Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 38-КГ19-6 от 24 сентября 2019 года

Дело № 38-КГ19-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,
судей Гетман Е.С. и Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Москва» к Битюковой Валентине Владимировне о сносе строения по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Москва» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 4 октября 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителей ООО «Газпром трансгаз Москва» Белоусова Д.В., Егорова С.В., Сенину Е.В. и Машутину А.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также Битюкову В.В. и её представителей Савушкина В.А. и Лебедеву Т.Н., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Газпром трансгаз Москва» в лице филиала - Тульского линейного производственного управления магистральных газопроводов - со ссылкой на положения статей 222 и 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьи 32 Федерального закона от 31 марта 1999 г. № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» обратилось в суд с иском к Битюковой В.В. о сносе за её счёт садового дома, расположенного на земельном участке с кадастровым номером ____ по адресу: ____, СНТ ____, участок ____.

Иск обоснован тем, что садовый дом ответчика является самовольной постройкой, так как находится в зоне минимально допустимых расстояний до газопровода-отвода к Косогорской газораспределительной станции (далее - ГРС), что нарушает права и охраняемые интересы истца как арендатора этого газопровода-отвода, а также создаёт угрозу жизни и здоровью граждан.

Решением Центрального районного суда г. Тулы от 13 апреля 2017 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 4 октября 2018 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене данного апелляционного определения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 июля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации таких нарушений не усматривает.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Витюкова В.В. является собственником земельного участка с кадастровым номером ____ общей площадью 780 кв.м из земель населённых пунктов с разрешённым использованием «для ведения садоводства», находящегося по адресу: , СНТ ____, участок ____, на котором расположен садовый дом площадью 12 кв.м.

СНТ ____ (ранее - сад № 4) создано 27 сентября 1965г.

Земельный участок для коллективного садоводства предоставлен на основании решения исполкома Тульского областного Совета депутатов трудящихся от 27 сентября 1965 г. № 15-688 об отводе Косогорскому металлургическому заводу земельного участка площадью 20 га за счёт земель Рудаковского подсобного хозяйства Тульского треста столовых.

Решением исполкома Тульского городского Совета народных депутатов от 18 января 1990 г. № 1-54 за садовым товариществом « » закреплён фактически занимаемый участок площадью 23,18 га и дополнительно отведено 0,34 га для расширения коллективного сада.

7 февраля 1990 г. названному товариществу выдан государственный акт на право пользования землёй, согласно которому за товариществом в бесплатное и бессрочное пользование закреплено 23,76 га.

Решением исполкома Тульского городского Совета народных депутатов от 4 апреля 1991 г. № 10-243 садовому товариществу дополнительно отведено 1,5 га.

Судами установлено, что садовый дом приобретён Битюковой В.В. в 2007 году, дата постройки неизвестна, сведения о данном строении органами технической инвентаризации впервые зафиксированы в 1975 году, земельный участок правопредшественнику предоставлен в 1965 году.

Постановлением главы администрации г. Тулы от 23 сентября 2008 г. № 3616 Битюковой В.В. в собственность предоставлен названный выше земельный участок , входящий в состав СНТ ____.

Судом апелляционной инстанции установлено, что приведённые выше акты о предоставлении земельных участков под коллективное садоводство и о передаче участка в собственность Битюковой В.В. каких-либо ограничений по их использованию, в том числе по возведению на них строений, не содержали.

План коллективного сада 1965 года в архивном секторе ОАО «Косогорский металлургический завод» не сохранился, данные об утверждении плана райисполкомом отсутствуют, какие-либо дополнительные сведения в муниципальном и государственном архивах не обнаружены.

Исследовав и оценив доказательства, суд апелляционной инстанции признал установленным, что, за исключением указанного истцом расположения садового дома ответчика относительно газопровода, данный садовый дом возведён правомерно, на отведённом для этих целей земельном участке без превышения допустимых параметров строительства и самовольным не является.

Отсутствие в архивах сведений об утверждении в 1965 году проекта организации территории коллективного садоводства суд апелляционной инстанции посчитал недостаточным для вывода о самовольности постройки с учётом времени её существования и указанных выше обстоятельств предоставления земельных участков.

Доводы о несогласии с такими выводом относятся к оценке доказательств и установлению фактических обстоятельств дела, а следовательно, не могут являться основанием для пересмотра судебных постановлений, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Судами также установлено, что садовый дом ответчика возведён на расстоянии 11,7 м от оси построенного в 1959 году газопровода-отвода к Косогорской ГРС, относящегося к I классу магистральных газопроводов, переданного собственником этого имущества ПАО «Газпром» по договору аренды от 30 ноября 2016 г. во временное владение и пользование ООО «Газпром трансгаз Москва».

Согласно свидетельству о регистрации опасных производственных объектов от 17 февраля 2012 г. ООО «Газпром трансгаз Москва» является эксплуатирующей организацией данного опасного производственного объекта.

Проект границ земельных участков газопровода-отвода утверждён в 2005 году.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что спорное имущество подлежит сносу за счёт ответчика, поскольку возведено в охранной зоне и зоне минимально допустимых расстояний до газопровода, в которых строительство любых объектов, в том числе не являющихся капитальными строениями, запрещено.

Суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив доказательства, признал установленным, что начиная с 1960 года органы местной власти и руководство Косогорского металлургического завода были осведомлены о месторасположении газопровода-отвода и Косогорской ГРС.

Вместе с тем судом апелляционной инстанции установлено, что о наличии названного газопровода, его местоположении, охранных зонах и минимально допустимых расстояниях на момент предоставления земельного участка правопредшественнику ответчика, на момент строительства спорного садового дома, его приобретения Битюковой В.В. и передачи ей в собственность земельного участка ни руководство садового товарищества, ни члены этого товарищества осведомлены не были, газопровод, его охранные зоны и минимальные допустимые расстояния на местности обозначены не были, какие-либо сведения в доступных источниках официальной информации отсутствовали.

В частности, на запросы, направленные председателем СНТ ____ в администрацию г. Тулы и Управление Росреестра по Тульской области в 2017 году, получены ответы об отсутствии сведений и плана месторасположения газопровода-отвода на территории СНТ ____.

Публикация в местных средствах массовой информации объявлений о наличии газопровода высокого давления, проходящего по территории Тульской области, и запрете строительства в охранной зоне осуществляется с 2010 года.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что ни Битюкова В.В. при приобретении садового дома и земельного участка, ни её правопредшественник при предоставлении ему земельного участка и возведении им садового дома не знали и не могли знать о местоположении газопровода, наличии охранных зон и минимально допустимых расстояний, а следовательно, отсутствуют основания для возложения на Битюкову В.В. ответственности в виде сноса принадлежащего ей имущества за её счёт.

Оснований не согласиться с такими выводами суда апелляционной инстанции не усматривается.

Конституцией Российской Федерации гарантировано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (статья 2).

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18).

Вместе с тем Конституцией Российской Федерации установлено, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (часть 3 статьи 17).

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (часть 3 статьи 55).

Согласно статье 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом (часть 1).

Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (часть 2).

Никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (часть 3).

В силу положений статьи 36 Конституции Российской Федерации владение, пользование и распоряжение землёй и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (часть 2).

Условия и порядок пользования землёй определяются на основе федерального закона (часть 3).

Из приведённых положений следует, что ограничения права частной собственности, в том числе права владения, пользования и распоряжения землёй, могут быть установлены законом в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Такие ограничения могут вводиться, если они отвечают требованиям справедливости, разумности, соразмерности (пропорциональности), носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данного конституционного права (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2011 г. № 7-П и др.).

Статьёй 32 Федерального закона от 31 марта 1999 г. № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», на которую сослался истец в обоснование исковых требований, установлено, что организация - собственник системы газоснабжения, кроме мер, предусмотренных законодательством Российской Федерации в области промышленной безопасности, обязана обеспечить на стадиях проектирования, строительства и эксплуатации объектов системы газоснабжения осуществление комплекса специальных мер по безопасному функционированию таких объектов, локализации и уменьшению последствий аварий, катастроф (часть первая).

Органы исполнительной власти и должностные лица, граждане, виновные в нарушении ограничений использования земельных участков, осуществления хозяйственной деятельности в границах охранных зон газопроводов, зон минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов или в умышленном блокировании объектов систем газоснабжения либо их повреждении, иных нарушающих бесперебойную и безопасную работу объектов систем газоснабжения незаконных действиях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (часть 3).

Здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счёт средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения (часть 4).

Данная норма закона прямо указывает, что снос производится за счёт лиц, допустивших нарушения.

Применительно к названной норме закона и сносу строений, находящихся в минимально допустимых расстояниях и в границах охранных зон газопроводов, Конституционным Судом Российской Федерации неоднократно указывалось, что наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности, при этом наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения - общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе (определения от 27 марта 2018 г. № 701-0, от 6 октября 2015 г. № 2318-0 и др.).

С учётом изложенного доводы кассационной жалобы о том, что снос указанных строений не является ответственностью и должен производиться без учёта вины, а также о том, что снос в данном случае может производиться только лишь на основании общих положений статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются необоснованными.

По настоящему делу судом апелляционной инстанции установлено отсутствие вины как ответчика, так и её правопредшественника в нарушении минимально допустимых расстояний до газопровода, а также его охранной зоны, вследствие чего основания для возложения на Витюкову В.В. обязанности снести садовый дом за её счёт у суда отсутствовали.

В соответствии с частью 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Поскольку истцом предъявлены требования о сносе строения ответчика за её счёт, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для рассмотрения иных требований, в частности о сносе строения за счёт других лиц или самого истца, равно как и для возложения обязанностей или расходов по сносу на лиц, к которым требований истцом не предъявлялось.

Разрешение судом вопроса о том, обязан ли ответчик самостоятельно и за свой счёт снести принадлежащее ему и находящееся на его участке строение, обязательного привлечения других ответчиков применительно к части 3 статьи 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не требует, поскольку как удовлетворение такого иска, так и отказ в нём каких-либо прав и обязанностей для других лиц не создаёт, в частности при удовлетворении иска о сносе строения ответчика за его счёт, исполнение такого решения участия каких-либо других ответчиков не требует.

С учётом изложенного оснований для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегией по гражданским делам Тульского областного суда от 4 октября 2018 г. не усматривается.

Доводы кассационной жалобы о несогласии с установленными судом апелляционной инстанции обстоятельствами и оценкой им доказательств, как указано выше, основанием для кассационного пересмотра судебных постановлений не являются.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены судебных постановлений в кассационном порядке являются не любые нарушения норм материального или процессуального права, а только лишь существенные, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Поскольку таких нарушений норм права судом апелляционной инстанции допущено не было, то оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя не имеется.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 4 октября 2018 г. оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Москва» - без удовлетворения.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу