Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 49-КГ18-63 от 19 февраля 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 49-КГ18-63

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

19 февраля 2019 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей  Романовского С.В., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Байгузина Вениамина Алексеевича, Байгузиной Ларисы Петровны к Валееву Рафису Фаухетдиновичу о восстановлении границ смежных земельных участков и сносе незаконных построек по кассационной жалобе Валеева Рафиса Фаухетдиновича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 апреля 2018 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Байгузина В. А. и его представителя Юлдашеву А.Ф., поддержавших возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Байгузин В.А. и Байгузина Л.П. обратились в суд с названным иском к Валееву Р.Ф., указав, что стороны являются собственниками смежных земельных участков. Истцы полагали, что часть принадлежащего им земельного участка выбыла из их законного владения в результате захвата ответчиком, которым возведена баня, гараж и дровяник в недопустимой близости от жилого дома истцов с нарушением санитарно-гигиенических, противопожарных и градостроительных норм. Просили суд восстановить границу смежных земельных участков, сместив её в сторону ответчика, отменить результаты инвентаризации от 19-20 февраля 2000 г., возложить на ответчика обязанность произвести межевание своего земельного участка, а также снести гараж, дровяник и баню.

Решением Янаульского районного суда Республики Башкортостан от 20 декабря 2016 г., исковые требования удовлетворены частично:

восстановлена граница смежных земельных участков, отменены результаты инвентаризации, на Валеева Р.Ф. возложена обязанность снести гараж и баню, расположенные на его земельном участке.

Определением Янаульского районного суда Республики Башкортостан от 28 апреля 2017 г. в решении суда исправлены описки.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 17 июля 2017 г. решение суда первой инстанции отменено постановлено новое решение, которым Байгузину В.А. и Байгузиной Л.П. отказано в удовлетворении исковых требований.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 декабря 2017 г. апелляционное определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 апреля 2018 г. решение суда первой инстанции отменено в части восстановления границы смежных земельных участков и отмены результатов инвентаризации, в удовлетворении названных требований отказано, в остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Валеева Р.Ф. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 апреля 2018 г. и постановления нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 19 января 2019 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

При разрешении спора суд установил, что истцам с 1999 года на праве общей долевой собственности принадлежит квартира № 2 по адресу: [___], с этого же времени они пользуются земельным участком с кадастровым номером [___] с размерными характеристиками согласно данным технического паспорта жилого дома № [___] по названному адресу от 27 декабря 1984 г. В соответствии с кадастровым планом площадь данного земельного участка составляет 531 м2.

Валеев Р.Ф. является собственником смежного земельного участка с кадастровым номером [___], площадью согласно кадастровому плану 871 м2 расположенного по адресу [____].

В 2000 году проведена инвентаризация земельных участков в квартале (массиве) [___] с согласованием границ землепользования, результаты которой применены в ГКН при постановке на кадастровый учёт земельных участков истцов и ответчика.

В ходе рассмотрения дела судом назначена землеустроительная экспертиза, согласно заключении эксперта фактические границы и площади земельных участков истцов и ответчика отличаются от данных Росреестра на величину, не превышающую допустимой погрешности измерений.

Каждый земельный участок используется собственниками в пределах своих границ, сложившийся порядок землепользования соответствует границам участков. Отличие фактических координат характерных углов участка от координат углов по сведениям Росреестра варьирует от 15 до 30 см.

Фактические границы участков повторяют конфигурацию участков по сведениям ГКН, при этом границы участков отличаются от размеров границ, указанных в графической части технических паспортов на домовладения на период осмотра 1984-1985 гг.

Согласно графической части экспертного заключения установление смежной границы по прямой линии не представляется возможным, поскольку не соответствует фактическому исторически сложившемуся использованию земельных участков, так как на границе участков у обеих сторон имеются строения.

Гараж, баня и дровяник на земельном участке ответчика не затрагивают земельный участок истцов. При этом расположение гаража и бани не соответствует градостроительным нормам в части противопожарных и санитарных требований ГПЗУ (Градостроительный план земельного участка), СП 53.13330.2011, СНиП 30-02-97* удалённости от границ земельного участка (расстояние от бани и гаража до забора отсутствует, тогда как должно быть не менее 1 м для гаража и не менее 3 м для бани). Дровяник соответствует противопожарным и санитарным нормам.

Суд первой инстанции, оценив полученные доказательства, пришёл к выводу об обоснованности исковых требований в части изменения смежных границ и отмены результатов инвентаризации земельных участков, принадлежащих сторонам по делу, в связи с чем удовлетворил их.

Суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении, дав свою оценку собранным по делу доказательствам, с таким выводом не согласился, указав на то, что границы смежных земельных участков определены в установленном законом порядке и ответчиком не изменялись. Фактические границы и площади земельных участков отличаются от данных Росреестра на величину, не превышающую допустимой погрешности измерений, а потому у суда первой инстанции не было правовых оснований для удовлетворения исковых требований о восстановлении границ смежных земельных участков и отмене результатов инвентаризации. Исходя из этого, судебная коллегия приняла решение об оставлении исковых требований в данной части без удовлетворения, что подателем кассационной жалобы не оспаривается.

Одновременно с этим суды обеих инстанций признали обоснованными и удовлетворили исковые требования о возложении на ответчика обязанности по сносу гаража и бани, ссылаясь на то, что факт несоответствия установленных СНиП 30-02-97* расстояний между данными постройками и забором истцов подтверждён заключением судебной землеустроительной экспертизы, которой выявлены нарушения санитарных и противопожарных норм, что является доказательством нарушения прав и законных интересов истцов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемое апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 263 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник земельного участка может возводить на нём здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (п. 2 ст. 260 указанного кодекса).

В силу ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Как разъяснено в п. 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», применяя ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, судам необходимо учитывать следующее.

В силу ст. 304 и 305 Гражданского кодекса Российской Федерации иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

В п. 46 указанного постановления разъяснено, что при рассмотрении исков об устранении нарушений прав, не связанных с лишением владения, путём возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

В силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Применительно к приведённым нормам материального и процессуального права собственник, заявляющий такое требование, основанием которого является факт нарушения действующих норм и правил, регламентирующих возведение строения на земельном участке, а также нарушение прав и охраняемых законом интересов, должен доказать нарушение его права на владение и пользование участком со стороны лица, к которому заявлены эти требования.

Обстоятельств, свидетельствующих о нарушении ответчиком прав истцов на владение и пользование принадлежащим им земельным участком, судом не установлено. При разрешении спора суд не исследовал, создают ли спорные строения угрозу жизни или здоровью истцов либо чинят им препятствия в пользовании земельным участком или недвижимым имуществом, причиняют вред этому имуществу. Само по себе близкое расположение гаража и бани к границе земельного участка истцов не свидетельствует о каких-либо нарушениях прав собственников, не связанных с лишением владения.

Истцами в обоснование своих требований не указывалось на невозможность использования своего земельного участка по причине близкого расположения строений, а также, каким образом им причиняются неудобства в пользовании земельным участком.

Судом апелляционной инстанции также не указано, каким образом несоблюдение свода правил СНиП 30-02-97* «Планировка и застройка территорий садоводческих (дачных) объединений граждан, здания и сооружения», утверждённых приказом Минрегиона Российской Федерации 30 декабря 2010 г., нарушает права собственности или законного владения истцов на принадлежащий им земельный участок. Судебной коллегией не рассмотрены доводы ответчика о том, что данный свод правил распространяется на проектирование застройки территорий садоводческих и дачных объединений граждан, однако его земельный участок имеет вид разрешённого использования — для строительства и обслуживания жилого дома и не находится на территории какого-либо из указанных объединений.

Суд второй инстанции не проверил доводы ответчика о том, что суд первой инстанции в своём решении необоснованно сослался на письмо администрации муниципального района Янаульский район Республики Башкортостан от 22 сентября 2015 г. № 01-23-825, из которого следует, что при строительстве гаража и бани ответчиком нарушены нормы «СП 30-102­99. Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства», а также республиканские нормативы градостроительного проектирования Республики Башкортостан «Градостроительство. Планировка и застройка городских округов, городских и сельских поселений Республики Башкортостан», приведённые акты не действовали на момент строительства спорных объектов, а потому не подлежали применению при разрешении спора.

Таким образом, суд не установил предусмотренных ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для удовлетворения заявленных требований о сносе бани и гаража, которые возведены ответчиком в пределах своего земельного участка до введения в действие норм СНиП 30-02-97*, позволивших судам принять решение о сносе спорных построек.

Нарушения, допущенные при постановлении решения суда апелляционной инстанции, являются существенными и непреодолимыми и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 апреля 2018 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 апреля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу