Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Верховного Суда РФ № 117-КГ19-20 от 2 июля 2019 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

Дело № 117-КГ19-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

2 июля 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Боевой Маргариты Римовны к Исламовой Ренате Римовне, обществу с ограниченной ответственностью «Риль», обществу с ограниченной ответственностью «Тамам» о выделе доли в общем имуществе супругов, включении её в наследственную массу, признании участником юридических лиц по кассационной жалобе Исламовой Ренаты Римовны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 17 сентября 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Исламовой Р.Р. - Реуцкого А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Боева М.Р. обратилась в суд с иском к Исламовой Р.Р., ООО «Риль», ООО «Тамам» о выделе доли в общем имуществе супругов Исламовой В.В. и Исламова Р.М., включении её в состав наследственного имущества, признании себя участником юридических лиц ООО «Риль» и ООО «Тамам».

В обоснование иска Боева М.Р. указала, что её отцом Исламовым Р.М. в период брака с Исламовой В.В. были зарегистрированы ЧП «Риль» и ООО «Тамам», единственным учредителем которых являлся Исламов Р.М. После смерти Исламовой В.В., наступившей 8 июня 2012 г., наследство по закону приняли её супруг Исламов Р.М, дочери Исламова Р.Р. и Боева М.Р. 23 июня 2014 г. умер Исламов Р.М., после смерти которого наследство по завещанию приняла Исламова Р.Р., в том числе 100% доли в уставном капитале ООО «Риль» и ООО «Тамам». Полагая, что поскольку ООО «Риль» и ООО «Тамам» были учреждены в период брака её родителей, то её матери Исламовой В.В. принадлежала 1/2 доли в уставном капитале этих обществ, которая должна быть включена в состав наследственной массы после её смерти.

Решением Ленинского районного суда г. Севастополя от 14 мая 2018 г. в удовлетворении исковых требований Боевой М.Р. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 17 сентября 2018 г. решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение, которым исковые требования Боевой М.Р. удовлетворены частично.

Выделена супружеская доля Исламовой В.В. в ООО «Риль» и в ООО «Тамам» в виде 50% уставного капитала. Включены 50% уставного капитала ООО «Риль» и ООО «Тамам» в состав наследства, открывшегося после смерти Исламовой В.В., умершей 8 июня 2012 г. В остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе Исламова Р.Р. ставит вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены обжалуемого апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 4 июня 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Исламова В.В. и Исламов Р.М. состояли в браке с 11 января 1969 г. (т.1, л.д. 10)

23 августа 1995 г. произведена государственная регистрация ЧП «Риль», 25 ноября 1996 г. - регистрация ООО «Тамам», участником которых являлся Исламов Р.М. (т. 1, л.д. 17-25).

8 июня 2012 г. умерла Исламова В.В., после смерти которой наследство приняли наследники по закону первой очереди: супруг Исламов Р.М., дочери Исламова Р.Р. и Боева М.Р.

23 июня 2014 г. умер Исламов Р.М., после смерти которого наследство по завещанию приняла дочь Исламова Р.Р., в том числе 100% доли уставного капитала в ООО «Риль» и ООО «Тамам», и 15 июня 2016 г. получила свидетельства о праве на наследство по завещанию (т.1, л.д. 160-162, 164, т. 2, л.д. 130-136).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Боевой М.Р., суд первой инстанции исходил из пропуска истцом срока исковой давности к заявленным требованиям о выделе доли в совместно нажитом имуществе супругов - её родителей, что явилось основанием для отказа в удовлетворении требований. Суд пришёл к выводу о том, что трёхлетний срок исковой давности для предъявления иска исчисляется со дня смерти её матери Исламовой В.В. - 8 июня 2012 г., поскольку истец считала, что Исламова В.В. является собственницей 1/2 доли уставного капитала названных обществ. Кроме того, суд указал, что при жизни Исламовой В.В. её доля в ООО «Риль» и ООО «Тамам» не была определена и, соответственно, не могла быть включена в состав наследства после её смерти.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал, что Исламова В.В. на момент смерти являлась собственником доли в праве общей собственности на спорное имущество в силу закона, Боева М.Р. своевременно обратилась с заявлением о принятии наследства после смерти Исламовой В.В., приняла его, соответственно, вправе претендовать на любое имущество, где бы оно ни находилось и в чём бы ни заключалось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьёй 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Исходя из разъяснений, данных в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное.

Для приобретения наследства наследник должен его принять (пункт 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статьёй 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Как усматривается из материалов дела, после смерти Исламовой В.В. Боева М.Р. приняла наследство путём обращения к нотариусу с заявлением о принятии наследства, в суд с требованиями в отношении долей ООО «Риль» и ООО «Тамам» Боева М.Р. обратилась в феврале 2018 г.

Согласно статье 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признаётся срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В силу статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьёй 200 указанного кодекса, предусматривающей, что срок исковой давности начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Таким образом, действующее законодательство связывает начало течения срока исковой давности с тем моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, и с тем, когда лицо узнало или должно было узнать о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Суд первой инстанции, отказывая Боевой М.Р. в иске о выделе супружеской доли матери и включении её в наследственную массу, исходил из пропуска срока исковой давности, о применении которого заявили ответчики.

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 названного кодекса.

Апелляционное определение должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьёй 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Однако при принятии судом апелляционной инстанции обжалуемого судебного постановления указанные выше требования закона соблюдены не были.

В силу пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришёл к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

Между тем, отменяя решение суда первой инстанции об отказе в иске в связи с пропуском срока исковой давности, суд апелляционной инстанции не привёл мотивы, по которым он считает вывод суда о применении срока исковой давности неправильным.

Поскольку истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, то суд апелляционной инстанции, отменяя такое решение, должен был сделать своё суждение относительно срока исковой давности.

Однако суд апелляционной инстанции не привёл ни одного довода об отклонении установленных судом первой инстанции обстоятельств относительно срока исковой давности, имеющих существенное значение для рассмотрения дела. Более того, суд апелляционной инстанции не определил указанное обстоятельство в качестве юридического значимого и не дал ему правой оценки.

Кроме того, суд апелляционной жалобы не учёл, что в настоящее время собственником 100% доли в уставном капитале ООО «Риль» и ООО «Тамам» на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию является Исламова Р.Р. Свидетельство о праве на наследство по завещанию не оспорено и недействительным не признано.

Таким образом, обжалуемое судебное постановление нельзя признать отвечающими требованиям статей 195 и 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 17 сентября 2018 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 17 сентября 2018 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Севастопольского городского суда.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу