Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 5-КГ19-2 от 12 марта 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 5-КГ19-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

12 марта 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Юрьева И.М. и Горохова Б.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Адоньевой Дарьи Сергеевны к ООО «Арх-строй», АО АКБ «ПЕРЕСВЕТ» о признании добросовестным приобретателем, признании договора залога прекращенным, погашении регистрационной записи о залоге,

по кассационной жалобе представителя Адоньевой Дарьи Сергеевны - Григорьева Кирилла Владимировича на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 сентября 2017 г. (в редакции определения того же суда от 19 февраля 2018 г. об исправлении описки) и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Адоньевой Д.С. - Григорьева К.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей Акционерного коммерческого банка «ПЕРЕСВЕТ» (ПАО) - Галиева Р.С. и Шаповаловой А.Р., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Адоньева Д.С. обратилась в суд с иском к ООО «Арх-строй», АО АКБ «ПЕРЕСВЕТ» о признании добросовестным приобретателем, признании договора залога прекращенным, погашении регистрационной записи о залоге, указав, что 15 декабря 2014 г. заключила с ООО «Арх-строй» договор уступки права требования (цессии) по договору долевого участия в долевом строительстве офисно-жилого комплекса, расположенного по строительному адресу: г. [___] от 21 августа 2009 г. По условиям договора к истцу перешло право имущественного требования на получение от застройщика, после получения последним разрешения на ввод в эксплуатацию офисно-жилого комплекса с детской дошкольной группой и подземной автостоянкой, находящегося по указанному выше адресу, пятикомнатной квартиры, проектной площадью 265 кв.м, расположенной в секции 1 на 26-27 этажах, условный номер [___] . За произведенную уступку права требования Адоньева Д.С. уплатила [___] руб. 46 коп. Как указала истец, при заключении договора ООО «Арх-строй» представило ей соответствующие документы, в частности, выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в которой отсутствовали сведения о наличии залога на названное недвижимое имущество. В 2017 году Адоньева Д.С., имея намерение продать полученные по договору от 15 декабря 2014 года имущественные права, заказала выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, из которой узнала, что между ООО «Арх-строй» и АО АКБ «ПЕРЕСВЕТ» 30 января 2013 г. заключен договор залога, предметом которого являются, в том числе, и уступленные ей имущественные права на спорный объект недвижимости. Истец считает, что она является добросовестным приобретателем имущественных прав, а договор залога подлежит прекращению.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 сентября 2017 г. (в редакции определения того же суда от 19 февраля 2018 г. об исправлении описки) в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. 12 декабря 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2018 г. по заявлению представителя Адоньевой Д.С. - Григорьева К.В. срок подачи кассационной жалобы на вынесенные судебные постановления восстановлен и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 17 декабря 2012 г. между АО АКБ «ПЕРЕСВЕТ» и ООО «Арх-строй» заключен кредитный договор (кредитная линия).

В обеспечение обязательств по кредитному договору 30 января 2013 г. ООО «Арх-строй» заключен договор залога, в соответствии с которым в залог АО АКБ «ПЕРЕСВЕТ» переданы имущественные права требования в отношении 8 квартир (в том числе, и в отношении квартиры № [___] расположенных в строящемся офисно-жилом комплексе по строительному адресу: [___] принадлежащих ООО «Арх-строй», (л.д. 23-30).

4 июля 2013 г. договор залога зарегистрирован в Управлении Росреестра по г. Москве (л.д. 30, 32).

15 декабря 2014 г. между Адоньевой Д.С. и ООО «Арх-строй» заключен договор уступки права требования (цессии) по договору участия в долевом строительстве офисно-жилого комплекса, расположенного по строительному адресу: [___] от 21 августа 2009 г. (л.д. 8-14).

В соответствии с пунктом 1.2 Договора уступки права требования ООО «Арх-строй» передало Адоньевой Д.С. имущественные права требования на получение от застройщика после получения им разрешения на ввод в эксплуатацию офисно-жилого комплекса по указанному выше адресу квартиры площадью 265 кв.м, расположенной в секции 1 на 26-27 этажах, условный номер [___] .

Адоньева Д.С. в полном объеме оплатила стоимость уступаемых прав по договору от 15 декабря 2014 г. в размере [___] руб. 46 коп. (л.д. 15, 16, 17, 18, 19, 20,21,22).

Заключенный с Адоньевой Д.С. договор зарегистрирован Управлением Росреестра по г. Москве 19 марта 2015 г. (л.д. 32).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Адоньевой Д.С., суд первой инстанции указал на то, что оснований для признания ее добросовестным приобретателем спорного недвижимого имущества не имеется, поскольку при заключении сделки Адоньева Д.С. должна была принять необходимые меры для проверки ее юридической чистоты, проверив сведения об обременениях на недвижимое имущество на официальном сайте Управления Росреестра по г. Москве, или, получив полную выписку из ЕГРН на запрашиваемое недвижимое имущество, что ею сделано не было.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться ввиду следующего.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определено, что решение суда должно быть законным и обоснованным.

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2, 3 постановления от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Обжалуемые судебные постановления вышеприведенным требованиям закона не соответствуют.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 1 постановления от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

В соответствии с пунктом 68 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.

Таким образом, с учетом вышеприведенных норм права и разъяснений Пленума, по данному делу юридически значимым обстоятельством являлось выяснение судом вопроса о том, знала или могла знать Адоньева Д.С. о наличии обременений в отношении спорного недвижимого имущества на момент заключения договоров и подлежал ли с учетом этого обстоятельства прекращению залог на данное имущество.

Однако этого судом сделано не было.

Обращаясь в суд с исковым заявлением, представитель Адоньевой Д.С. ссылался на то, что при заключении Адоньевой Д.С. договора уступки права требования от 15 декабря 2014 г. истец не знала и не могла знать, что переданные ей имущественные права являются предметом залога, ООО «Арх-строй» представило ей пакет правоустанавливающих документов, в том числе и выписку из Единого реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в котором не содержалось каких-либо сведений об ограничениях в правах на спорное недвижимое имущество (о залоге квартиры). Каких-либо отметок об имеющемся залоге на спорное имущество и сам договор уступки права требования от 15 декабря 2014 г. не содержал (л.д. 4).

Между тем, при рассмотрении спора судом данные доводы представителя Адоньевой Д.С. проверены не были, суждения по ним отсутствуют, представитель ООО «Арх-строй» по данному вопросу не опрошен.

Кроме того, в представленной суду выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 22 июня 2017 г. указан срок, на который установлено ограничение (обременение) права: 22 декабря 2016 г. (л.д. 32), то есть, как следует из выписки, на момент рассмотрения дела в суде (8 сентября 2017 г.) срок действия залога на спорные объекты недвижимого имущества, о прекращении которого было заявлено Адоньевой Д.С. в поданном суду исковом заявлении, окончил свое действие.

Однако данные обстоятельства ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций исследованы не были, вопрос о необходимости истребования из регистрирующего органа регистрационного дела по спорному объекту недвижимости судом не обсуждался.

В связи с чем вывод суда об отсутствии правовых оснований для признания Адоньевой Д.С. добросовестным приобретателем и прекращении залога является преждевременным.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, могут быть исправлены лишь посредством отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, в связи с чем решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 сентября 2017 г. (в редакции определения того же суда от 19 февраля 2018 г. об исправлении описки) и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 2018 г. подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 сентября 2017 г. (в редакции определения того же суда от 19 февраля 2018 г. об исправлении описки) и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу