Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 4-КГ18-96 от 19 марта 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 4-КГ18-96

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

19 марта 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Малицкой Марины Михайловны к Манакину Артёму Юрьевичу, Иглину Игорю Викторовичу о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами

по кассационной жалобе Малицкой М.М. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 26 марта 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснения представителя Малицкой М.М. - Пестряковой К.С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы Манакина А.Ю. и его представителя Нянькиной О.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Малицкая М.М. обратилась в суд с иском к Манакину А.Ю., Иглину И.В. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь на то, что 6 июля 2016 г. между Родионовой Н.С. и Манакиным А.Ю. заключён предварительный договор купли- продажи квартиры по адресу: [_____] по условиям которого стоимость жилого помещения в размере 50 000 000 руб. подлежала выплате продавцу в течение 3 рабочих дней с момента заключения данного договора. Основной договор купли-продажи квартиры стороны обязались заключить в срок до 31 марта 2017 г. В тот же день Родионова Н.С. исполнила обязательства по оплате стоимости квартиры, в подтверждение чего продавцом была составлена расписка о получении от покупателя 50 000 000 руб.

30 января 2017 г. между Родионовой Н.С. и Малицкой М.М. заключён нотариально удостоверенный договор уступки прав требования, по которому Родионова Н.С. уступила Малицкой М.М. в полном объёме права требования, вытекающие из предварительного договора купли-продажи от 6 июля 2016 г., получив за это от Малицкой М.М. 50 000 000 руб. В тот же день между Малицкой М.М. и Иглиным И.В. заключён договор поручительства, по условиям которого Иглин И.В. обязался нести солидарную ответственность с Манакиным А.Ю. по всем обязательствам, вытекающим из предварительного договора купли-продажи.

От заключения основного договора купли-продажи спорной квартиры Манакин А.Ю. отказался, сославшись на то, что часть денежных средств в сумме 20 000 000 руб. была возвращена им первоначальному покупателю квартиры Родионовой Н.С. При таких обстоятельствах Малицкая М.М. полагает, что у Манакина А.Ю. возникло неосновательное обогащение в размере 30 000 000 руб.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 24 ноября 2017 г. исковые требования Малицкой М.М. удовлетворены, с Манакина А.Ю. и Иглина И.В. солидарно в пользу истца взыскано неосновательное обогащение в размере 30 000 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 837 328 руб. 77 коп., а также проценты за пользование чужими денежными средствами с 25 ноября 2017 г. до момента исполнения решения суда, расходы на оплату государственной пошлины в размере 60 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 26 марта 2018 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Малицкой М.М. отказано.

В кассационной жалобе Малицкой М.М. поставлен вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 26 марта 2018 г., как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Малицкой М.М. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 25 октября 2018 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 20 февраля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу судебного акта суда апелляционной инстанции.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права были допущены судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 6 июля 2016 г. между Родионовой Н.С. и Манакиным А.Ю. заключён предварительный договор купли-продажи квартиры № [____], удостоверенный Сиразиевой В.В., временно исполняющей обязанности нотариуса города Москвы Ковальчак И.Я., и зарегистрированный в реестре под № 1-1282 (т. 1, л.д. 10-11).

Согласно пункту 1 указанного выше договора Манакин А.Ю. обязался продать Родионовой Н.С. квартиру, находящуюся по адресу: [_____], состоящую из четырёх комнат, общей площадью 275,8 кв.м, кадастровый номер: [___]. 

Стоимость квартиры определена в пункте 4 предварительного договора в размере 50 000 000 руб., которые подлежали передаче в течение трёх рабочих дней с момента заключения этого договора, что будет подтверждено распиской.

Пунктом 3 предварительного договора установлено, что стороны взяли на себя обязанность в срок до 31 марта 2017 г. заключить договор купли-продажи квартиры.

6 июля 2016 г. Родионова Н.С. передала денежные средства в размере 50 000 000 руб. Манакину А.Ю. (л.д. 12), который на следующий день (7 июля 2016 г.) вернул из них покупателю квартиры 20 000 000 руб. (т. 1, л.д. 12, 13).

8 июля 2016 г. Родионова Н.С. составила расписку об отсутствии у неё претензий по возврату денежных средств и об отказе от исполнения предварительного договора (т. 2, л.д. 44).

30 января 2017 г. между Родионовой Н.С. и Малицкой М.М. заключён нотариально удостоверенный договор уступки прав требования, в соответствии с пунктом 2.4 которого Малицкой М.М. перешло право требовать заключение договора купли-продажи на условиях предварительного договора от 6 июля 2016 г., в том числе в судебном порядке. В случае отказа Манакина А.Ю. от заключения договора независимо от оснований такого отказа либо отказа в судебном порядке в заключении такого договора требовать выплату денежных средств, переданных Родионовой Н.С. и составляющих стоимость вышеназванной квартиры. Стоимость уступаемых прав по договору составила 50 000 000 руб., которые были получены Родионовой Н.С. от Малицкой М.М. (т. 1, л.д. 18-21, 129).

Кунцевским районным судом г. Москвы разрешён иск Малицкой М.М. к Манакину А.Ю. о возложении обязанности заключить договор купли-продажи квартиры на условиях предварительного договора от 6 июля 2016 г. Решением данного суда от 10 апреля 2017 г. иск оставлен без удовлетворения (т. 1, л.д. 25­28).

2 ноября 2017 г. в нотариально удостоверенном заявлении Родионова Н.С. подтвердила, что добровольно отказалась от исполнения предварительного договора купли-продажи и претензий по возврату денежных средств, частично оплаченных по предварительному договору, не имеет (т. 2, л.д. 45).

Удовлетворяя исковые требования Малицкой М.М., суд первой инстанции исходил из того, что обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращены, поскольку до окончания предусмотренного предварительным договором срока первоначальный покупатель Родионова Н.С., а затем и Малицкая М.М. не заключили основной договор купли-продажи с Манакиным А.Ю. При этом обязательства по предварительному договору прекратились в результате действий обеих сторон, в том числе и Манакина А.Ю., в связи с чем все уплаченные денежные средства подлежали возврату. Незаключение основного договора купли-продажи после направления Родионовой Н.С. 16 декабря 2016 г. в адрес Манакина А.Ю. предложения о его заключении не свидетельствует об одностороннем отказе Манакина А.Ю. от заключения основного договора с учётом получения Родионовой Н.С. части уплаченных денежных средств, в результате чего обязанность по уплате денежных средств, предусмотренная предварительным договором, осталась неисполненной. Доводы Манакина А.Ю. о том, что 30 000 000 руб. были возвращены Родионовой Н.С., суд первой инстанции нашёл несостоятельными, поскольку расписка от 8 июля 2016 г. об отказе от исполнения предварительного договора и об отсутствии у Родионовой Н.С. претензий к Манакину А.Ю. по возврату денежных средств, частично оплаченных по предварительному договору, не содержит указания на возврат Манакиным А.Ю. денежных средств в размере 30 000 000 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из положений пункта 6 предварительного договора купли- продажи от 6 июля 2016 г. и имеющего преюдициальное значение факта отказа покупателя от исполнения заключённого между сторонами договора, установленного решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 10 апреля 2017 г. Суд апелляционной инстанции указал на то, что имевший место 7 июля 2016 г. возврат денежных средств в размере 20 000 000 руб. является отказом покупателя от исполнения предварительного договора купли-продажи квартиры от 6 июля 2016 г., в связи с чем на основании условий предварительного договора денежные средства не подлежат возврату.

Также суд апелляционной инстанции сослался на то, что расписка Родионовой Н.С. от 8 июля 2016 г. и нотариально удостоверенное заявление от 2 ноября 2017 г. свидетельствуют о добровольном отказе Родионовой Н.С. от исполнения предварительного договора и об отсутствии претензий по возврату денежных средств, частично оплаченных по предварительному договору. Таким образом, Родионова Н.С., действуя недобросовестно, уступила Малицкой М.М. несуществующие права требования.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оспариваемое апелляционное определение суда апелляционной инстанции принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 1 статьи 429 названного кодекса по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор (пункт 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как указано в пункте 6 статьи 429 названного кодекса, обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключён либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор (пункт 6 статьи 429 ГК РФ).

Обязательство устанавливается для того, чтобы оно было исполнено.

До тех пор, пока обязательство не нарушено ни одной из сторон, оно должно исполняться в точном соответствии с его содержанием.

Эта обязанность возлагается на обе стороны в обязательстве. Не только одна сторона обязана надлежаще исполнить обязательство, но и другая сторона не вправе уклониться от принятия производимого надлежащего исполнения.

Такое обязательство предполагает определённое сотрудничество между сторонами, обусловленное взаимностью обязательства.

Сторона, нарушившая это требование, лишается права на применение к другой стороне санкций.

Надлежащее исполнение обязательств по предварительному договору состоит в совершении его сторонами действий, направленных на заключение основного договора, результатом которых является его заключение в обусловленный срок, в связи с чем незаключение основного договора всегда есть результат нарушения кем-либо из сторон предварительного договора принятых на себя обязательств по заключению основного договора.

Согласно пункту 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несёт ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признаётся невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Нарушение какой-либо из сторон или обеими сторонами условий предварительного договора возможно как в результате виновных действий в форме уклонения от заключения основного договора, так и в результате невиновных действий в форме бездействия обеих сторон относительно заключения основного договора в связи с взаимной утратой интереса в заключении основного договора.

Из положений приведённых выше правовых норм в их взаимосвязи следует, что виновность действий, нарушающих условия предварительного договора, повлёкших незаключение основного договора, предполагается, пока не доказано иное.

Следовательно, освобождение стороны предварительного договора от ответственности за незаключение основного договора возможно, если этой стороной в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации будет доказана невиновность своих действий, в результате которых основной договор не был заключён.

Отсутствие вины обеих сторон предварительного договора в незаключении основного договора возможно в частности в случае утраты заинтересованности сторон в заключении основного договора и отказа от намерений по его заключению в форме несовершения действий, предусмотренных предварительным договором, направленных на заключение основного договора.

В связи с тем, что предусмотренные предварительным договором обязательства в результате отсутствия действий по заключению основного договора сторон прекращены, был установлен факт получения продавцом от покупателя денежных средств и возврата только части это суммы в размере 20 000 000 руб., а также установлено обстоятельство незаключения основного договора купли-продажи спорной квартиры в предусмотренный предварительным договором срок, данные обстоятельства в их совокупности указывают на наличие в силу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации у ответчика обязанности возвратить денежных средств в размере 30 000 000 руб. как неосновательное обогащение. Между тем, это не было учтено судом апелляционной инстанции.

Суд первой инстанции, исследовав представленные доказательства, отклонил доводы Манакина А.Ю. о возврате им Родионовой Н.С. и оставшейся суммы в размере 30 000 000 руб., что подтверждается, по его мнению, распиской от 8 июля 2016 г. об отказе от исполнения предварительного договора и отсутствии у неё претензий к Манакину А.Ю. по возврату денежных средств, частично оплаченных по предварительному договору, а также нотариально удостоверенным заявлением Родионовой Н.С. от 2 ноября 2017 г. об отказе от исполнения предварительного договора и отсутствии претензий по возврату денежных средств, частично оплаченных по предварительному договору. При этом суд исходил из того, что эта расписка не содержит указания на возврат Манакиным А.Ю. денежных средств Родионовой Н.С. в размере 30 000 000 руб., а нотариально удостоверенное заявление от имени Родионовой Н.С. было подписано ею уже после заключённого с Малицкой М.М. договора об уступке прав требования по предварительному договору купли-продажи квартиры. Кроме того, в ходе судебного заседания, а также в своих возражениях на апелляционную жалобу Манакина А.Ю. Родионова Н.С. указала, что денежные средства в размере 30 000 000 руб. от Манакина А.Ю. она не получала, исполнение им обязательств на указанную сумму иным образом в адрес Родионовой Н.С. не производилось (т. 2, л.д. 91).

Таким образом, ввиду прекращения обязательств, предусмотренных предварительным договором купли-продажи, у продавца возникла обязанность по возврату полученных по нему денежных средств покупателю, а в связи с заключением покупателем договора уступки прав требования по предварительному договору купли-продажи данные права перешли от Родионовой Н.С. к Малицкой М.М.

Статья 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определяет пределы рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Согласно указанной норме закона суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционной жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

При этом суд апелляционной инстанции вправе отменить решение суда первой инстанции только при наличии оснований, исчерпывающий перечень которых определён статьёй 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришёл к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

Апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьёй 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Ссылка суда апелляционной инстанции на преюдициальное значение выводов Кунцевского районного суда г. Москвы об отказе покупателя от исполнения условий предварительного договора купли-продажи является ошибочной, поскольку данный факт был учтён судом в качестве обстоятельства, свидетельствующего о неполной оплате стоимости квартиры. При этом объём обязательств, исполненных сторонами, а также условия предварительного договора купли-продажи предметом судебной проверки не являлись.

Выводы суда апелляционной инстанции о применении к правоотношениям сторон пункта 6 предварительного договора купли-продажи, устанавливающего, что в случае отказа либо уклонения покупателя от заключения основного договора на предусмотренных данным предварительным договором условиях либо выбытия квартиры из владения продавца по решению суда этот предварительный договор считается расторгнутым в момент истечения срока его действия или вступления в законную силу решения суда, при этом сумма в размере 50 000 000 руб. остаётся у продавца, а также правовые основания, по которым суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что Родионова Н.С. действовала недобросовестно и уступила Малицкой М.М. несуществующие права требования, судом не мотивированы, доводы, обосновывающие возможность применения к спорным правоотношениям положений пункта 6 предварительного договора, судом не приведены.

Напротив, как видно из материалов дела, указанные в пункте предварительного договора обстоятельства (а именно односторонний отказ либо уклонение покупателя от заключения основного договора) не наступили. Кроме того, судом не дана какая-либо правовая оценка действиям продавца квартиры Манакина А.Ю., который, получив 6 июля 2016 г. полную оплату стоимости квартиры, на следующий день (7 июля 2016 г.) совершил действия по возврату покупателю Родионовой Н.С. части денежных средств в размере 20 000 000 руб.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 26 марта 2018 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 26 марта 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу