Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 24-КГ18-17 от 26 марта 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

№ 24-КГ18-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

26 марта 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Асташова С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Тлюняевой Нурьет Асланчериевны к САО «ВСК» о взыскании страховой выплаты, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда

по кассационной жалобе представителя Тлюняевой Н.А. на решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 20 февраля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 11 мая 2018 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Зяблова Е.Н., представляющего интересы САО «ВСК» и просившего отклонить кассационную жалобу,

установила:

Тлюняева Н.А. обратилась в суд с иском к САО «ВСК» (далее - общество) о взыскании страхового возмещения в размере 24 981 руб. 50 коп., неустойки в размере 35 223 руб. 92 коп., штрафа в размере 12 490 руб. 75 коп., компенсации морального вреда в размере 10 000 руб., а также расходов по оплате услуг представителя в размере 10 000 руб. и по нотариальному удостоверению доверенности в размере 1 800 руб.

В обоснование заявленных требований истица ссылалась на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия произошедшего 18 июня 2017 г. по вине Бекирова Р.М., гражданская ответственность которого застрахована ответчиком, принадлежащий ей автомобиль «BMW 760» получил механические повреждения.

Тлюняева Н.А. направила обществу заявление о страховой выплате. Определив размер ущерба равным 750 037 руб. и признав вину водителей обоюдной, общество произвело страховую выплату истице в размере 50 % от суммы ущерба. Не согласившись с размером страхового возмещения, Тлюняева Н.А. обратилась к ответчику с претензией, которая оставлена последним без удовлетворения.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Бекиров Р.М.

Решением Майкопского городского суда Республики Адыгея от 20 февраля 2018 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 11 мая 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителя Тлюняевой Н.А. содержится просьба об отмене указанных судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 25 февраля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что 18 июня 2017 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля ВАЗ-2112 под управлением Бекирова Р.М. и автомобиля «BMW 760», принадлежащего истице, под управлением Джаримова А.Б.

На момент аварии гражданская ответственность Бекирова Р.М. была застрахована ответчиком, а гражданская ответственность Джаримова А.Б. застрахована не была.

23 июня 2017 г. Тлюняева Н.А. обратилась к обществу с заявлением о возмещении ущерба.

Ответчик произвел осмотр транспортного средства, установил размер ущерба равным 750 037 руб. и 11 июля 2017 г. произвел выплату страхового возмещения в размере 375 018 руб. 50 коп.

Не согласившись с размером страховой выплаты, 17 июля 2017 г. истица направила в адрес ответчика претензию, в ответ на которую общество сообщило о надлежащем исполнении своей обязанности, поскольку при обоюдной вине участников дорожно-транспортного происшествия выплате подлежит 50% суммы страхового возмещения.

Тлюняевой Н.А. в адрес общества направлена повторная претензия от 15 августа 2017 г.

В письме от 16 августа 2017 г. ответчик сообщил, что согласно представленному административному материалу усматривается обоюдная вина водителей, документ, определяющий степень вины каждого водителя отсутствует, в связи с чем принято решение о выплате Тлюняевой Н.А. страхового возмещения в размере 375 018 руб. 50 коп., что составляет 50% от документально подтвержденного размера ущерба.

Из административного материала следует, что оба участника аварии привлечены к административной ответственности: водитель Бекиров Р.М. - за нарушение пункта 8.8 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090, а водитель Джаримов А.Б. - за управление автомобилем с покрытием на переднем стекле, ухудшающим обзорность с места водителя, и в отсутствие страхового полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортного средства (далее - полис ОСАГО).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о наличии обоюдной вины участников дорожно-транспортного происшествия в равной степени и, признав обязательство по выплате страхового возмещения исполненным ответчиком, отказал в удовлетворении исковых требований.

Данную позицию поддержал суд апелляционной инстанции.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Абзацем вторым пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064 указанного кодекса).

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 той же статьи).

По смыслу приведенных выше норм права общими основаниями ответственности за причинение вреда являются наличие вреда, противоправность действий его причинителя, причинно-следственная связь между такими действиями и возникновением вреда, вина причинителя вреда.

Таким образом, ответственность за причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия вред возлагается только при наличии всех перечисленных выше условий. Следовательно, установление обстоятельств дорожно-транспортного происшествия имеет существенное значение для разрешения настоящего спора.

При этом факт привлечения участников дорожно-транспортного происшествия к административной ответственности не является безусловным основанием для возложения на них гражданско-правовой ответственности за ущерб, причиненный в результате действий (бездействия), за которые они были привлечены к административной ответственности. Причинно-следственная связь ущерба, причиненного в дорожно-транспортном происшествии, и факта управления Джаримовым А.Б. автомобилем с покрытием на переднем стекле, ухудшающим обзорность с места водителя, судом не устанавливались, а управление автомобилем в отсутствие страхового полиса ОСАГО в принципе не может находиться в причинно-следственной связи с совершением аварии.

Кроме того, в соответствии с абзацем четвертым пункта 22 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО) в случае, если степень вины участников дорожно-транспортного происшествия судом не установлена, застраховавшие их гражданскую ответственность страховщики несут установленную настоящим федеральным законом обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате такого дорожно-транспортного происшествия, в равных долях.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», если из документов, составленных сотрудниками полиции, невозможно установить вину застраховавшего ответственность лица в наступлении страхового случая или определить степень вины каждого из водителей - участников дорожно-транспортного происшествия, лицо, обратившееся за страховой выплатой, не лишается права на ее получение. В таком случае страховые организации производят страховые выплаты в равных долях от размера ущерба, понесенного каждым потерпевшим (абзац четвертый пункта 22 статьи 12 Закона об ОСАГО).

В случае несогласия с такой выплатой лицо, получившее страховое возмещение, вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в недостающей части. При рассмотрении спора суд обязан установить степень вины лиц, признанных ответственными за причиненный вред, и взыскать со страховой организации страховую выплату с учетом установленной судом степени вины лиц, гражданская ответственность которых застрахована. Обращение с самостоятельным заявлением об установлении степени вины законодательством не предусмотрено.

Таким образом, существенным обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения настоящего дела, является установление степени вины лиц, признанных ответственными за причиненный вред. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, признав всех участников дорожно-транспортного происшествия ответственными за причиненный вред, уклонился от установления степени их вины.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 11 мая 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу