Меню
8 (8182) 49-00-00 (г. Архангельск и Архангельская обл.)
8 (800) 300-4920 (другие регионы РФ)

Определение Верховного Суда РФ № 4-КГ20-24-К1 от 17 августа 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пчелинцевой Л.М., судей Гуляевой Г.А., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 августа 2020 г. кассационную жалобу представителя Шведовой Галины Михайловны по доверенности Денисовой Анастасии Юрьевны на решение Видновского городского суда Московской области от 5 февраля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 июля 2019 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г.

по делу № 2-232/2019 Видновского городского суда Московской области по иску Министерства социального развития Московской области к Шведовой Галине Михайловне о взыскании незаконно полученной ежемесячной компенсационной выплаты.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителя Шведовой Г.М. по доверенности Денисовой А.Ю., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителей Министерства социального развития Московской области по доверенностям Завьяловой Е.Г., Трокеля В.Л.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Министерство социального развития Московской области (далее также - Министерство) обратилось 12 ноября 2018 г. в суд с иском к Шведовой Галине Михайловне о взыскании незаконно полученной ежемесячной компенсационной выплаты.

В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что в 2017 году контрольно-ревизионным управлением Министерства социального развития Московской области проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности Ленинского управления социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области за период с 1 января 2015 г. по 30 июня 2017 г.

В ходе проверки установлено, что с 11 января 2005 г. Ленинским управлением социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области Шведовой Г.М. и её несовершеннолетним детям Шведовой А.Ю., Шведовой О.Ю. назначена ежемесячная компенсационная выплата в соответствии с Законом Московской области от 29 декабря 2004 г. № 207/2004-03 «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан» как членам семьи военнослужащего, погибшего при исполнении обязанностей военной службы в мирное время.

Названная выплата назначена Шведовой Г.М. и её несовершеннолетним детям в связи с гибелью при исполнении служебных обязанностей в 1999 году мужа Шведовой Г.М. - Шведова Юрия Ивановича, являвшегося сотрудником органов внутренних дел.

Закон Московской области от 29 декабря 2004 г. № 207/2004-03 «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан» утратил силу в связи с принятием Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области».

Пунктом 7 статьи 16 Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области» членам семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, установлена мера социальной поддержки в виде ежемесячной компенсационной выплаты в размере 8 000 руб.

Ежемесячная компенсационная выплата, предусмотренная пунктом 7 статьи 16 Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области», продолжала осуществляться Шведовой Г.М. Ленинским управлением социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области.

По мнению истца, ежемесячная компенсационная выплата была назначена Шведовой Г.М. ошибочно, поскольку муж Шведовой Г.М. - Шведов Ю.И., погибший при исполнении служебных обязанностей в 1999 году, являлся сотрудником органов внутренних дел, и не относился к категории военнослужащих, для членов семей которых предусмотрена названная мера социальной поддержки.

За период с 1 января 2015 г. по 30 июня 2017 г. (период, за который проводилась финансовая проверка) Ленинским управлением социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области Шведовой Г.М. произведена ежемесячная компенсационная выплата, установленная пунктом 7 статьи 16 Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области», в размере 384 000 руб., которая подлежит взысканию со Шведовой Г.М., как полученная без законных оснований.

Ответчик Шведова Г.М. в суде исковые требования не признала, ссылаясь на отсутствие в её действиях недобросовестности при подаче заявления для получения ежемесячной денежной выплаты, в заявлении она указывала на то, что её муж, погибший в 1999 году при исполнении служебных обязанностей, являлся сотрудником органов внутренних дел.

Решением Видновского городского суда Московской области от 5 февраля 2019 г. исковые требования Министерства социального развития Московской области удовлетворены частично. Суд взыскал со Шведовой Г.М. в пользу Министерства социального развития Московской области необоснованно полученную сумму ежемесячной компенсационной выплаты за период с января 2015 г. по июнь 2017 г. включительно в сумме 240 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 июля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя Шведовой Г.М. по доверенности Денисовой А.Ю. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 16 апреля 2020 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 22 июля 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на неё представителя Министерства социального развития Московской области, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой, апелляционной и кассационной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что в ноябре 2017 года Управлением финансового контроля и аудита Министерства социального развития Московской области проведена проверка финансово - хозяйственной деятельности Ленинского управления социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области и выявлены факты неправомерного осуществления компенсационной выплаты, предусмотренной для членов семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, за период с 1 января 2015 г. по 30 июня 2017 г. иным категориям граждан.

По результатам служебного расследования, проведённого с целью выявления причин неправомерного осуществления иным лицам компенсационной выплаты, предусмотренной для членов семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, было установлено, что 4 февраля 2005 г. Шведовой Г.М., ____ года рождения, подано заявление в Управление социальной защиты населения администрации Ленинского района Московской области о назначении ей и её несовершеннолетним детям - Шведовой А.Ю., ____ года рождения, Шведовой О.Ю., года рождения, ежемесячной компенсации как членам семьи сотрудника органов внутренних дел Шведова Ю.И., погибшего в 1999 году при исполнении служебных обязанностей в мирное время.

К заявлению приложена, в том числе копия удостоверения, выданного 28 декабря 2004 г. Главным управлением внутренних дел Московской области, о праве Шведовой Г.М. на льготы и преимущества, установленные для родителей и жён погибших военнослужащих.

Решением Ленинского управления социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области (далее также - Управление социальной защиты населения) от 1 августа 2005 г. Шведовой Г.М. и её несовершеннолетним детям назначена ежемесячная компенсационная выплата в размере 10 500 руб., как членам семьи военнослужащего, погибшего при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Закона Московской области от 29 декабря 2004 г. № 207/2004-03 «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан».

Закон Московской области от 29 декабря 2004 г. № 207/2004-03 «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан» утратил силу в связи с принятием Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области». Шведовой Г.М. Управлением социальной защиты населения продолжено осуществление ежемесячной компенсационной выплаты на основании пункта 7 статьи 16 Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области».

В акте служебного расследования от 25 апреля 2018 г. содержатся выводы о том, Шведова Г.М. не относится к категории лиц, имеющих право на получение ежемесячной компенсационной выплаты, поскольку муж Шведовой Г.М. - Шведов Ю.И., погибший при исполнении служебных обязанностей в 1999 году, не относился к категории военнослужащих, для членов семей которых предусмотрена выплата названной денежной компенсации. В результате действий сотрудников Управления социальной защиты населения было принято неправомерное решение о назначении Шведовой Г.М. ежемесячной компенсационной выплаты, в связи с чем в период, за который проводилась финансовая проверка (с января 2015 г. по июнь 2017 г.), Шведовой Г.М. произведена необоснованная выплата компенсации из бюджета Московской области в размере 384 000 руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции со ссылкой на нормы статей 15, 1102, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации и Закон Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области» пришёл к выводу о том, что ежемесячная компенсационная выплата назначена Шведовой Г.М. ошибочно, однако ответчиком не совершены какие-либо умышленные противоправные действия с целью получения такой выплаты.

Между тем, по мнению суда первой инстанции, назначенная Шведовой Г.М. ежемесячная компенсационная выплата не относится к суммам, не подлежащим возврату в качестве неосновательного обогащения по смыслу подпункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку представляет собой материальную поддержку и не является для ответчика средством к существованию, в связи с чем пришёл к выводу об удовлетворении исковых требований Министерства социального развития Московской области о взыскании со Шведовой ГМ. необоснованно полученной ежемесячной компенсационной выплаты.

Определяя размер подлежащей взысканию со Шведовой Г.М. денежной суммы, суд первой инстанции исходил из того, что второй получатель выплаты - дочь погибшего Шведова Ю.И. - Шведова О Ю. в настоящее время является совершеннолетней, выплаты были начислены, в том числе и на неё, в связи с чем взыскал со Шведовой Г.М. в пользу Министерства социального развития Московской области необоснованно полученную сумму выплаты за период с января 2015 г. по июнь 2017 г. включительно в размере 240 000 руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции, оставляя без изменения судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций, признала содержащиеся в них выводы законными и обоснованными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций о взыскании со Шведовой Г.М. в пользу Министерства социального развития Московской области полученной ежемесячной компенсационной выплаты основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Нормы, регулирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения, установлены главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счёт другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретённое или сбережённое имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьёй 1109 данного кодекса.

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки (подпункт 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из изложенного следует, что неосновательное обогащение имеет место в случае приобретения или сбережения имущества в отсутствие на то правовых оснований, то есть неосновательным обогащением является чужое имущество, включая денежные средства, которые лицо приобрело (сберегло) за счёт другого лица (потерпевшего) без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой.

Неосновательное обогащение возникает при наличии одновременно следующих условий: имело место приобретение или сбережение имущества; приобретение или сбережение имущества одним лицом за счёт другого лица произведено в отсутствие правовых оснований, то есть не основано ни на законе, ни на иных правовых актах, ни на сделке.

По смыслу положений подпункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату в качестве такового денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, в частности заработная плата, приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью гражданина, и т.п., то есть суммы, которые предназначены для удовлетворения его необходимых потребностей, и возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение.

Вместе с тем закон устанавливает и исключения из этого правила, а именно: излишне выплаченные суммы должны быть получателем возвращены, если их выплата явилась результатом недобросовестности с его стороны или счётной ошибки.

При этом добросовестность гражданина (получателя спорных денежных средств) презюмируется, следовательно, бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в данной норме виды выплат, лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных сумм.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 26 февраля 2018 г. № 10-П, содержащееся в главе 60 Гражданского кодекса Российской Федерации правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения представляет собой, по существу, конкретизированное нормативное выражение лежащих в основе российского конституционного правопорядка общеправовых принципов равенства и справедливости в их взаимосвязи с получившим закрепление в Конституции Российской Федерации требованием о недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц (статья 17, часть 3); соответственно, данное правовое регулирование, как оно осуществлено федеральным законодателем, не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы и обеспечение с его помощью баланса публичных и частных интересов, отвечающего конституционным требованиям.

Таким образом, нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определённых денежных сумм могут применяться и за пределами гражданско-правовой сферы, в частности в рамках правоотношений, связанных с получением мер социальной поддержки отдельными категориями граждан, установленных законодательством субъекта Российской Федерации.

При рассмотрении спора по иску Министерства социального развития Московской области к Шведовой Г.М. о взыскании необоснованно полученной ею ежемесячной компенсационной выплаты положения статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации о недопустимости возврата как неосновательного обогащения определённых денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны, судебными инстанциями к спорным отношениям применены неправильно.

Согласно статье 7 Конституции Российской Федерации Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства, детства, инвалидов и пожилых людей, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом (части 1, 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации).

Осуществление государством конституционной обязанности по установлению гарантий социальной защиты предполагает учёт особенностей положения определённых категорий граждан (детей - сирот, нетрудоспособных, малообеспеченных и др.), для которых государственная поддержка является необходимым источником средств к существованию.

Правовые основания предоставления социальной помощи, круг лиц, на которых она распространяется, её виды и размеры устанавливаются законом (статья 39, часть 2, Конституции Российской Федерации), в том числе исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально - экономического развития финансовых и иных средств и возможностей (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 10 октября 2002 г. № 258-0).

Перечень случаев (социальных рисков), с которыми Конституция Российской Федерации связывает право на социальное обеспечение, не является исчерпывающим. Относя установление таких случаев к сфере регулирования законом, Конституция Российской Федерации тем самым подтверждает обязанность государства гарантировать гражданам социальное обеспечение при наступлении не только названных в её статье 39, но и других социальных рисков, признаваемых законодателем в качестве основания для его предоставления (абзац второй пункта 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. № 6-П).

В соответствии с частью 3 статьи 263-1 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» органы государственной власти субъекта Российской Федерации вправе устанавливать за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением финансовых средств, передаваемых из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации на осуществление целевых расходов) дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан, в том числе исходя из установленных законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации критериев нуждаемости, вне зависимости от наличия в федеральных законах предписаний, устанавливающих указанное право.

Аналогичное правовое регулирование установления органами государственной власти субъекта Российской Федерации за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации дополнительных мер социальной поддержки отдельным категориям граждан было предусмотрено на момент принятия Закона Московской области от 29 декабря 2004 г. № 207/2004-03 «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан» и Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области».

Закон Московской области от 29 декабря 2004 г. № 207/2004-03 «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан» устанавливал дополнительные социальные гарантии отдельным категориям граждан, имеющим место жительства в Московской области, в том числе членам семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, членам семей сотрудников органов внутренних дел, погибших при участии в боевых действиях, и другим категориям граждан.

Закон Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области» (далее - Закон Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03), как следует из его преамбулы, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, законодательством Российской Федерации устанавливает меры социальной поддержки для отдельных категорий граждан, имеющих место жительства в Московской области, а также определяет порядок установления мер социальной поддержки Правительством Московской области для иных категорий граждан вне зависимости от их проживания на территории Московской области.

В статье 1 Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03 определены категории граждан, для которых устанавливаются меры социальной поддержки, среди них исходя из пункта 38 статьи 1 закона - члены семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, которым согласно пункту 7 статьи 16 названного закона предоставляется ежемесячная компенсационная выплата в размере 8 000 рублей.

Из приведённых нормативных положений и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что меры социальной поддержки соответствующих категорий граждан являются одним из элементов гарантированного Конституцией Российской Федерации права на социальное обеспечение.

При этом органы государственной власти субъекта Российской Федерации в пределах предоставленных им полномочий принимают законы и иные нормативные правовые акты, определяющие условия и порядок предоставления мер социальной поддержки отдельным категориям граждан.

Предусмотренные нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации (в данном случае Московской области) ежемесячные компенсационные выплаты, являясь мерой социальной поддержки такой категории граждан как члены семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, входят в систему мер социальной защиты, направленную на создание гражданам, потерявшим кормильца, наиболее льготных (благоприятных) условий реализации их прав и доступа к социально значимым благам и услугам, с тем, чтобы сделать для них, нуждающихся в этих мерах социальной поддержки в силу возраста, по состоянию здоровья, имущественного положения, менее ощутимыми последствия утраты кормильца, и предназначены в числе иных мер социальной поддержки и льгот обеспечить им надлежащий уровень жизни и необходимый достаток, в связи с чем по своей правовой природе относятся к средствам существования гражданина.

Следовательно, к спорным отношениям, связанным с возвратом предоставленной гражданину меры социальной поддержки в виде ежемесячной компенсационной выплаты, предусмотренной нормами Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03, назначаемой членам семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, подлежат применению положения подпункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации о недопустимости возврата в качестве неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки.

Шведовой Г.М. и её несовершеннолетним детям, не относящимся к категории лиц — членов семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы в мирное время, Управлением социальной защиты населения осуществлялась ежемесячная компенсационная выплата по пункту 7 статьи 16 Закона Московской области от 23 марта 2006 г. № 36/2006-03. Супруг Шведовой Г.М. — Шведов Ю.И., являвшийся сотрудником органов внутренних дел, погиб в 1999 году при исполнении служебных обязанностей. В 2004 году Шведовой Г.М. выдано удостоверение о праве на льготы и преимущества, установленные для родителей и жён погибших военнослужащих.

Указывая на то, что необоснованно полученные Шведовой Г.М. в период с 1 января 2015 г. по 30 июня 2017 г. денежные средства в виде ежемесячной компенсационной выплаты в отсутствие с её стороны недобросовестности не являются для неё источником средств к существованию, судебные инстанции не определили правовую природу названных выплат, вследствие чего пришли к ошибочному выводу о том, что к спорным отношениям не подлежат применению положения подпункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации о недопустимости возврата как неосновательного обогащения полученных гражданином в качестве средств существования денежных средств при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки.

Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела допущены также существенные нарушения норм процессуального права.

В силу положений статей 67, 71, 195-198 ГПК РФ суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требования относимости и допустимости. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьёй 2 названного кодекса.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что необоснованно полученные Шведовой Г.М. денежные суммы ежемесячной компенсационной выплаты не являются для неё источником средств к существованию, сделан без учёта правового регулирования спорных отношений и без приведения в судебных постановлениях мотивов, по которым судебные инстанции пришли к такому выводу.

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания в пользу Министерства социального развития Московской области со Шведовой Г.М. полученных ею сумм ежемесячной компенсационной выплаты нельзя признать правомерным.

Суд кассационной инстанции, проверяя по кассационной жалобе Шведовой Г.М. законность судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанций, допущенные ими нарушения норм материального и процессуального права не выявил и не устранил, тем самым не выполнил требования статей 379.6 и частей 1, 2, 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учётом изложенного решение Видновского городского суда Московской области от 5 февраля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 июля 2019 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить возникший спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, соблюдением требований процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 ГПК РФ, определила:

решение Видновского городского суда Московской области от 5 февраля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 июля 2019 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу № 2-232/2019 Видновского городского суда Московской области отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Видновский городской суд Московской области.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу