Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Определение Конституционного Суда РФ № 655-О/2019 от 25 апреля 2019 года

Определение Конституционного Суда РФ № 655-О/2019 от 25 апреля 2019 года

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Василия Владимировича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 20, пунктом 5 части первой статьи 24, частями первой и третьей статьи 147, частью первой статьи 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

город Санкт-Петербург

25 апреля 2019 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.В.Кузнецова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин В.В.Кузнецов оспаривает конституционность части третьей статьи 20, пункта 5 части первой статьи 24, частей первой и третьей статьи 147, части первой статьи 318 УПК Российской Федерации. По его мнению, они не соответствуют статьям 46, 49, 71 и 119 Конституции Российской Федерации, поскольку не конкретизируют, в каких случаях у судов возникает обязанность прекращать уголовные дела частно-публичного обвинения, по которым следственными органами не установлены потерпевшие. Кроме того, В.В.Кузнецов просит признать неконституционным вынесенное по его делу постановление Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2018 года в том, что касается квалификации действий директора судебно-экспертной организации по части пятой статьи 204 УК Российской Федерации (ошибочно именуемой им частью четвертой), применение которой, как он утверждает, основано на аналогии закона, запрещенной частью второй статьи 3 данного Кодекса.

Согласно представленным материалам, В.В.Кузнецов осужден приговором суда за преступления, предусмотренные частью третьей статьи 30 и пунктом «в» части седьмой статьи 204, частью третьей статьи 30 и частью третьей статьи 159 УК Российской Федерации. Как установил суд, виновный являлся директором общества с ограниченной ответственностью, которому было поручено производство комплексной строительно­технической экспертизы по гражданскому делу. При встрече с представителем одной из сторон В.В.Кузнецов сообщил о возможности за денежное вознаграждение включить необходимые выводы в экспертное заключение и повлиять на принятие нужного решения судом, однако был задержан в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Суд оценил совершенные при указанных обстоятельствах действия В.В.Кузнецова как покушение на коммерческий подкуп (на незаконное получение двух миллионов рублей лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, за незаконные действия в интересах дающего) и как покушение на мошенничество (на хищение пятисот тысяч рублей путем обмана) с использованием своего служебного положения. Апелляционным определением приговор в части квалификации содеянного оставлен без изменения.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии со статьей 20 УПК Российской Федерации в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (часть первая); уголовные дела частно­публичного обвинения, в том числе о преступлениях, предусмотренных частями первой - четвертой статьи 159 УК Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат (часть третья).

Согласно пункту 5 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению ввиду отсутствия заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 данного Кодекса. В силу части третьей статьи 147 УПК Российской Федерации уголовные дела о преступлениях, указанных в части третьей статьи 20 данного Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя; производство по таким уголовным делам ведется в общем порядке.

Приведенные нормы действуют во взаимосвязи с частью первой статьи 42 УПК Российской Федерации, предусматривающей, что потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации; решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда.

Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку вредные последствия в виде физического, имущественного, морального вреда возникают с момента их причинения конкретному лицу, это лицо, по существу, является потерпевшим в силу самого факта причинения ему преступлением такого вреда, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим. Соответственно, правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется решением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им (Постановление от 11 ноября 2014 года № 28-П; определения от 18 января 2005 года № 131-О, от 17 ноября 2011 года № 1555-О-О и др.).

Согласно представленным материалам, суд первой инстанции, разрешая уголовное дело, исследовал в качестве доказательства заявление гражданина К. о требовании В.В.Кузнецовым передачи ему денег за изготовление заключения судебно-строительной экспертизы и лояльное отношение со стороны представителей строительного надзора при рассмотрении гражданского иска.

Соответственно, часть третья статьи 20, пункт 5 части первой статьи 24 и часть третья статьи 147 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в его конкретном деле и указанном им аспекте. Вместе с тем, вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», заявитель не представил документы, подтверждающие применение в его деле положений оспариваемых им части первой статьи 147 и части первой статьи 318 УПК Российской Федерации, регламентирующих вопросы судопроизводства по делам частного обвинения.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Василия Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин

№ 655-О

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу