Меню
8 (8182) 49-00-00
Заказать звонок

Апелляционное определение Верховного Суда РФ № АПЛ19-330 от 19 сентября 2019 года

Дело № АПЛ19-330

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В., членов коллегии Горчаковой Е.В., Шамова А.В.

при секретаре Горбачевой Е.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Бондаря Дмитрия Сергеевича о признании недействующими пунктов 31, 37 приложения № 2 к Правилам предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. № 354,

по апелляционной жалобе Бондаря Д.С. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2019 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Бондаря Д.С., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения относительно доводов апелляционной жалобы Правительства Российской Федерации Поповой О.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в соответствии со статьёй 157 Жилищного кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации постановлением от 6 мая 2011 г. № 354 утвердило Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (далее также - Правила).

В настоящее время Правила действуют в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 13 июля 2019 г. № 897.

Первоначально текст нормативного правового акта официально опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 30 мая 2011 г., № 22, «Российской газете» 1 июня 2011 г., № 116.

Приложение № 2 к Правилам регламентирует порядок расчёта размера платы за коммунальные услуги.

Во исполнение постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2018 г. № 30-П по делу о проверке конституционности части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, абзацев третьего и четвёртого пункта 421 Правил в связи с жалобой гражданина Деминца С.Н. и от 20 декабря 2018 г. № 46-П по делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 40 Правил в связи с жалобами граждан Леоновой В.И. и Тимофеева Н.Я. постановлением Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2018 г. № 1708 внесены изменения в приложение № 2 к Правилам, пункт 31 которого изложен в новой редакции, и оно дополнено пунктом 37.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 февраля 2019 г. № 184 в Правила внесены изменения, в частности абзац восьмой пункта 37 приложения № 2 к Правилам изложен в новой редакции.

Оспариваемые положения нормативного правового акта устанавливают порядок определения размера платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирных домах, которые оснащены коллективным (общедомовым) прибором учёта тепловой энергии и в которых не все помещения оборудованы индивидуальными приборами учёта тепловой энергии, с учётом показаний последних.

Пункт 31 приложения № 2 содержит формулу 31, на основании которой определяется размер платы за коммунальную услугу по отоплению в i-м жилом или нежилом помещении в многоквартирном доме, который оборудован коллективным (общедомовым) прибором учёта тепловой энергии и в котором хотя бы одно, но не все жилые и нежилые помещения оборудованы индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учёта тепловой энергии. Эта формула учитывает такие показатели, как объём (количество) потреблённой за расчётный период тепловой энергии, приходящийся на i-e помещение (жилое или нежилое) в многоквартирном доме и определённый в i-м помещении (жилом или нежилом), оборудованном индивидуальным и (или) общим (квартирным) прибором учёта, при осуществлении оплаты коммунальной услуги по отоплению в течение отопительного периода на основании показаний индивидуального и (или) общего (квартирного) прибора учёта, при оплате равномерно в течение календарного года - исходя из среднемесячного объёма потребления тепловой энергии на отопление, полученного на основании показаний индивидуального и (или) общего (квартирного) прибора учёта за предыдущий год, а в i-м помещении (жилом или нежилом) в многоквартирном доме, не оборудованном индивидуальным и (или) общим (квартирными) приборами учёта, - исходя из площади такого помещения по формуле З7; площадь i-гo помещения (жилого или нежилого) в многоквартирном доме; объём (количество) потреблённой тепловой энергии, определённый на основании показаний коллективного (общедомового) прибора учёта тепловой энергии; общая площадь всех жилых и нежилых помещений в многоквартирном доме; тариф (цена) на тепловую энергию, установленный (определённый) в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Формула 37 в пункте 37 приложения № 2 к Правилам определяет объём (количество) потреблённой тепловой энергии, приходящийся на не оборудованное индивидуальным и (или) общим (квартирным) прибором учёта i-e помещение (жилое или нежилое) в многоквартирном доме, который оборудован коллективным (общедомовым) прибором учёта тепловой энергии и в котором хотя бы одно, но не все жилые и нежилые помещения оборудованы индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учёта тепловой энергии. Названная формула учитывает такие показатели, как общая площадь i-ro помещения (жилого или нежилого) в многоквартирном доме; сумму объёмов (количества) тепловой энергии, определённых по показаниям индивидуальных и (или) общих (квартирных) приборов учёта за расчётный период при осуществлении оплаты коммунальной услуги по отоплению по показаниям индивидуальных и (или) общих (квартирных) приборов учёта за предыдущий год; сумму площадей i-x помещений (жилых или нежилых) в многоквартирном доме, оборудованных индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учёта, с применением показаний которых осуществляется расчёт платы.

Гражданин Бондарь Д.С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими пунктов 31, 37 приложения № 2 к Правилам (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 23 февраля 2019 г. № 184), ссылаясь на их противоречие части 1 статьи 37, части 2 статьи 39, части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, пункту 1 статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации, частям 4, 5 статьи 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», части 2 статьи 13 Федерального закона от 23 ноября 2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пунктам 2, 5, 7 части 1 статьи 3, пунктам 2, 3 части 2, части 4 статьи 42, пунктам 4, 10 части 1 статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ «О теплоснабжении», положениям постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2018 г. № 30-П и 20 декабря 2018 г. № 46-П. В обоснование заявленного требования указал, что оспоренные положения нуждаются в доработке, поскольку нарушают принципы определённости и соразмерности (пропорциональности) вводимых ограничений конституционно значимым целям, с тем чтобы достигался разумный баланс имущественных интересов участников этих отношений, в том числе применительно к порядку определения объёма потребляемого собственниками и пользователями отдельных помещений в многоквартирном доме коммунального ресурса (коммунальной услуги) и взимаемой за него платы. Бондарь Д.С., единственный из жильцов многоквартирного дома, в котором он проживает, оборудовал квартиру соответствующими индивидуальными приборами учёта тепловой энергии; применив показания этих приборов и изучив данные, имеющиеся в квитанции, установил на основании формул, содержащихся в оспариваемых пунктах, что размер начисленного ему платежа больше, чем он платил бы без применения показаний индивидуальных приборов учёта. При расчёте платежа с использованием оспариваемых формул его затраты на индивидуальное потребление составили 27 процентов от общей суммы платежа, а на содержание общего имущества многоквартирного дома - 73 процента. Такое соотношение административный истец считает необъективным и несправедливым, противоречащим размеру его доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления Бондарю Д.С. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит: отменить решение суда, как незаконное и необоснованное, вынесенное при неправильном применении норм материального права; принять по административному делу новое решение, которым удовлетворить заявленное требование; обязать Правительство Российской Федерации утвердить нормативное регулирование для расчёта размера платы за коммунальную услугу по отоплению в i-м помещении (жилом или нежилом) в предлагаемой административным истцом редакции. Как указал Бондарь Д.С., оспоренный им способ расчёта ведёт к справедливому распределению платы за коммунальную услугу по отоплению лишь в том случае, когда все жилые и нежилые помещения оборудованы индивидуальными приборами учёта тепловой энергии, в противном случае - применяемый способ расчёта приводит к тому, что значительная часть общего теплопотребления многоквартирного дома переходит в категорию трат «на содержание общего имущества многоквартирного дома» и распределяется между всеми собственниками, что позволяет собственникам жилых и нежилых помещений, которые не оборудованы индивидуальными приборами учёта тепловой энергии, расходовать тепловую энергию за счёт отнесения части платы за неё на иных потребителей - тех, кто такие приборы установил. Полагает, что Правительство Российской Федерации формально выполнило требование постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2018 г. № 30-П и от 20 декабря 2018 г. № 46-П, создав, по существу, благоприятные условия для деятельности теплоснабжающих организаций, и сделав установку индивидуальных приборов учёта тепловой энергии экономически нецелесообразной для потребителей.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на неё представителя Правительства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для её удовлетворения не находит.

Согласно статье 544 Гражданского кодекса Российской Федерации оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учёта энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (пункт 1). При этом порядок расчётов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (пункт 2).

Статья 157 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливает, что размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объёма потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учёта, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. При расчёте платы за коммунальные услуги для собственников помещений в многоквартирных домах, которые имеют установленную законодательством Российской Федерации обязанность по оснащению принадлежащих им помещений приборами учёта используемых воды, электрической энергии и помещения которых не оснащены такими приборами учёта, применяются повышающие коэффициенты к нормативу потребления соответствующего вида коммунальной услуги в размере и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации. Правила предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах, особенности предоставления отдельных видов коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирном доме и жилых домов, условия и порядок заключения соответствующих договоров устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 1).

Реализуя предоставленные законом полномочия, Правительство Российской Федерации 6 мая 2011 г. издало постановление № 354, которым утверждены оспоренные в части Правила.

С учётом изложенного выше суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что Правила утверждены Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных полномочий с соблюдением формы и порядка введения в действие.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признаётся соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Рассматривая и разрешая данное административное дело, суд первой инстанции выполнил приведённые требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

В силу части 4 статьи 154 Жилищного кодекса Российской Федерации плата за коммунальные услуги включает в себя плату за холодную воду, горячую воду, электрическую энергию, тепловую энергию, газ, бытовой газ в баллонах, твёрдое топливо при наличии печного отопления, плату за отведение сточных вод, обращение с твёрдыми коммунальными отходами.

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд правильно исходил из того, что показатели, содержащиеся в оспоренных административным истцом формулах, соответствуют жилищному, гражданскому законодательству, а также законодательству в сфере теплоснабжения, об энергосбережении. Какого-либо нормативного правового акта большей юридической силы, который бы устанавливал иные правила определения количества полученной энергии, порядок расчётов за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирных домах и которому бы не соответствовали оспоренные в части Правила, не имеется.

Установленный оспоренными (в части) формулами порядок расчёта размера платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирных домах, которые оснащены коллективным (общедомовым) прибором учёта тепловой энергии и в которых не все помещения оборудованы индивидуальными приборами учёта тепловой энергии, с учётом показаний последних соответствует части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей определение объёма потребляемых коммунальных услуг по показаниям приборов учёта и лишь при их отсутствии допускающей применение нормативов потребления коммунальных услуг. Это также согласуется с положениями постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2018 г. № 30-П о приоритетном значении данных приборов учёта энергетических ресурсов по сравнению с расчётными способами исчисления их количества при определении размера платы за поставленные энергетические ресурсы и необходимости установления такого правового регулирования, которое бы предусматривало порядок определения платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирных домах, которые оснащены коллективным (общедомовым) прибором учёта тепловой энергии и в которых не все помещения оборудованы индивидуальными приборами учёта тепловой энергии, с учётом показаний последних.

Правительство Российской Федерации во исполнение постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2018 г. № 30-П и от 20 декабря 2018 г. № 46-П осуществило дифференцированное правовое регулирование по установлению порядка определения размера платы за коммунальную услугу по отоплению с учётом оборудования многоквартирного дома индивидуальными и общими приборами учёта. Основные составляющие формул 31, 37 в оспоренных правовых положениях основаны на показаниях общедомового и индивидуальных приборов учёта, в связи с чем ссылки в апелляционной жалобе на невыполнение Правительством Российской Федерации положений приведённых выше постановлений Конституционного Суда Российской Федерации несостоятельны. Оспоренный порядок расчёта не противоречит принципам регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, в связи с чем ссылка в апелляционной жалобе на незаконность введённого регулирования необоснованна.

Формула пункта 31 приложения № 2 к Правилам содержит две составляющие, впоследствии умножаемые на тариф, а именно объём тепловой энергии, приходящийся на помещение в многоквартирном доме, а также объём тепловой энергии, потребляемой при содержании общего имущества в многоквартирном доме, поскольку расчёт платы за коммунальную услугу по отоплению включает помимо прочего учёт объёма потреблённой многоквартирным домом тепловой энергии, зафиксированного общедомовым прибором учёта тепловой энергии.

Исходя из формулы тепловая энергия, потреблённая в местах общего пользования, распределяется пропорционально площади помещений в многоквартирных домах, что соответствует части 2 статьи 39 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой доля обязательных расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, бремя которых несёт собственник помещения в таком доме, определяется долей в праве общей собственности на общее имущество в таком доме указанного собственника.

Ссылка административного истца на то, что при начислении платы за отопление не был учтён размер его доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме, не свидетельствует о незаконности обжалованного решения суда, поскольку в случае возникновения спора вопрос о правильности исчисления размера оплаты за коммунальную услугу по отоплению на основании показаний индивидуального и (или) общего (квартирного) и коллективного (общедомового) приборов учёта тепловой энергии может быть разрешён с учётом фактических обстоятельств в рамках конкретного дела в порядке гражданского судопроизводства.

Доводы апелляционной жалобы о том, что порядок расчёта размера платы за отопление необходимо изменить и ввести вместо одной, применяемой в настоящее время, две формулы для расчёта размера индивидуального теплопотребления и расхода тепловой энергии на содержание общего имущества исходя из доли общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме, сводятся к требованию об осуществлении нормативно¬правового регулирования, что не отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации, а также иных судов.

Утверждения апелляционной жалобы о необоснованности обжалованного решения суда ошибочны, так как при рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьёй 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Бондаря Дмитрия Сергеевича - без удовлетворения.

Смотреть все решения »
« Назад
нужна консультация по данному вопросу?
Задайте Ваш вопрос юристу