Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 16-КГ19-6 от 6 мая 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 16-КГ19-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

6 мая 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М., судей Вавилычевой Т.Ю. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 6 мая 2019 г. гражданское дело по иску Чернышовой Светланы Ивановны к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области о признании незаконным решения об отказе в досрочном назначении страховой пенсии по старости, включении периодов работы в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости, назначении страховой пенсии

по кассационной жалобе Чернышовой С.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 августа 2018 г., которым решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., объяснения представителя Чернышовой С.И. - адвоката Кошовца А.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области Даниловой Т.С.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Чернышова С.И. 13 февраля 2018 г. обратилась в суд с иском к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области (далее также - ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области, пенсионный орган) о признании незаконным решения об отказе в досрочном назначении страховой пенсии по старости, включении периодов работы в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости, назначении страховой пенсии.

В обоснование заявленных требований Чернышова С.И. указала, что 4 октября 2017 г. обратилась в ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области с заявлением о назначении ей досрочной страховой пенсии по старости в связи с работой с тяжёлыми условиями труда по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (далее также - Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Решением пенсионного органа от 12 января 2018 г. Чернышовой С.И. отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ в связи с отсутствием у неё требуемого специального стажа в связи с работой с тяжёлыми условиями труда.

В специальный стаж Чернышовой С.И. пенсионным органом не был включён период её работы с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. в должности сестры-хозяйки первого отделения государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Волгоградский  клинический противотуберкулёзный диспансер» (далее также - ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», работодатель) по причине отсутствия занятости на работе с тяжёлыми условиями труда в течение полного рабочего дня.

Чернышова С.И. полагает решение пенсионного органа незаконным, поскольку её полная занятость на работе с тяжёлыми условиями труда с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. (далее также - спорный период) подтверждена уточняющей справкой ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», локальными нормативными актами работодателя, указанием работодателем в отношении спорного периода работы Чернышовой С.И. соответствующего кода льготы и уплатой работодателем дополнительного тарифа страхового взноса.

Чернышова С.И. также ссылалась на то, что 19 июля 2006 г. и 28 ноября 2011 г. работодателем проводилась аттестация по условиям труда на рабочем месте сестры-хозяйки первого отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», по результатам которой составлены карты аттестации рабочего места, в которых предусматривалось право сестры-хозяйки на средства индивидуальной защиты, на доплату за вредные условия труда, на доплату за опасность инфицирования микобактериями туберкулёза, на дополнительный отпуск за вредные условия труда и отмечено право на льготное пенсионное обеспечение в соответствии со Списком № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утверждённого постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991г. № 10 (раздел XXIV «Учреждения здравоохранения и социального обеспечения», позиция 2260000а).

Чернышова С.И. просила суд признать незаконным решение пенсионного органа от 12 января 2018 г. об отказе ей в досрочном назначении страховой пенсии по старости, возложить на ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области обязанность включить в специальный стаж период её работы с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. в должности сестры-хозяйки палатной ГБУЗ «Волгоградский областной клинический противотуберкулёзный диспансер» и назначить ей страховую пенсию по старости со дня возникновения права на такую пенсию - с 3 ноября 2017 г.

Представители ответчика в суде исковые требования Чернышовой С.И. не признали.

Решением Камышинского городского суда Волгоградской области от 2 апреля 2018 г. исковые требования Чернышовой С.И. удовлетворены.

Признано незаконным решение ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области от 12 января 2018 г. об отказе Чернышовой С.И. в досрочном назначении страховой пенсии по старости.

На ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области возложена обязанность включить в специальный стаж Чернышовой С.И. период работы в должности сестры-хозяйки палатной ГБУЗ «Волгоградский областной клинический противотуберкулёзный диспансер» с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. (9 лет 5 месяцев 1 день) и назначить Чернышовой С.И. страховую пенсию по старости со дня возникновения права - с 3 ноября 2017 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 августа 2018 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе Чернышовой С.И. в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Чернышова С.И. просит отменить апелляционное определение суда апелляционной инстанции, как незаконное, с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьёй Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 30 января 2019 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 1 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела истец Чернышова С.И. и представитель третьего лица ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер». От Чернышовой С.И. поступило письменное ходатайство о рассмотрении дела в её отсутствие, от третьего лица ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» сведений о причинах неявки не поступило. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений на неё ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Чернышова С.И. со 2 октября 2001 г. работает в ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», с 1 августа 2007 г. и по настоящее время - в должности сестры-хозяйки первого отделения названного учреждения. Работодателем Чернышовой С.И. установлены продолжительность рабочей недели в размере 30 часов, надбавки за вредные и опасные условия труда и за возможность инфицирования микобактериями.

4 октября 2017 г. Чернышова С.И. обратилась в ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области с заявлением о назначении ей досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (в связи с работой с тяжёлыми условиями труда).

Решением пенсионного органа от 12 января 2018 г. Чернышовой С.И. отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ по причине отсутствия у неё требуемого специального стажа работы (не менее 10 лет на работах с тяжёлыми условиями труда).

В специальный стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, пенсионным органом зачтён период работы Чернышовой С.И. с 2 октября 2001 г. по 31 июля 2007 г. в должности санитарки-уборщицы палатной ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» (4 года 10 месяцев 00 дней).

Период работы Чернышовой Е.В. с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. в должности сестры-хозяйки палатной ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» пенсионным органом не был включён в специальный стаж со ссылкой на отсутствие занятости на работе с тяжёлыми условиями труда в течение полного рабочего дня.

Согласно справке ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» от 20 июня 2017 г., уточняющей льготный характер работы, дающей право на досрочное назначение пенсии, с 1 августа 2007 г. Чернышова С.И. работает в ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» в должности сестры-хозяйки, данная работа предусмотрена пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ.

В соответствии с должностными инструкциями сестры-хозяйки отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» в период с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. в обязанности Чернышовой С.И. помимо прочего входит: сдавать грязное бельё в дезинфекцию и прачечную, получать чистое бельё, обеспечивать своевременную санитарную обработку больных, следить, чтобы больные были опрятно и чисто одеты, одежда соответствовала росту и полу больного; руководить сменой постельного и нательного белья.

Судом также установлено, что должность «сестра-хозяйка» поименована в следующих локальных нормативных актах ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер»: Перечне должностей с вредными условиями труда, работа в которых даёт право на дополнительный отпуск, Перечне структурных подразделений и должностей, работа в которых даёт право работникам на повышение схемных должностных окладов, в связи с опасными для здоровья и особо тяжёлыми условиями труда, согласованных с председателем совета трудового коллектива и утверждённых главным врачом ГУЗ «Волгоградский областной противотуберкулёзный диспансер № 10» (в настоящее время - ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер») 1 июля 2008 г.; Перечне структурных подразделений и должностей, работа в которых даёт право работникам на повышение оплаты труда на 20% и на 24% в связи с наличием в их работе опасных для здоровья и особо тяжёлых условий труда; Перечне должностей, занятие которых связано с опасностью инфицирования микобактериями туберкулёза и даёт право работникам на повышение оплаты труда на 20%; Перечне должностей, работа в которых даёт право на ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с вредными и (или) опасными условиями труда; Перечне должностей, работа в которых засчитывается в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, согласованных с председателем совета трудового коллектива и утверждённых главным врачом ГУЗ «Волгоградский областной противотуберкулёзный диспансер № 10» 15 июня 2011 г. и 25 августа 2014 г. Должность «сестра-хозяйка» первого отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» в этих локальных нормативных актах работодателя также указана в качестве должности, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости по Списку № 2, утверждённому постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10.

В соответствии с картами аттестации рабочего места по условиям труда по должности сестра-хозяйка первого отделения ГУЗ «Волгоградский областной противотуберкулёзный диспансер №10» г. Камышин от 19 июля 2006 г. и от 28 ноября 2011 г. класс условий труда по названной должности определён как 3,3; предусмотрено льготное пенсионное обеспечение в соответствии со Списком № 2, утверждённым постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10.

Индивидуальные сведения по должности сестра-хозяйка первого отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», которую занимает Чернышова С.И., представлены работодателем в пенсионный орган как работа с тяжёлыми условиями труда по позиции 2260000а раздела XXIV «Учреждения здравоохранения и социального обеспечения» Списка № 2, утверждённого постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Чернышовой С.И. к ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области о признании незаконным решения об отказе в досрочном назначении страховой пенсии по старости, включении периодов работы в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости, назначении страховой пенсии, суд первой инстанции руководствовался пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, Списком № 2, утверждённым постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10, и исходил из того, что в период с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. Чернышова С.И., работая в должности сестры-хозяйки первого отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», была занята на работе с тяжёлыми условиями труда в течение полного рабочего дня, вследствие чего пришёл к выводу о том, что названный период работы Чернышовой С.И. подлежит включению в её специальный стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

Поскольку с учётом включённого в специальный стаж периода работы у Чернышовой С.И. по состоянию на 3 ноября 2017 г. (дату достижения ею 50-летнего возраста) имеется необходимая продолжительность специального стажа, предусмотренного пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, то есть более 10 лет, а именно 15 лет 03 месяца 01 день, суд первой инстанции возложил на ГУ - УПФ РФ по г. Камышину и Камышинскому району Волгоградской области обязанность назначить Чернышовой С.И. пенсию с 3 ноября 2017 г.

Отменяя по апелляционной жалобе пенсионного органа решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Чернышовой С.И. о признании незаконным решения об отказе в досрочном назначении страховой пенсии по старости, включении периодов работы в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости, назначении страховой пенсии, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что какие-либо допустимые и достоверные доказательства выполнения Чернышовой С.И. в период с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. работы, связанной с непосредственным обслуживанием больных в течение 80% рабочего времени, в материалах дела отсутствуют.

При этом суд апелляционной инстанции, сославшись на должностные инструкции по должности сестра-хозяйка первого отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», указал на то, что основное рабочее время работы Чернышовой С.И. в этой должности связано с осуществлением организационно-хозяйственной деятельности, не относящейся к непосредственному обслуживанию больных, то есть в условиях отсутствия контакта работника и пациента.

По мнению суда апелляционной инстанции, характер работы Чернышовой С.И., отражённый в документах ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер»: приказах о переводе истца с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. в первое отделение на должность сестры- хозяйки с надбавками за вредность и за инфицированность микобактериями, о повышении оклада в связи с опасными для здоровья условиями труда, о доплате за работу в условиях, связанных с опасностью инфицирования микобактериями, предоставлении ежегодного дополнительно оплачиваемого отпуска за вредные условия труда, о выплатах за вредные и опасные условия труда и картах аттестации по условиям труда рабочего места сестры-хозяйки, не подтверждает осуществление трудовой деятельности истца в непосредственном контакте с пациентами и выполнение такой работы с полной занятостью в течение полного рабочего дня (не менее 80 % рабочего времени).

Суд апелляционной инстанции полагал, что доводы работодателя о правомерности указания в отношении Чернышовой С.И. в индивидуальных сведениях персонифицированного учёта кода льготной работы и уплаты за неё дополнительного тарифа страховых взносов, а также о том, что кабинет сестры- хозяйки находится на этаже с палатами больных, вследствие чего на работника воздействуют опасные и вредные производственные факторы, не имеют значения, поскольку доказательства, подтверждающие непосредственное обслуживание Чернышовой С.И. больных, отсутствуют.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», вступившим в силу с 1 января 2015 г.

Согласно части 1 статьи 4 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ право на страховую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», при соблюдении ими условий, предусмотренных этим федеральным законом (здесь и далее нормы Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ приводятся в редакции, действовавшей на дату обращения Чернышовой С.И. в пенсионный орган с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости - 4 октября 2017 г.).

По общему правилу право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет (часть 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Порядок и условия сохранения права на досрочное назначение страховой пенсии определены статьёй 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ.

В соответствии со статьёй 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ основанием для досрочного назначения страховой пенсии по старости лицам, имеющим право на такую пенсию, является работа определённой продолжительности в опасных, вредных, тяжёлых и иных неблагоприятных условиях труда.

Одним из условий установления страховой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста является наличие стажа, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, установленной законом продолжительности.

Пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ определено, что страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьёй 8 названного закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали на работах с тяжёлыми условиями труда соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 лет и 20 лет.

Страховой стаж - это учитываемая при определении права на страховую пенсию и её размера суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, за которые начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж (пункт 2 статьи 3 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 11 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, указанными в части 1 статьи 4 названного закона, при условии, что за эти периоды начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Частью 2 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ установлено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости в соответствии с частью 1 данной статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу настоящего федерального закона, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, при условии признания указанных периодов в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения данной работы (деятельности), дающий право на досрочное назначение пенсии (часть 3 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу настоящего федерального закона, могут исчисляться с применением правил, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности) (часть 4 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

В целях реализации положений статей 30 и 31 Федерального закона «О страховых пенсиях» Правительством Российской Федерации принято постановление от 16 июля 2014 г. №665 «О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учётом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение» (далее также - постановление Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 г. № 665).

Согласно подпункту «б» пункта 1 данного постановления при определении стажа на соответствующих видах работ в целях досрочного назначения страховой пенсии по старости лицам, работавшим на работах с тяжёлыми условиями труда применяются:

- Список № 2 производств, работ, профессий и показателей с вредными и тяжёлыми условиями труда, занятость в которых даёт право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утверждённый постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10 «Об утверждении списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение»;

- Список № 2 производств, цехов, профессий и должностей с тяжёлыми условиями труда, работа в которых даёт право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утверждённый постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. № 1173 «Об утверждении списков производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых даёт право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах», - для учёта периодов выполнения соответствующих работ, имевших место до 1 января 1992 г.

В разделе XXIV «Учреждения здравоохранения и социального обеспечения» Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжёлыми условиями труда, занятость в которых даёт право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утверждённого постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10 и подлежащего применению к спорному периоду работы Чернышовой С.И. (с 1 августа 2007 г. по 31 октября 2016 г.), поименованы работники, непосредственно обслуживающие больных в туберкулёзных и инфекционных учреждениях, отделениях, кабинетах, в том числе младший медицинский персонал (позиция 2260000а).

Пунктом 3 постановления Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 г. № 665 определено, что исчисление периодов работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в соответствии со статьями 30 и 31 Федерального закона «О страховых пенсиях», осуществляется в том числе с применением Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516 «Об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Согласно абзацу первому пункта 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516, в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено этими правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Как следует из содержания пункта 5 Разъяснений Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 г. № 5 «О порядке применения Списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих в соответствии со статьями 12, 78 и 78.1 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» право на пенсию по старости в связи особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет», под полным рабочим днём понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных списками, не менее 80 процентов рабочего времени. При этом в указанное время включается время выполнения подготовительных и вспомогательных работ, а у работников, выполняющих работу при помощи машин и механизмов, также время выполнения ремонтных работ текущего характера и работ по технической эксплуатации оборудования. В указанное время может включаться время выполнения работ, производимых вне рабочего места с целью обеспечения основных трудовых функций.

Исходя из приведённых нормативных положений, устанавливая правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определённой профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определённой сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда (в данном случае речь идет о работе с тяжёлыми условиями труда). При этом также учитываются различия в характере работы и функциональных обязанностях работающих лиц.

Так, право на досрочное назначение страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ имеют в том числе женщины по достижении ими возраста 50 лет, проработавшие не менее 10 лет в условиях полного рабочего дня, то есть не менее 80% рабочего времени, на работах с тяжёлыми условиями труда, предусмотренных соответствующими списками работ, профессий и показателей с вредными и тяжёлыми условиями труда, и имеющие страховой стаж не менее 20 лет. К числу таких работников относится и младший медицинский персонал, непосредственно обслуживающий больных в туберкулезных учреждениях, отделениях, кабинетах.

В пункте 1 письма Министерства здравоохранения Российской Федерации от 23 августа 1993 г. № 05-16/30-16 «О порядке применения раздела XXIV Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение» и пункте 1 Указания Министерства социальной защиты Российской Федерации от 26 апреля 1993 г. № 1-31-У «О порядке применения раздела XXIV Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение. О льготном пенсионном обеспечении работников, занятых в производстве синтетических моющих средств» разъяснено, что под непосредственным обслуживанием больных понимается работа, выполнение которой осуществляется в условиях контакта медицинского работника и пациента. Выполнение ряда диагностических и лечебных процедур, мероприятий по уходу за больными, создание соответствующего лечебно-оздоровительного режима требуют непосредственного контакта персонала и пациентов. Например, проведение массажа, инъекций, процедур, манипуляций, раздача пищи и кормление больных, их переноска, санитарная обработка, мытье и т.д. В соответствии с действующим пенсионным законодательством право на пенсию на льготных условиях имеют работники, занятые выполнением работ по «непосредственному обслуживанию больных» в течение полного рабочего дня (не менее 80 процентов рабочего времени).

В названном письме Министерства здравоохранения Российской Федерации от 23 августа 1993 г. №05-16/30-16 приведён примерный перечень должностей младших медицинских работников, осуществляющих непосредственное обслуживание больных в лечебно-профилактических учреждениях, отделениях, кабинетах, вошедших в раздел XXIV Списка № 2, среди которых указана должность «сестра-хозяйка».

В приложении № 2 к Указанию Министерства социальной защиты Российской Федерации от 26 апреля 1993 г. № 1-31-У «О порядке применения раздела XXIV Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение. О льготном пенсионном обеспечении работников, занятых в производстве синтетических моющих средств» также приведён примерный перечень должностей младших медицинских работников, осуществляющих непосредственное обслуживание больных в лечебно-профилактических учреждениях, отделениях, кабинетах, вошедших в раздел XXIV Списка № 2, среди которых поименована должность «сестра-хозяйка».

Из изложенного следует, что к должностям младшего медицинского персонала, работа в которых даёт право на досрочное назначение страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ (в связи с работой с тяжёлыми условиями труда), относится в том числе должность сестры-хозяйки, непосредственно обслуживающей больных в течение полного рабочего дня (не менее 80% рабочего времени) в туберкулёзных учреждениях.

Однако суд апелляционной инстанции вследствие ошибочного толкования норм материального права, устанавливающих порядок и условия назначения досрочной страховой пенсии по старости лицам, которые проработали на работах с тяжёлыми условиями труда, в данном случае связанных с непосредственным обслуживанием больных в туберкулёзных и инфекционных учреждениях, отделениях, кабинетах, пришёл к неправомерному выводу об отсутствии у Чернышовой С.И. необходимого стажа работы в таких условиях труда.

Ссылаясь на то, что выполнение Чернышовой С.И. в период с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. работы, связанной с непосредственным обслуживанием больных в течение 80% рабочего времени не подтверждено какими-либо допустимыми и достоверными доказательствами, суд апелляционной инстанции не применил к спорным отношениям нормы материального права, регулирующие условия и порядок подтверждения страхового стажа, в том числе стажа для назначения досрочной страховой пенсии по старости.

Условия и порядок подтверждения страхового стажа, в том числе для назначения досрочной страховой пенсии по старости, определены статьёй 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ.

При подсчёте страхового стажа периоды, которые предусмотрены статьями 11 и 12 этого закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования», подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учёта за указанный период и (или) документов, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (часть 1 статьи 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

При подсчёте страхового стажа периоды работы, которые предусмотрены статьями И и 12 настоящего федерального закона, после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования», подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учёта (часть 2 статьи 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

При подсчёте страхового стажа периоды работы на территории Российской Федерации, предусмотренные статьёй 11 настоящего федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования», могут устанавливаться на основании показаний двух и более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух и более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается (часть 3 статьи 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Согласно части 4 статьи 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ правила подсчёта и подтверждения страхового стажа, в том числе с использованием электронных документов или на основании свидетельских показаний, устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 октября 2014 г. № 1015 утверждены Правила подсчёта и подтверждения страхового стажа для установления страховых пенсий.

Пунктом 43 названных правил определено, что периоды работы и (или) иной деятельности после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются документами об уплате соответствующих обязательных платежей, выдаваемыми в установленном порядке территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учёта.

Аналогичные положения содержатся и в пункте 3 Порядка подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, утверждённого приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 31 марта 2011 г. № 258н.

Из статьи 3 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» следует, что целями индивидуального (персонифицированного) учёта являются в том числе создание условий для назначения страховых и накопительных пенсий в соответствии с результатами труда каждого застрахованного лица; обеспечение достоверности сведений о стаже и заработке (доходе), определяющих размер страховой и накопительной пенсий при их назначении (абзацы первый - третий статьи 3 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования»).

Органом, осуществляющим индивидуальный (персонифицированный) учёт в системе обязательного пенсионного страхования, является Пенсионный фонд Российской Федерации (статья 5 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования»).

На территории Российской Федерации на каждое застрахованное лицо Пенсионный фонд Российской Федерации открывает индивидуальный лицевой счёт с постоянным страховым номером, содержащим контрольные разряды, которые позволяют выявлять ошибки, допущенные при использовании этого страхового номера в процессе учёта (пункт 1 статьи 6 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» в редакции, действовавшей на дату обращения Чернышовой С.И. в пенсионный орган).

Исходя из положений подпункта 10.1 пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» в общей части индивидуального лицевого счета застрахованного лица указываются в том числе периоды работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в соответствии с пунктами 1-18 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, за которые уплачены страховые взносы в соответствии с дополнительными тарифами, предусмотренными статьёй 33.2 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

В силу пунктов 1, 2 статьи 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учёта, а сведения о страховом стаже - на основании приказов и других документов по учёту кадров. Страхователь представляет о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в том числе о периодах деятельности, включаемых в стаж на соответствующих видах работ.

Пенсионный фонд Российской Федерации осуществляет приём и учёт сведений о застрахованных лицах в системе индивидуального (персонифицированного) учёта, а также внесение указанных сведений в индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц в порядке и сроки, которые определяются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (статья 81 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования»).

В соответствии со статьёй 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» работодатели несут ответственность за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учёта в системе обязательного пенсионного страхования. Перед сдачей отчётности предприятия, имеющие льготные профессии, представляют в орган Пенсионного фонда Российской Федерации документы, подтверждающие льготу, персонально по каждому работающему у него по льготной профессии человеку.

По смыслу приведённых нормативных положений, индивидуальный (персонифицированный) учёт используется в целях назначения страховой и накопительной пенсий в соответствии с результатами труда каждого застрахованного лица на основе страхового стажа конкретного застрахованного лица и его страховых взносов, обязанность по уплате которых законом возложена на страхователей (работодателей). Страхователь (работодатель) представляет в Пенсионный фонд Российской Федерации о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в том числе о периодах деятельности, включаемых в стаж на соответствующих видах работ, после получения которых Пенсионный фонд Российской Федерации вносит эти сведения в индивидуальный лицевой счёт застрахованного лица. При этом страхователи (работодатели) несут ответственность за достоверность сведений, представляемых ими для ведения индивидуального (персонифицированного) учёта в системе обязательного пенсионного страхования.

По общему правилу периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счёта застрахованного лица, сформированной на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учёта. В случае отсутствия в сведениях индивидуального (персонифицированного) учёта данных о периодах работы и (или) иной деятельности, с учётом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, либо оспаривания достоверности таких сведений факт выполнения гражданином работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, может быть подтверждён путём представления письменных доказательств, отвечающих требованиям статей 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Именно из такой правовой позиции исходил суд первой инстанции, разрешая спор по требованиям Чернышовой С.И. о включении периодов её работы с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. в должности сестры-хозяйки первого отделения ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» в специальный стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (в связи с работой с тяжёлыми условиями труда) и о признании за ней права на досрочную страховую пенсию по старости по указанному основанию.

Установив, что Чернышова С.И. зарегистрирована в системе государственного пенсионного страхования с 1 декабря 1997 г., а спорные периоды её трудовой деятельности имели место после её регистрации в системе государственного пенсионного страхования, индивидуальные сведения в отношении специального стажа Чернышовой С.И. за спорный период, а именно с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г., представлены работодателем в соответствующий орган Пенсионного фонда Российской Федерации с указанием кода льготных условий и уплатой работодателем дополнительного тарифа страхового взноса, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что спорный период работы Чернышовой С.И. с 1 августа 2007 г. по 31 декабря 2016 г. (9 лет 05 месяцев 01 день) в должности сестры-хозяйки первого отделения ГБУЗ «Волгоградский областной клинический противотуберкулёзный диспансер» подлежит включению в специальный стаж для досрочного назначения Чернышовой С.И. страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ в связи с работой с тяжёлыми условиями труда.

Однако суд апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела по требованию Чернышовой С.И. о признании незаконным решения пенсионного органа об отказе в назначении ей досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, не применив к спорным отношениям нормативные акты, устанавливающие порядок и условия подтверждения стажа, наличие которого даёт право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, пришёл к ошибочному выводу о том, что факты указания работодателем в сведениях индивидуального (персонифицированного) учёта в отношении работника, в данном случае Чернышовой С.И., кода льготной работы и уплаты за неё дополнительного тарифа страховых взносов не имеют правового значения при установлении права гражданина на досрочную страховую пенсию по старости.

Указывая на то, что представленные Чернышовой С.И. доказательства в обоснование заявленных ею требований и в подтверждение наличия у неё специального стажа работы с тяжёлыми условиями труда: локальные нормативные акты работодателя, приказы работодателя об установлении Чернышовой С.И. надбавок к заработной плате за работу с опасными для здоровья условиями труда, доплат за работу в условиях, связанных с опасностью инфицирования микобактериями туберкулёза, карты аттестации по условиям труда рабочего места сестры-хозяйки, в которых по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса класс условий труда по должности «сестра-хозяйка» определён как 3.3 и предусмотрено льготное пенсионное обеспечение в соответствии со Списком № 2, утверждённым постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10, не подтверждают осуществление трудовой деятельности Чернышовой С.И. в непосредственном контакте с пациентами и выполнение такой работы с полной занятостью в течение полного рабочего дня, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что абзацем десятым части 2 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент проведения работодателем аттестации рабочего места Чернышовой С.И. 19 июля 2006 г. и 28 ноября 2011г.) предусматривалась обязанность работодателя обеспечивать проведение аттестации рабочих мест по условиям труда с последующей сертификацией организации работ по охране труда.

Согласно части 12 статьи 209 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент проведения работодателем аттестации рабочего места Чернышовой С.И. 28 ноября 2011 г.) аттестация рабочих мест по условиям труда - это оценка условий труда на рабочих местах в целях выявления вредных и (или) опасных производственных факторов и осуществления мероприятий по приведению условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями охраны труда.

Суд апелляционной инстанции по существу переоценил результаты проведённых 19 июля 2006 г. и 28 ноября 2011 г. работодателем Чернышовой С.И. - ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» в установленном законом порядке аттестаций рабочего места по условиям труда по должности «сестра-хозяйка», посчитав возможным самостоятельно, без привлечения специалистов и назначения соответствующей судебной экспертизы, установить отсутствие вредных факторов производственной среды и трудового процесса по данной должности в этом медицинском учреждении. При этом суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что пенсионный орган результаты аттестации рабочего места по условиям труда не оспаривал, а работодателем с учётом проведённой аттестации рабочего места по условиям труда по должности «сестра-хозяйка» ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер» вносилась оплата дополнительного тарифа страхового взноса.

Сославшись на должностные инструкции Чернышовой С.И. по должности «сестра-хозяйка» ГБУЗ «Волгоградский клинический противотуберкулёзный диспансер», суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что основное рабочее время работы Чернышовой С.И. в указанной должности связано с осуществлением организационно-хозяйственной деятельности, не относящейся к непосредственному обслуживанию больных, то есть в условиях отсутствия контакта работника и пациента.

При этом суд апелляционной инстанции в нарушение части 4 статьи 198, пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не привёл мотивов, по которым он отдал предпочтение именно должностным инструкциям Чернышовой С.И. по должности «сестра-хозяйка», а также не привёл доводов о том, какими критериями он руководствовался при подсчёте конкретных периодов рабочего времени Чернышовой С.И. при выполнении ею должностных обязанностей по должности «сестры-хозяйки», в частности при осуществлении ею организационно-хозяйственной деятельности.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии документального подтверждения специального стажа работы Чернышовой С.И., необходимого для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признаёт неправомерным. У суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных статьёй 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований Чернышовой С.И. о признании незаконным отказа пенсионного органа в досрочном назначении страховой пенсии по старости, включении периода работы в специальный стаж, досрочном назначении страховой пенсии по старости, а также для принятия нового решения об отказе в удовлетворении этих исковых требований.

С учётом изложенного обжалуемое апелляционное определение нельзя признать законным, оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены указанного судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с установленными обстоятельствами и подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 августа 2018 г. отменить.

Оставить в силе решение Камышинского городского суда Волгоградской области от 2 апреля 2018 г.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу