Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 36-КГ18-11 от 12 февраля 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 36-КГ18-11

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

12 февраля 2019 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Гетман Е.С., судей Романовского С.В., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Комарова Дениса Константиновича к публичному акционерному обществу Страховая компания «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Комарова Дениса Константиновича на решение Промышленного районного суда г. Смоленска от 19 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., выслушав представителей Комарова Д.К. - Маевского И.Н. и Волика В.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя ПАО СК «Росгосстрах» - Чумака Р.Н., возражавшего против удовлетворения доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Комаров Д.К. обратился в Десногорский городской суд Смоленской области к ООО СК «Московия» с иском о взыскании страхового возмещения в размере 38 800 руб., неустойки за период с 1 февраля 2017 г. по 2 мая 2017 г. в размере 34 920 руб., неустойки в размере 388 руб. за каждый день просрочки, начиная со 2 мая 2017 г. по день фактического исполнения решения суда, компенсации морального вреда в размере 15 000 руб., а также
расходов, связанных с оплатой досудебной экспертизы, в размере 5 150 руб., расходов по оплате услуг представителя в размере 8 000 руб., штрафа в размере 19 400 руб.

Определением Десногорского городского суда Смоленской области от 3 октября 2017 г. по ходатайству Комарова Д.К. произведена замена ответчика ООО СК «Московия» на ПАО СК «Росгосстрах» и гражданское дело передано по подсудности на рассмотрение Промышленного районного суда г. Смоленска.

В ходе рассмотрения дела Комаров Д.К. уточнил исковые требования и просил взыскать с ПАО СК «Росгосстрах» страховое возмещение в размере 38 645 руб. 73 коп., неустойку за период с 1 февраля 2017 г. по 21 сентября 2017 г. в размере 89 658 руб. 72 коп., неустойку в размере 386 руб. 46 коп. за каждый день просрочки, начиная с 21 сентября 2017 г. и по день фактического исполнения решения суда, компенсацию морального вреда в размере 15 000 руб., судебные расходы по оплате досудебной экспертизы в размере 5 150 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере

8 000 руб., штрафа в размере 19 322 руб. 87 коп.

В обоснование заявленных требований Комаров Д.К. ссылался на то, что 31 декабря 2016 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого транспортному средству «Honda Civic», государственный регистрационный знак [___], принадлежащему истцу, причинены механические повреждения. Гражданская ответственность истца была застрахована в ООО СК «Московия», а причинителя вреда в ПАО СК «Росгосстрах».

В порядке прямого возмещения истец обратился в страховую компанию ООО СК «Московия» с заявлением о страховой выплате, представив все необходимые документы. ООО СК «Московия» признала произошедшее дорожно-транспортное событие страховым случаем и выплатила истцу страховое возмещение в размере 82 200 руб.

Не согласившись с размером страхового возмещения, истец обратился к ООО СК «Московия» с претензией, приложив экспертное заключение, согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учётом износа составляет 121 000 руб. ООО СК «Московия» оставило претензию о доплате страхового возмещения без удовлетворения.

28 июля 2017 г. решением Российского Союза Автостраховщиков ООО СК «Московия» исключена из соглашения о прямом возмещении убытков, приказом Банка России от 29 августа 2017 г. № ОД-2470 у данной страховой компании отозвана лицензия на осуществление страхования, в связи с чем 21 сентября 2017 г. истец обратился к ПАО СК «Росгосстрах» с претензией, которая оставлена без удовлетворения.

Решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 19 декабря 2017 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 14 января 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом, в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 31 декабря 2016 г. по вине водителя Ермакова В.В., транспортному средству истца «Honda Civic», государственный регистрационный знак [___], причинены механические повреждения.

На момент дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность Комарова Д.К. была застрахована в ООО СК «Московия», а водителя Ермакова В.В. - в ПАО СК «Росгосстрах».

12 января 2017 г. Комаров Д.К. обратился в ООО СК «Московия» с заявлением о прямом возмещении убытков. Страховая компания признала данный случай страховым и произвела страховую выплату в размере 82 200 руб.

Комаров Д.К., не согласившись с размером произведённой страховой выплаты, обратился к ООО СК «Московия» с претензией от 25 марта 2017 г., приложив экспертное заключение, согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля, определенная с учётом износа, составила 121 000 руб.

В удовлетворении претензии ООО СК «Московия» отказало.

28 июля 2017 г. решением Российского Союза Автостраховщиков страховая компания ООО СК «Московия» исключена из Соглашения о прямом возмещении убытков.

Приказом Банка России от 29 августа 2017 г. № ОД-2470 у данной страховой компании отозвана лицензия на осуществление страхования.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 9 октября 2017 г. ООО СК «Московия» признано несостоятельным (банкротом).

21 сентября 2017 г. истец обратился к ПАО СК «Росгосстрах» с претензией, которая оставлена без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что у ООО СК «Московия» (страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность потерпевшего), осуществившего страховую выплату, с размером которой не согласен потерпевший, отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности, в связи с чем потерпевший вправе обратиться за компенсационной выплатой только в профессиональное объединение страховщиков.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемыми судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно положениям статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В соответствии со статьёй 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО) потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причинённого его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной настоящим Федеральным законом, путём предъявления страховщику заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования.

Заявление о страховой выплате в связи с причинением вреда жизни или здоровью потерпевшего направляется страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред. Заявление о страховой выплате в связи с причинением вреда имуществу потерпевшего направляется страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, а в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 141 настоящего Федерального закона, страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, направляется заявление о прямом возмещении убытков.

Отказывая в удовлетворении иска суд первой инстанции, руководствовался статьями 18, 19 Закона об ОСАГО и пришел к выводу о том, что при отзыве у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности компенсационные выплаты осуществляются профессиональным объединением страховщиков. Таким объединением является Российский союз автостраховщиков.

Проверяя законность и обоснованность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции с данным выводом согласился, сославшись на то, что к спорным правоотношениям подлежат применению положения Закона об ОСАГО в редакции № 32-Ф3 от 28 ноября 2015 г., учитывая, что договор обязательного страхования ответственности истцом как потерпевшим заключен 8 апреля 2016 г.

Данные выводы суда нельзя признать правильным.

По общему правилу к отношениям, возникшим на основании договора, в том числе и к отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, применяется закон, действующий в момент заключения соответствующего договора.

Согласно пункту 4 статьи 141 Закона об ОСАГО Страховщик, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, осуществляет возмещение вреда, причиненного имуществу потерпевшего, от имени страховщика, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред (осуществляет прямое возмещение убытков), в соответствии с предусмотренным статьей 26.1 настоящего Федерального закона соглашением о прямом возмещении убытков в размере, определенном в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона.

В соответствии с абзацем 3 пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 58), поскольку прямое возмещение убытков осуществляется страховщиком гражданской ответственности потерпевшего от имени страховщика гражданской ответственности причинителя вреда (пункт 4 статьи 141 Закона об ОСАГО), к такому возмещению положения Закона об ОСАГО применяются в редакции, действовавшей на момент заключения договора обязательного страхования гражданской ответственности между причинителем вреда и страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность.

Как следует из материалов дела, договор обязательного страхования ответственности причинителя вреда заключен 1 августа 2016 г. (л.д. 16).

Таким образом, к спорным правоотношениям подлежал применению Закон об ОСАГО в редакции № Зб-ФЗ от 3 июля 2016 г.

В силу пункта 9 статьи 141 Закона об ОСАГО в редакции № Зб-ФЗ от 3 июля 2016 г., потерпевший, имеющий в соответствии с данным Федеральным законом право предъявить требование о возмещении причинённого его имуществу вреда непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае введения в отношении такого страховщика в соответствии с законодательством Российской Федерации процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности предъявляет требование о страховой выплате страховщику, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред.

Соответствующее разъяснение содержится и в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 58, согласно которому потерпевший, имеющий право на прямое возмещение убытков, в случае введения в отношении страховщика его ответственности процедур, применяемых при банкротстве, или в случае отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности вправе обратиться за страховым возмещением к страховщику ответственности причинителя вреда (пункт 9 статьи 141 Закона об ОСАГО).

При осуществлении страховщиком ответственности потерпевшего страхового возмещения, с размером которого потерпевший не согласен, в случае введения в дальнейшем в отношении указанного страховщика процедур, применяемых при банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности потерпевший вправе обратиться за доплатой к страховщику причинителя вреда.

Таким образом, вывод суда о том, что в случае, когда страховщиком потерпевшего до отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности произведена частичная выплата страхового возмещения, потерпевший вправе обратиться только в профессиональное объединение страховщиков, является ошибочным и не основан на нормах действующего законодательства и акте его разъяснения.

В связи с этим решение суда нельзя признать отвечающими требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а допущенные судом нарушения норм права, являясь существенными и непреодолимыми, могут быть устранены только путем отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу