Меню
8 (8182) 49-00-00 (г. Архангельск и Архангельская обл.)
8 (800) 300-4920 (другие регионы РФ)

Определение Верховного Суда РФ № 4-КГ20-11 от 2 июня 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Марьина А.Н. и Гетман Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Агропродукт» к Коротковой Светлане Сергеевне, Короткову Дмитрию Александровичу о взыскании денежных средств в счет восстановительного ремонта автомобиля, возмещении судебных расходов

по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Агропродукт» на решение Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 24 сентября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 июня 2019 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью «Агропродукт» - Бабанова А.В., действующего по доверенности от 26 февраля 2018 г., поддержавшего доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью «Агропродукт» (далее - ООО «Агропродукт») обратилось в суд с иском к Коротковой С.С. и Короткову Д.А. о взыскании с ответчиков солидарно суммы восстановительного ремонта автомобиля в размере 70 300 руб., а также о возмещении судебных расходов в размере 33 569,05 руб.

В обоснование требований истец указал, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине водителя автомобиля марки «ВАЗ 2109» Короткова Д.А., принадлежащему ООО «Агропродукт» автомобилю марки «Citroen С4» причинены механические повреждения.

Собственником автомобиля марки «ВАЗ 2109» является Короткова С.С., которая, по мнению истца, как владелец источника повышенной опасности обязана нести материальную ответственность, поскольку она не осуществляла надлежащий контроль за принадлежащим ей автомобилем и допустила к управлению им Короткова Д.А., не имеющего водительского удостоверения и полиса ОСАГО.

Решением Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 24 сентября 2018 г. исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с Короткова Д.А. в пользу ООО «Агропродукт» в счет восстановительного ремонта автомобиля денежные средства в размере 70 300 руб., а также судебные расходы в размере 34 309,05 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 июня 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ООО «Агропродукт» ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 28 апреля 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения относительно жалобы, данные представителем ООО «Агропродукт» Бабановым А.В. посредством веб-конференции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судами при рассмотрении данного дела.

Как следует из материалов дела, 1 июля 2017 г. произошло дорожно-транспортное происшествие при участии автомобиля марки «Citroen С4», государственный регистрационный знак ____, принадлежащего на праве собственности ООО «Агропродукт», под управлением Глазковой А.В., и автомобиля марки «ВАЗ 2109», государственный регистрационный знак ____, принадлежащего на праве собственности Коротковой С.С., под управлением Короткова Д.А.

В результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия автомобилю марки «Citroen С4» причинены механические повреждения.

Виновным в дорожно-транспортном происшествии признан Коротков Д.А., допустивший нарушение пункта 8.12 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Риск гражданской ответственности водителя автомобиля марки «ВАЗ 2109» на момент совершения дорожно-транспортного происшествия застрахован не был.

Разрешая настоящий спор и возлагая ответственность за причиненный вследствие дорожно-транспортного происшествия вред на Короткова Д.А., суд первой инстанции исходил из того, что в момент причинения ущерба данный ответчик управлял транспортным средством и именно по его вине автомобилю истца были причинены механические повреждения.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что материалы дела не содержат сведений о выбытии транспортного средства из обладания собственника Коротковой С.С. в результате противоправных действий Короткова Д.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не установлено законом или договором.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и тому подобное, осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности (пункт 2 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из указанных правовых норм следует, что гражданско-правовой риск возникновения вредных последствий при использовании источника повышенной опасности возлагается на его собственника и при отсутствии его вины в непосредственном причинении вреда, как на лицо, несущее бремя содержания принадлежащего ему имущества.

Таким образом, собственник источника повышенной опасности несет обязанность по возмещению причиненного этим источником вреда, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, либо, что источник повышенной опасности выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц или был передан иному лицу в установленном законом порядке.

Суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела исходили из того, что на момент дорожно-транспортного происшествия Коротков Д.А. являлся законным владельцем автомобиля марки «ВАЗ 2109», поскольку обстоятельства противоправного завладения автомобилем данным ответчиком не установлены.

Между тем, сам по себе факт управления Коротковым Д.А. автомобилем на момент исследуемого дорожно-транспортного происшествия не может свидетельствовать о том, что именно водитель являлся владельцем источника повышенной опасности в смысле, придаваемом данному понятию в статье 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Факт передачи собственником транспортного средства другому лицу права управления им, в том числе с передачей ключей и регистрационных документов на автомобиль, подтверждает лишь волеизъявление собственника на передачу данного имущества в пользование и не свидетельствует о передаче права владения имуществом в установленном законом порядке, поскольку такое использование не лишает собственника имущества права владения им, а, следовательно, не освобождает от обязанности по возмещению вреда, причиненного этим источником повышенной опасности.

Предусмотренный статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации перечень законных оснований владения источником повышенной опасности и документов, их подтверждающих, не является исчерпывающим, но любое из таких оснований требует соответствующего юридического оформления (заключение договора, выдача доверенности на право управления транспортным средством, внесение в страховой полис лица, допущенного к управлению транспортным средством, и т.п.).

С учётом приведенных выше норм права и в соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации освобождение Коротковой С.С. как собственника источника повышенной опасности от гражданско-правовой ответственности могло иметь место при установлении обстоятельств передачи ею в установленном законом порядке права владения автомобилем Короткову Д.А., при этом обязанность по предоставлению таких доказательств лежала на самой Коротковой С.С.

Не установив факт перехода права владения источником повышенной опасности к Короткову Д.А., суд первой инстанции неправомерно освободил Короткову С.С., как собственника автомобиля марки «ВАЗ 2109», от ответственности за причиненный данным источником вред.

Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

Исходя из вышеизложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 июня 2019 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда надлежит правильно определить обстоятельства, подлежащие установлению по делу, и распределить бремя доказывания.

Руководствуясь статьями 390.14-390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 июня 2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу