегловой О.В., представителя Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве Ивашечкиной С.В.,

заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей доводы кассационной жалобы обоснованными, судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Орлов Олег Викторович 2 февраля 2017 г. обратился в суд с иском к Центру специального назначения вневедомственной охраны Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации о признании незаконным приказа от 1 марта 2016 г. № 156 л/с об увольнении с внесенными в него изменениями от 30 декабря 2016 г.

В обоснование заявленных требований Орлов О.В. указал на то, что приказом начальника Центра специального назначения вневедомственной охраны Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее также - Центр специального назначения вневедомственной охраны МВД России) от 1 марта 2016 г. № 156 л/с он уволен со службы в органах внутренних дел по пункту И части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником). Приказ содержал также сведения о том, что выслуга лет Орлова О.В. составляет 20 лет 15 дней, что предоставляет ему право на получение пенсии за выслугу лет.

Вступившим в законную силу решением Пресненского районного суда г. Москвы от 9 августа 2016 г. в удовлетворении исковых требований Орлова О.В. к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказано.

Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» Центр специального назначения вневедомственной охраны МВД России включен в структуру Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардии).

Приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (далее - Центр специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии) от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с внесены изменения в приказ от 1 марта 2016 г. № 156 л/с, согласно которым Орлов О.В. уволен с 1 марта 2016 г. с выслугой лет на день увольнения в календарном исчислении 19 лет 9 месяцев 3 дня. Такие изменения лишили его права на получение пенсии за выслугу лет.

Орлов О.В. ссылался на то, что при его увольнении со службы в органах внутренних дел по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником) все процедуры, разъяснения и беседы с ним проводились представителями Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России с указанием на выслугу 20 лет 15 дней и на наличие у него права на назначение пенсии за выслугу лет. Это повлияло на принятие им решения об отказе от предложенных представителем нанимателя вакантных должностей и об увольнении со службы.

По мнению Орлова О.В., действия Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии, выразившиеся в изменении в одностороннем порядке приказа от 1 марта 2016 г. № 156 л/с об увольнении Орлова О.В. со службы путем внесения изменений в расчет его выслуги лет и определения ее менее 20 лет, лишили его права на пенсию за выслугу лет, являются злоупотреблением правом и нарушением процедуры его увольнения, в связи с чем просил признать незаконным приказ от 1 марта 2016 г. № 156 л/с с внесенными приказом от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с изменениями, восстановить его на службе в прежней должности и специальном звании, взыскать денежное довольствие по должности за период до восстановления на службе.

Протокольным определением Пресненского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2017 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечен Центр пенсионного обслуживания Главного управления МВД России по г. Москве.

Определением Пресненского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2017 г. производство по делу в части исковых требований Орлова О.В. к Центру специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула прекращено.

Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июня 2017 г. в удовлетворении исковых требований Орлова О.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Орлова О.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июня 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2018 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 28 января 2019 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 3 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, далее также - ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого характера существенные нарушения норм права, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, Орлов О.В., 1975 года рождения, проходил службу в органах внутренних дел, в частности в Центре специального назначения вневедомственной охраны МВД России.

Приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с Орлов О.В. уволен со службы по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником) с указанием на то, что выслуга лет Орлова О.В. на день увольнения составляет в календарном исчислении 20 лет 15 дней; в льготном исчислении выслуги нет; для выплаты единовременного пособия - 19 лет 9 месяцев 3 дня. Данная выслуга лет доведена до сведения Орлова О.В. 1 марта 2016 г. представителем кадрового подразделения, отражена в том числе в листе беседы и в представлении к увольнению.

Вступившим в законную силу решением Тверского районного суда г. Москвы от 28 марта 2016 г. Орлову О.В. отказано в удовлетворении исковых требований к Главному управлению МВД России по г. Москве о признании незаконным решения об отказе включить в выслугу лет для назначения пенсии время обучения в Серпуховском техническом колледже с 1 сентября 1991 г. по 15 января 1994 г. до поступления на службу, обязании включить в выслугу лет для расчета пенсии период обучения в колледже.

Вступившим в законную силу решением Пресненского районного суда г. Москвы от 9 августа 2016 г. по делу по иску Орлова О.В. к Центру специального назначения вневедомственной охраны МВД России о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда увольнение Орлова О.В. со службы в органах внутренних дел признано законным. Суд пришел к выводу о том, что у ответчика имелись основания для увольнения Орлова О.В. по пункту И части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», поскольку порядок увольнения, предусмотренный данным федеральным законом был соблюден, Орлов О.В. был уведомлен о предстоящем увольнении в установленный срок и надлежащим образом, вакантные должности ему предлагались, поданный рапорт с просьбой уволить со службы в органах внутренних дел в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником, Орловым О.В. не был отозван.

Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» образована Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации (далее - Указ Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 157).

Согласно подпункту «а» пункта 4 названного Указа Президента Российской Федерации в структуру Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации включены органы управления и подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации, осуществляющие федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности, а также вневедомственная охрана, в том числе Центр специального назначения вневедомственной охраны Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с внесены изменения в приказ Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с об увольнении Орлова О.В. со службы, а именно слова «в календарном исчислении - 20 лет 15 дней» в приказе заменены словами «в календарном исчислении - 19 лет 9 месяцев 3 дня».

Письмом заместителя начальника Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 18 января 2017 г. Орлову О.В. по его заявлению о назначении пенсии разъяснено, что его выслуга лет, составляющая 19 лет 9 месяцев 3 дня, не позволяет оформить ему пенсию в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей» (наименование закона приводится в редакции, действующей на момент обращения Орлова О.В. с заявлением о назначении пенсии). Этим же письмом Орлову О.В. сообщено о том, что приказом начальника Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с «По личному составу» его выслуга лет на день увольнения составляла 20 лет 15 дней с включением периода учебы в Подольском колледже Министерства строительства Администрации Московской области с 1 сентября 1995 г. по 25 марта 1996 г., однако данный период, по информации Центра пенсионного обслуживания, не подлежит зачету в выслугу лет.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что изменение срока выслуги лет Орлова О.В. приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с является правомерным, оснований для удовлетворения исковых требований Орлова О.В. о признании незаконным приказа Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с с внесенными приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с изменениями не установлено. При этом суд исходил из того, что решением Тверского районного суда г. Москвы от 28 марта 2016 г. по иску Орлова О.В. о признании незаконным решения Главного управления МВД России по г. Москве об отказе включить в выслугу лет для назначения пенсии время обучения до поступления на службу, обязании включить в выслугу лет для расчета пенсии период обучения в Серпуховском техническом колледже ему было отказано в удовлетворении исковых требований, в связи с чем приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с были внесены изменения в приказ Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с об увольнении Орлова О.В. в части определения срока выслуги лет в календарном исчислении: вместо 20 лет 15 дней указано 19 лет 9 месяцев 3 дня.

Довод Орлова О.В. о том, что если бы он знал, что после его увольнения со службы в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником, будет изменен приказ о его увольнении и установлен стаж службы, не дающий права на получение пенсии за выслугу лет, то он согласился бы на предложенные представителем нанимателя вакантные должности для дальнейшего прохождения службы, суд первой инстанции признал не имеющим юридического значения и не влекущим признания незаконным приказа от 1 марта 2016 г. № 156 л/с об увольнении с изменениями, внесенными приказом от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав, что срок выслуги лет в органах внутренних дел не имеет значения при расторжении контракта с сотрудником по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником), ввиду чего изменение приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с выслуги лет Орлова О.В. не свидетельствует о нарушении процедуры его увольнения со службы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям и сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Предметом регулирования Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ) являются правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел (часть 1 статьи 2 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ).

Пунктом 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ предусмотрено, что контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником.

На сотрудника органов внутренних дел, увольняемого со службы в органах внутренних дел, оформляется представление, содержащее сведения об основании увольнения, о стаже службы (выслуге лет) в органах внутренних дел, возрасте, состоянии здоровья сотрудника, наличии у него прав на получение социальных гарантий в зависимости от основания увольнения, а также иные сведения, перечень которых определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 5 статьи 89 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ).

Согласно пункту «а» части 1 статьи 13 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей» (наименование закона и его нормы приводится в редакции, действующей на момент обращения Орлова О.В. с заявлением о назначении пенсии, далее - Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1), право на пенсию за выслугу лет имеют лица, указанные в статье 1 этого закона (в их числе лица рядового и начальствующего состава, проходившие службу в органах внутренних дел Российской Федерации), имеющие на день увольнения со службы выслугу на военной службе, и (или) на службе в органах внутренних дел, и (или) на службе в Государственной противопожарной службе, и (или) на службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и (или) на службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и (или) на службе в Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации 20 лет и более.

В соответствии с частью 1 статьи 6 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 лицам, указанным в статье 1 данного закона, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы.

Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» (подпункт «а» пункта 4) в структуру Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации включен в том числе Центр специального назначения вневедомственной охраны Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Пунктом 12 Порядка представления сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к увольнению со службы в органах внутренних дел Российской Федерации и оформления документов, связанных с прекращением или расторжением контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации, увольнением со службы в органах внутренних дел Российской Федерации и исключением из реестра сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 30 ноября 2012 г. № 1065 (далее - Порядок, Порядок представления сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к увольнению со службы в органах внутренних дел Российской Федерации) (признан утратившим силу приказом МВД России от 1 февраля 2018 г. № 50 «Об утверждении Порядка организации прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации»), установлено, что с сотрудниками, увольняемыми со службы в органах внутренних дел, проводится беседа, в ходе которой им сообщается об основаниях увольнения, разъясняются вопросы получения выплат, гарантий и компенсаций, трудоустройства.

Беседа с сотрудником, увольняемым со службы в органах внутренних дел, проводится представителями кадрового подразделения. При необходимости к участию в беседе привлекаются представители правового (юридического), медицинского и финансового подразделений. Результаты беседы отражаются в листе беседы, составляемом в произвольной форме. Представление к увольнению согласовывается с начальником подразделения, в котором проходит службу сотрудник, и доводится до сведения сотрудника под расписку. В случае отказа сотрудника от ознакомления с представлением к увольнению составляется соответствующий акт в произвольной форме. При составлении представления к увольнению кадровым подразделением уточняются и подтверждаются периоды (время), подлежащие зачету в стаж службы (выслугу лет) для назначения пенсии в календарном и льготном исчислении и выплаты единовременного пособия при увольнении сотрудника (пункты 13, 16, 17 Порядка).

Из приведенного правового регулирования следует, что перед увольнением со службы из органов внутренних дел, в том числе в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником, кадровым подразделением по последнему месту службы сотрудника на него оформляется представление, содержащее в том числе сведения об основании увольнения, о стаже службы (выслуге лет) в органах внутренних дел, наличии прав на социальные гарантии, представление доводится до сведения сотрудника под расписку, с сотрудником проводится беседа, в ходе которой ему разъясняются вопросы получения выплат, гарантий и компенсаций. Кадровое подразделение при составлении представления уточняет и подтверждает периоды (время), подлежащие зачету в стаж службы (выслугу лет) для назначения пенсии в календарном и льготном исчислении и выплаты единовременного пособия.

Как установлено судом, Орлов О.В. приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с уволен со службы по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником) с указанием в представлении к увольнению и в приказе об увольнении от 1 марта 2016 г. его выслуги лет на день увольнения в календарном исчислении 20 лет 15 дней, что давало ему право на пенсию за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 и другие социальные гарантии.

Порядок работы по пенсионному обеспечению лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации определен Инструкцией об организации работы по пенсионному обеспечению в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом МВД России от 27 мая 2005 г. №418 (признана утратившей силу приказом МВД России от 9 января 2018 г. № 7 «Об утверждении Инструкции об организации работы по пенсионному обеспечению в системе МВД России и признании утратившими силу нормативных правовых актов МВД России»), действовавшей на момент возникновения спорных отношений.

Согласно пунктам 7, 8, 12 Инструкции об организации работы по пенсионному обеспечению в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом МВД России от 27 мая 2005 г. № 418, документы для назначения пенсий лицам, уволенным со службы, а также членам семей умерших (погибших) сотрудников оформляются кадровыми подразделениями по последнему месту службы. Кадровым подразделением по последнему месту службы сотрудника проверяются данные о прохождении службы, уточняются и подтверждаются периоды службы, подлежащие зачету на льготных условиях (при необходимости запрашиваются архивы), после чего составляется расчет выслуги лет для назначения пенсии, который согласовывается с пенсионным органом и объявляется лицу, оформляемому на пенсию, под роспись. Для назначения пенсии за выслугу лет кадровыми подразделениями в пенсионный орган представляется ряд документов, в числе которых заявление о назначении пенсии, расчет выслуги лет.

По смыслу приведенных норм, на основании действий кадрового подразделения органов внутренних дел по последнему месту службы сотрудника уполномоченный орган (пенсионный орган), осуществляющий пенсионное обеспечение граждан, уволенных со службы в органах внутренних дел, устанавливает условия для назначения пенсии гражданам, уволенным со службы в органах внутренних дел, в том числе определяет продолжительность службы, дающей право на пенсионное обеспечение за выслугу лет.

Из материалов дела усматривается, что в связи с обращением Орлова О.В. с заявлением в Центр специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии о назначении пенсии за выслугу лет материалы по этому заявлению были направлены в Центр пенсионного обслуживания Главного управления МВД России по г. Москве (пенсионный орган), которым период учебы Орлова О.В. в Подольском колледже Министерства строительства Администрации Московской области (с 1 сентября 1995 г. по 25 марта 1996 г.) признан не подлежащим зачету в выслугу лет Орлова О.В., в связи с чем по расчету пенсионного органа выслуга лет Орлова О.В. составила 19 лет 9 месяцев 3 дня. Данные обстоятельства, по информации Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии, в целях исправления ошибки послужили основанием для внесения изменения в приказ Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 об увольнении Орлова О.В. с указанием в этом приказе выслуги лет Орлова О.В. в календарном исчислении на день увольнения 19 лет 9 месяцев 3 дня (л.д. 25 - 27), что привело к утрате Орловым О.В. права на пенсионное обеспечение по нормам Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1.

Ссылка суда первой инстанции на то, что основанием для внесения приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с изменений в приказ Центра специального назначения вневедомственной охраны МВД России от 1 марта 2016 г. № 156 л/с об увольнении Орлова О.В. в части определения срока выслуги лет в календарном исчислении послужило решение Тверского районного суда г. Москвы от 28 марта 2016 г. по иску Орлова О.В. о признании незаконным решения Главного управления МВД России по г. Москве об отказе включить в выслугу лет для назначения пенсии время обучения до поступления на службу, обязании включить в выслугу лет для расчета пенсии период обучения в Серпуховском техническом колледже, которым Орлову О.В. было отказано в удовлетворении исковых требований, не основана на материалах дела. Как следует из материалов дела, Центром пенсионного обслуживания Главного управления МВД России по г. Москве (пенсионным органом) признан не подлежащим зачету в выслугу лет Орлова О.В. период его учебы в Подольском колледже Министерства строительства Администрации Московской области (с 1 сентября 1995 г. по 25 марта 1996 г.), а не период обучения в Серпуховском техническом колледже (с 1 сентября 1991 г. по 15 января 1994 г.).

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2016 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 13 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно­исполнительной системы, и их семей» в связи с жалобой гражданина С.В. Иванова» (далее - Постановление), совершение органами, осуществляющими пенсионное обеспечение, при установлении пенсии тех или иных ошибок, в том числе носящих технический характер, - учитывая необходимость оценки значительного числа обстоятельств, с наличием которых закон связывает возникновение права на пенсию, включая проверку предоставленных документов и проведение математических подсчетов, - полностью исключить невозможно. Определение правовых способов исправления таких ошибок независимо от срока, прошедшего после их совершения, - право и обязанность государства (абзац первый пункта 5 Постановления).

Предусмотренная законом возможность исправления ошибки, допущенной пенсионным органом при назначении пенсии, в том числе пенсии за выслугу лет, призвана таким образом обеспечить соблюдение требований социальной справедливости и формального равенства, способствовать предотвращению необоснованного расходования бюджетных средств и злоупотребления правом как со стороны пенсионных органов, так и со стороны граждан. Вместе с тем соответствующий правовой механизм - исходя из конституционных принципов правового государства и верховенства права, а также принципов справедливости и юридического равенства - должен обеспечивать баланс конституционно защищаемых ценностей, публичных и частных интересов на основе вытекающих из указанных принципов критериев разумности и соразмерности (пропорциональности), что, в свою очередь, предполагает наряду с учетом публичных интересов, выражающихся в назначении пенсии исключительно при наличии предусмотренных законом оснований и в целевом расходовании финансовых ресурсов, предназначенных на выплату пенсий, учет интересов пенсионера, которому пенсия по вине уполномоченного государством органа была назначена ошибочно, с тем чтобы пенсионер не подвергался чрезмерному обременению, притом, однако, что с его стороны отсутствуют какие-либо нарушения (абзац третий пункта 5 Постановления).

Такое правовое регулирование отвечало бы сути социального правового государства и, будучи основано в том числе на конституционных принципах правовой определенности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, обеспечивало бы как соблюдение законодательно установленных условий назначения и выплаты пенсий за выслугу лет, так и защиту интересов граждан, которые, полагаясь на правильность принятого уполномоченными государством органами решения, рассчитывают на стабильность своего официально признанного статуса получателя данной пенсии и неизменность вытекающего из него материального положения. В рамках этих правоотношений в случае выявления ошибки, допущенной пенсионным органом при назначении пенсии гражданину, - при отсутствии с его стороны каких-либо виновных действий, приведших к неправомерному назначению пенсии, - бремя неблагоприятных последствий, связанных с устранением выявленной ошибки, должно распределяться на основе общеправового принципа справедливости, исключающего формальный подход, и с учетом особенностей жизненной ситуации, в которой находится гражданин, продолжительности периода, в течение которого он получал назначенную по ошибке пенсию, и других значимых обстоятельств (абзац четвертый пункта 5 Постановления).

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации в отношении правовых последствий ошибочного назначения пенсии за выслугу лет гражданину, уволенному со службы в органах внутренних дел, вследствие неправильного подсчета кадровым подразделением уполномоченного органа стажа службы (выслуги лет) может быть применена к спорным отношениям по настоящему делу.

Соответственно, исходя из подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права и изложенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации выявление в приказе об увольнении сотрудника со службы ошибки в расчете выслуги лет (стажа службы) для назначения и выплаты сотруднику, уволенному со службы в органах внутренних дел, пенсии за выслугу лет само по себе не может служить основанием для внесения в приказ об увольнении изменений в расчет выслуги лет. Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не предоставляет права представителю нанимателя вносить какие-либо изменения в приказ об увольнении сотрудника в одностороннем порядке, равно как и совершать иные юридически значимые действия, затрагивающие права и законные интересы уволенного сотрудника, без его предварительного согласия после того, как контракт о прохождении службы расторгнут и служебные отношения прекращены, что не было принято во внимание судебными инстанциями при разрешении спора.

Судебные инстанции также не учли, что при определении правовых последствий допущенной соответствующим уполномоченным органом ошибки при реализации гражданином права на пенсионное обеспечение должны приниматься во внимание срок, прошедший с момента признания со стороны уполномоченного органа такого права за гражданином, разница между действительным (подтвержденным) и требуемым для реализации права стажем службы, возможность возвращения гражданина на службу для приобретения права на пенсионное обеспечение, добросовестность действий гражданина. Эти обстоятельства не вошли в предмет доказывания по делу и не получили соответствующей правовой оценки судов первой и апелляционной инстанций в нарушение положений статей 56 и 67 ГПК РФ.

Между тем при решении вопроса об увольнении Орлова О.В. со службы в органах внутренних дел по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником) кадровым подразделением органов внутренних дел по последнему месту службы Орлова О.В. - Центром специального назначения вневедомственной охраны МВД России был произведен расчет выслуги лет на день увольнения в календарном исчислении (20 лет 15 дней), с данной выслугой лет Орлов О.В. был ознакомлен, она отражена в листе беседы и в представлении к увольнению из органов внутренних дел.

Обращаясь в суд, Орлов О.В. в исковом заявлении и в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции ссылался на то, что информация уполномоченного органа (кадрового подразделения) о наличии у него стажа службы в органах внутренних дел более 20 лет в календарном исчислении повлияла на принятие им решения об отказе от двух предложенных вакантных должностей и дальнейшего прохождения службы. При этом Орлов О.В. указывал на то, что если бы перед увольнением ему сообщили, что действительный стаж его службы (выслуга лет) составляет 19 лет 9 месяцев 3 дня и его недостаточно для назначения пенсии за выслугу лет, то он не отказался бы ни от какой работы, предложенной ему, и замещал бы любые вакантные должности, чтобы дослужить до пенсии 3 месяца.

Суждение судебных инстанций о том, что данный довод Орлова О.В. не имеет юридического значения нельзя признать правомерным. Содержащаяся в представлении к увольнению информация, в том числе о выслуге лет на определенную дату, которая впоследствии реализуется в приказе об увольнении и документах, дающих право на получение определенных социальных льгот, включая пенсию за выслугу лет, ориентирует сотрудника органов внутренних дел на принятие определенного решения относительно дальнейшего прохождения службы или ее прекращения. Доведение представителем нанимателя (кадровым подразделением) недостоверной информации до сотрудника относительно условий дальнейшего прохождения службы, объема полагающихся социальных гарантий, в том числе стажа службы (выслуги лет) нарушает процедуру увольнения и приводит к изданию приказа об увольнении, в основу которого положены недостоверные сведения, влияющие впоследствии на реализацию сотрудником предоставленных ему законом прав.

Что касается избранного Центром специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии способа исправления допущенной в приказе об увольнении со службы сотрудника органов внутренних дел ошибки в расчете календарной выслуги лет - путем внесения изменений по своей инициативе в этот приказ после расторжения служебного контракта с указанием иного расчета выслуги лет (уменьшена выслуга лет), то суду следовало учесть, что внесение такого характера изменений в приказ об увольнении Орлова О.В. без его согласия, в отсутствие предложений со стороны Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии по исправлению сложившейся ситуации является неправомерным, поскольку противоречит действующему правовому регулированию отношений, связанных с прохождением и прекращением службы в органах внутренних дел, и умаляет право сотрудника на пенсионное обеспечение.

Подобный способ исправления ошибки, избранный в настоящем случае Центром специального назначения вневедомственной охраны МВД России при расчете выслуги лет Орлова О.В., привел к тому, что на бывшего сотрудника органов внутренних дел возложены неблагоприятные последствия, связанные с устранением ошибки, допущенной стороной представителя нанимателя при проведении процедуры увольнения сотрудника со службы.

Ввиду изложенного вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для признания незаконным приказа от 1 марта 2016 г. № 156 л/с с внесенными приказом Центра специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии от 30 декабря 2016 г. № рос 117 л/с изменениями в части срока выслуги лет Орлова О.В. и о том, что срок выслуги лет в органах внутренних дел не имеет значения при расторжении контракта с сотрудником по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ, Судебная коллегия признает не основанными на законе, поскольку ошибочные сведения о выслуге лет, доведенные до Орлова О.В. в представлении к увольнению и отраженные в приказе об увольнении, имеют существенное значение для сотрудника при выборе между дальнейшим прохождением службы или увольнением со службы с правом на пенсию по выслуге лет. В данном случае представленные кадровым подразделением уполномоченного органа неправильные сведения о выслуге лет повлекли принятие Орловым О.В. решения об увольнении со службы и, как следствие, утрату права на пенсию за выслугу лет.

При таких обстоятельствах отказ судебных инстанций Орлову О.В. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным приказа об увольнении с внесенными в него изменениями нельзя признать правомерным, а обжалуемые судебные постановления - законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены указанных судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть все приведенное выше и разрешить заявленные исковые требования на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, и установленных по делу обстоятельств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июня 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2018 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Пресненский районный суд г. Москвы.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу